ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как ты мог, дядя Джордж? — вечером того же дня гневно спросила Лиана, стоя в библиотеке и размахивая газетой.

— Я не говорил им ни слова! — Дядя не смутился ни капли. Он был полностью уверен в своей правоте.

— Наверняка это твоих рук дело И Лаймен Лоусон снова звонил мне сегодня. Что я должна говорить этим мужчинам?

— Что как-нибудь ты с ними с удовольствием пообедаешь.

— Но я не стану с ними обедать!

— Тебе это только пойдет на пользу.

— Я замужем. Замужем! За-му-жем! Ты что, не понимаешь?

— Ты знаешь, как я к этому отношусь. Как, интересно, ты объяснишь девочкам, что я обманываю их отца? Ты что, считаешь, они просто забудут о его существовании? Думаешь, я могу забыть о нем?

— Надеюсь, что со временем забудешь Это была настоящая пытка. Но Лиана абсолютно не понимала, как себя правильно поставить. Дядя продолжал по вечерам приводить гостей, заскакивал с ними и днем, чтобы выпить по стаканчику, забирал ее из Красного Креста на ленч с друзьями. К Рождеству Лиана, по-видимому, перезнакомилась со всеми холостяками города, и ни один из них не отдавал себе отчета, что она всерьез относится к своему браку. Это было бы смешно, если бы не сводило ее с ума Лиана спасалась на работе, общалась с дочерьми, но отклоняла все приглашения подряд.

— Когда ты наконец выйдешь из дома, Лиана? — вскричал дядя Джордж однажды вечером, когда они закончили обычную партию в домино, но Лиана только раздраженно всплеснула руками.

— Завтра, когда пойду на работу.

— Я имею в виду, когда ты начнешь выходить в свет?

— Когда закончится война и вернется мой муж. Тебя это устраивает или ты предпочитаешь, чтобы я уехала? — Лиана говорила на повышенных тонах, а ведь дядя был уже немолод, и ей стало стыдно. — Пожалуйста, дядя Джордж, ради Бога, оставь меня в покое. Сейчас очень тяжелое время для всех нас. Не делай его еще тяжелее для меня. Я знаю, что ты желаешь мне только добра. Но я не хочу встречаться с сыновьями твоих друзей.

— Ты должна быть им благодарна, что они хотят с тобой встречаться.

— Почему? Я для них всего лишь воплощение «Пароходства Крокетта».

— Так вот что тебя тревожит, Лиана? Ты для них значишь гораздо больше. Ты ведь очень красива и чертовски умна.

— Хорошо, хорошо. Дело не в этом. Дело в том, что я замужем.

И в конце концов их услышали девочки.

— Почему дядя Джордж хочет, чтобы ты встречалась с другими мужчинами?

— Потому что он сумасшедший, — выпалила Лиана, собираясь на работу.

— Правда? — с заинтересованным видом осведомилась Мари-Анж. — Ты имеешь в виду старческое слабоумие?

— Нет, я имею в виду… черт возьми, оставьте вы меня в покое. Ради Бога… — Но все дело заключалось в том, что она уже две недели не получала писем от Армана и не находила места от беспокойства. Но свои опасения она не могла разделить с дочерьми. — Понимаешь, дядя Джордж старается сделать как лучше… Но все это очень сложно объяснить. Просто забудь об этом.

— И ты будешь встречаться с другими мужчинами? — с тревогой спросила Мари-Анж.

— Конечно же, нет, глупышка. Я замужем за папой. — Казалось, последние дни она повторяла это миллионы раз.

— А, по-моему, ты очень понравилась мистеру Бернхаму, когда мы были на корабле. Я видела — он иногда смотрел на тебя с таким видом, словно считал тебя ни на кого не похожей.

Устами младенца… Лиана оторвалась от своего занятия и посмотрела на дочь.

— Он очень хороший человек, Мари-Анж И я тоже считаю, что таких, как он, больше нет. Мы с ним очень хорошие друзья, вот и все. Кстати, он женат.

— А вот и нет.

— Конечно, женат. — День еще не начался, а Лиана уже чувствовала себя усталой и еле дождалась того момента, когда чулки были натянуты и она могла выйти из дома — Ты же видела его жену на «Нормандии» в прошлом году и его сына Джона.

— Я знаю. Но во вчерашней газете написано, что он разводится.

— Да? — У Лианы замерло сердце. — Где?

— В Нью-Йорке.

— Я имею в виду, где это опубликовано в газете. — Она просмотрела лишь первые страницы с военными сводками, так как опаздывала на работу.

— Не помню. Только сказано, что у них был страшный скандал и он подал на развод и хочет оставить у себя сына, а она не дает.

Лиана онемела. Горничная помогла ей отыскать газету в кладовке. Мари-Анж не ошиблась. Все так и было. Статья на третьей странице. Николас Бернхам намеревался возбудить судебное дело против своей супруги, которая вместе с Филиппом Маркхамом устроила в Нью-Йорке страшный скандал, а теперь Ник подавал на развод, и Маркхам должен был выступить соответчиком. К тому же Ник требовал оставить сына на его попечении, однако выиграет ли он дело, предугадать невозможно.

Добравшись до Красного Креста, Лиана с трудом преодолела искушение позвонить Нику. Но как и раньше, она повесила трубку, так и не набрав номер. Даже если он разведется, она оставалась замужем. Ничто не изменилось, включая ее чувства к Нику. И к Арману.

Глава двадцать восьмая

За неделю до Рождества Ник Бернхам ворвался в офис своего адвоката.

— У вас назначена встреча с мистером Гриром, сэр? — спросила секретарша.

— Нет.

— Боюсь, у него сейчас клиент, а затем он едет в суд.

— Тогда я подожду.

— Но я не могу… — Она начала было подробно вводить его в курс своих обязанностей, но стоило ей взглянуть ему в глаза, как она осеклась. Вид у посетителя был вполне приличный, но, казалось, стоит его чуть-чуть задеть, и он убьет. Никогда в жизни она не видела такой ярости. — Может, я сообщу ему… ваше имя?

— Николас Бернхам. — Секретарше это имя было знакомо, и она тут же исчезла. Через десять минут клиент вышел из кабинета, и Ника провели к Бену Гриру.

— Привет, Ник. Как дела?

— Прекрасно. Более или менее.

— О Боже. — Бену хватило одного взгляда, чтобы понять, что Ник попал в трудное положение — под глазами черные круги, а зубы сжаты с такой силой, словно он с трудом сдерживался, чтобы не взорваться. Хочешь выпить?

— Что, настолько плохо выгляжу? — Ник постарался взять себя в руки, опустился в кресло и выжал из себя усталую улыбку. — Похоже, дела и на самом деле обстоят не так уж хорошо.

— Думаю, да, иначе тебя бы не было здесь. Чем могу помочь?

— Убей мою жену.

Казалось, Ник шутит, но Бен Грир не был до конца в этом уверен. Он уже встречал это выражение на лицах мужчин, и однажды дело кончилось тем, что вместо бракоразводного процесса ему пришлось защищать человека, совершившего предумышленное убийство. Однако Ник глубоко вздохнул, откинулся на спинку кресла и провел рукой по волосам.

— Я боролся десять лет, чтобы из этого что-нибудь вышло, но ничего не получилось, — промолвил он, грустно глядя на Бена Грира. Ни для кого в Нью-Йорке это давно не было тайной, и для Грира в том числе. — Когда я вернулся из Европы в июле, я еще пытался привести ее в чувство и объяснить, что корабль должен оставаться на плаву. К этому времени наш брак уже превратился… — он помедлил, подбирая слова, — в брак по расчету, но ради ребенка я хотел его сохранить. — Грир кивнул. Он уже тысячу раз слышал эту историю от разных мужчин. — У нее еще во Франции начался роман с Филиппом Маркхамом. И продолжается уже больше года. Я дал ей понять, что она может делать что угодно, но на развод я не соглашусь. И знаешь, что вчера выкинул этот сукин сын?

— Сгораю от любопытства.

Но Ник в ответ даже не улыбнулся.

— Приставил дуло револьвера к голове ребенка. Когда я вернулся домой с работы, я увидел его у нас в гостиной. Он сидел спокойный, как айсберг, приставив револьвер к виску Джона. Он заявил, что, если я не отпущу Хиллари, он убьет моего сына. — Ник побледнел, а адвокат нахмурился. Положение действительно казалось отчаянным.

— Револьвер был заряжен, Ник?

— Нет. Но тогда я этого не знал. Я согласился на развод, и он убрал револьвер. — Картина происшедшего вновь ожила в памяти Ника, и он стиснул зубы и сжал кулаки.

60
{"b":"26002","o":1}