ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, теперь с этим покончено, чего бы это ни стоило. По крайней мере для Джонни все закончилось, так что не могу жаловаться. Мне лишь осталось получить его обратно.

— Ты его получишь. — Ее голос был спокоен и тверд. Она вспомнила его же слова: «Сильные не бывают побежденными».

— Хорошо, если ты права. — Он отпил шампанского и посмотрел на нее. Она была красивее, чем прежде, но стала спокойнее и суровее. Лицо ее было строгим, но, как и раньше, прекрасным. Глаза казались еще более синими, волосы собраны в узел. «Выглядит удивительно», — подумал он и улыбнулся своим мыслям — Где ты здесь живешь?

— У дяди Джорджа.

— А девочки?

— С ними все в порядке. — Опустив глаза, она добавила: — Они еще помнят тебя.

Неожиданно к ним присоединились еще двое мужчин в военной форме и женщина из Красного Креста. Лиана вскоре ушла. Она не попрощалась с Ником — так она решила. Странно было снова видеть его: это открыло раны, которые, как она надеялась, уже зарубцевались. Но она ничего не могла с собой поделать. Она не раз гадала, встретит ли когда-нибудь его снова. И они встретились. С тех пор как они виделись в последний раз, для него все изменилось, но у нее все шло по-старому. Арман сражался во Франции, стараясь выжить, а она ждала его.

— Ты хорошо провела время? — спросил дядя Джордж.

— Очень хорошо, спасибо. — Она сняла пальто. По ней не было заметно, чтобы она хорошо провела время.

— Не похоже. Она улыбнулась.

— Я встретила старого друга. Из Нью-Йорка.

— Правда? Кого?

— Ника Бернхама. — Она не знала, зачем она все это сказала дяде, но надо же было что-то сказать.

— Это родственник «Стали Бернхама»?

— Он и есть «Сталь Бернхама».

— Черт возьми! Около тридцати лет назад я знал его отца. Хороший человек. Временами немного сумасшедший, но тогда мы все были такими. А мальчик какой?

Лиана улыбнулась его словам.

— Хороший. И тоже немного сумасшедший. Его только что зачислили во флот. Он служил там прежде.

— Тебе нужно пригласить его как-нибудь вечером, прежде чем он отплывет. — Внезапно Джорджу пришла в голову мысль. — Как насчет завтрашнего дня?

— Ну, я не знаю, дядя Джордж.

— Рождество, Лиана. А человек один… Ради Бога, соблюдай приличия.

— Я даже не знаю, как его найти. — Она не стала бы искать, даже если бы знала где но этого она не сказала.

— Позвони в Морское управление. Они знают, где он.

— Не думаю.

— Хорошо, хорошо. Не имеет значения. — И пробормотал про себя: — Если у него есть здравый смысл, то он сам позвонит тебе.

Здравый смысл у него оказался. Он вернулся в гостиницу и долго сидел в своей комнате, глядя на Маркет-стрит и думая о Лиане и странном повороте судьбы, которая снова свела их. Если бы в ту ночь к нему в дверь не постучал маленький матрос из Нового Орлеана… Он взял со стола телефонную книгу и стал искать Джорджа Крокетта. Он легко нашел адрес на Бродвее и потом долго и пристально на него смотрел. Она жила там, в этом доме, по этому телефону. Он записал его, а на следующее утро позвонил, но она уже ушла в Красный Крест, служанка дала ему номер телефона. Он набрал номер, она ответила.

— Ты уже на месте так рано, Лиана? Ты слишком много работаешь.

— То же самое говорит дядя. — Руки ее задрожали при звуке его голоса. Она бы хотела, чтобы он не звонил ей, но, возможно, дядя прав. Может быть, вполне прилично пригласить его к обеду. А может быть, если вести себя с ним как с другом, увянет и старая мечта.

— Что ты сегодня делаешь в обед?

— Выполняю поручение дяди Джорджа. — Это была неправда, но ей не хотелось оставаться с ним наедине.

— Это не может подождать?

— Боюсь, что нет.

Он был удивлен ее тоном, но, возможно, около нее были люди. Стена между ними была воздвигнута два года назад, напомнила она себе.

И не было причин сносить ее только из-за того, что появился он, и при этом даже не спросил об Армане. Он знал, что она думала об этом, но он уже раньше принял ее условия. Он просто снова хотел ее видеть.

— Может быть, пообедаем вместе в пятницу? "

— Я действительно не могу, Ник. — Она глубоко вздохнула. — Может быть, завтра у моего дяди? Это Рождество, и мы подумали…

— Очень хорошо. Мне очень хотелось этого. — Он не дал ей возможность передумать. Она продиктовала адрес, и он не признался ей, что уже знает его.

— В котором часу?

— В семь.

— Прекрасно, я приду. — Он повесил трубку и отошел от телефона. Он больше не чувствовал, что ему сорок лет. Ему казалось, что ему лишь пятнадцать. Он чувствовал себя счастливее, чем даже полтора года назад, а может быть, чем когда-либо в жизни.

Глава сорок первая

В семь часов вечера Ник пришел в дом на Бродвее. В форме он выглядел щеголем, нагруженный рождественскими подарками для девочек. Он скоро понял, что за жизнь его ждет в Сан-Франциско. Ему действительно нечего было делать. Его назначили на административную работу и поручили закупать какие-то не очень важные припасы, но в принципе он, как и другие, ожидал, когда они уйдут в море. У него оставалось много времени, чтобы вести праздную жизнь и навещать друзей. Теперь, когда он нашел Лиану и девочек, он обрадовался тому, что сможет проводить у них свободное время.

Дворецкий провел его по длинному коридору в библиотеку, где у елки уже собралась вся семья. Это было их второе Рождество с дядей Джорджем. Над камином висели чулки, в которых, как всем известно, лежат подарки от дяди. Но девочки тут же забыли о чулках, как только открыли — Лиана и Джордж заметили это — подарки Ника. Он купил им прекрасные игрушки. Девочки прямо повисли на нем. Затем Ник протянул пакет Джорджу — старшему в клане. Там оказалась книга. После этого он повернулся к Лиане и протянул ей небольшую коробочку. Он помнил, что это его первый подарок. Когда они тринадцать дней плыли на корабле, у него не было возможности делать ей подарки. А сойдя с корабля, он сразу же проводил ее на поезд. В первое время Ник часто с сожалением думал о том, что ничего, кроме своего сердца, не мог подарить Лиане. Но ему все-таки хотелось подарить ей что-нибудь на память о себе. Он ведь не знал, что воспоминания о нем были для нее уже самым большим подарком. Она по-прежнему носила их в своем сердце.

— Ты не должен был это делать, — сказала она, продолжая держать коробочку в руках.

— Мне очень хотелось. Открой, она не кусается.

Дядя Джордж с интересом наблюдал за ними. У него появилось — подозрение, что они знают друг друга куда лучше, чем он предполагал. А возможно, даже лучше, чем хотят показать. Он, как и Ник, наблюдал за выражением глаз Лианы, когда та открывала коробочку. Там оказался золотой браслет, целый, без застежки — просто широкая золотая полоска. Она надела его на руку, но Ник взял ее за руку и тихонько прошептал так, чтобы никто не слышал:

— Прочти, что там написано.

Она сняла браслет и, увидела лишь одно слово — «Довиль». Надев его снова на руку, она посмотрела на Ника, не зная, может ли принять этот подарок, но ей очень не хотелось отказываться от него.

— Это просто прелесть. Ну зачем ты, Ник…

— Почему нет? — Он старался понять, что она чувствует, и сказал так, чтобы слышала только она: — Я давно хотел это сделать Это мой запоздалый подарок.

Дядя Джордж открыл книгу и вскрикнул от радости. Он давно мечтал о ней. Он пожал Нику руку. Потом Джордж угостил их рассказами об отце Ника, о том, как они встретились, о проделке, которую они однажды устроили. Из-за этого их чуть было не арестовали. Слава Богу, они знали всех полицейских в Нью-Йорке. Они неслись на машине по Парк-авеню и распивали шампанское с двумя не слишком респектабельными девицами. Он смеялся, вспоминая прошлое, и снова почувствовал себя молодым. Лиана налила вина себе и Нику. Она медленно пила вино, ощущая на своей руке браслет. Слово на его внутренней стороне значило для нее не меньше, чем сам подарок. «Довиль»… Ей приходилось бороться с воспоминаниями, с трудом прислушиваясь к тому, о чем говорилось за столом.

74
{"b":"26002","o":1}