ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что с тобой, дорогая? Ты немного побледнела. Неужели от моих спагетти?

– Нет. Я думаю, опять эти чертовы вишни. – Она снова ощутила противное нытье в животе, как перед обедом, только немного сильнее.

– Скажите, пожалуйста, вишни. Ты просто переутомилась. Почему бы тебе не прилечь на кушетку? А может, лучше в постель?

– Я совсем не устала. – Она чувствовала себя выжатой, как всегда после посещений Тома. И все-таки она присела на кушетку и продолжала шутить с Фелицией. – Может, это и в самом деле твои дурацкие спагетти?

– Как вам будет угодно, леди. Лучше меня никто на Западе не готовит спагетти.

– Мама Фелиция.

Фелиция налила себе еще немного мартини, и они стали снова болтать и смеяться. Однако живот разболелся не на шутку.

– Пожалуй, я лягу в постель.

– О'кей. Я к тебе приду. – Фелиция с улыбкой смотрела ей вслед. Она уже помыла посуду. Кейт хотела сказать, что рада ее приезду, но она повторяла это так часто, что сейчас не находила подходящих слов.

Кейт проспала до девяти часов, а Фелиция прилегла на кушетку с книгой, отдыхая от повседневной работы. Ей доставляло удовольствие просто так валяться без дела. Она погрузилась в роман, но около часа услышала, как Кейт возится в своей комнате. С минуту прислушивалась, чтобы убедиться, затем увидела свет под дверью спальни.

– Как ты там?

Фелиция нахмурилась. Немедленно последовал ответ:

– Нормально. – Голос был спокойный.

– Живот все еще болит?

Не прошло и двух минут, как Кейт вышла из своей комнаты и остановилась в дверях в длинной розовой с белым ночной рубашке. Она была похожа на растолстевшую девочку с открытым лучезарным лицом.

– Фелиция... – Она улыбнулась еще шире.

– Ну? Что стряслось? – Фелиция не могла взять в толк, с чего это она так развеселилась. Кейт казалась такой бесконечно счастливой, какой Фелиция никогда ее не видела.

– Я думаю, что это никакое не несварение. Возможно... это схватки. – Кейт готова была прыснуть от хохота. Страха не было. С ума сойти, так неожиданно! Она испытывала странное возбуждение. Ребенок! Наконец-то он родится!

– Ты думаешь? – Фелиция вдруг стала серой. Кейт кивнула:

– Возможно. Но я не уверена.

– А не рано?

Кейт снова кивнула, нисколько не огорчившись:

– Надеюсь, восемь месяцев достаточно. Даже восемь с половиной.

– Ты позвонила врачу?

Кейт с победоносным видом кивнула. Да. Она собирается рожать. Может быть, прямо сегодня. Ждать осталось недолго. Конечно, это начало.

– Он просил перезвонить через час, а если боли усилятся, то немедленно.

– У тебя схватки? – Фелиция вцепилась в книгу и уставилась на подругу.

– Кажется, да. Я думала, это просто от несварения, но они становятся все сильнее и равномернее... – Вдруг, словно устав от разговора, она внезапно села и схватила Фелицию за руку. – Можешь сама убедиться.

Не раздумывая, Фелиция позволила Кейт положить свою руку на огромный живот. Она почувствовала, какой он твердый и напряженный.

– Боже мой. Ужас. Тебе больно?

Кейт покачала головой все с тем же возбужденным блеском в глазах. На лбу выступили капли пота.

– Нет, не больно. Просто очень тянет.

– Я могу тебе чем-нибудь помочь, дорогая? – У Фелиции дрожали руки, а Кейт разбирал смех.

– Нет, но если ты будешь так дрожать, я надаю тебе по заднице. Я рада, что ты рядом.

– Я тоже. – Но по ее виду этого нельзя было сказать, и Кейт снова рассмеялась.

– Расслабься.

– Ага. – Фелиция глубоко вздохнула и уселась на кушетке. – Я могу справиться с чем угодно. Но дети никогда не были моей специальностью. Мне еще не приходилось... Фу ты черт! Надо выпить. – Обычно невозмутимая, Фелиция Норман впала в панику, а Кейт сохраняла необычайное для такого момента спокойствие. Она ждала этого часа почти девять месяцев.

– Не надо сейчас пить, Фелиция. Ты мне нужна. Фелиция посмотрела на нее: не похоже, чтобы Кейт кто-то был нужен.

– Это правда?

– Да. – Ее голос был тверд, и Фелиция, всматриваясь в лицо подруги, поняла, что та имела в виду.

– Очень больно?

Кейт кивнула с отсутствующим видом, как будто думала о чем-то своем. Фелиция молча протянула к ней руку, и Кейт крепко вцепилась в нее. Боль стала нестерпимой.

Глава 4

Схватки становились более сильными и частыми, Фелиция напряженно сидела у постели в унылой больничной палате и держала Кейт за руку. Солнце уже освещало небо над холмами золотом рассвета.

– Еще кусочек льда? – спросила Фелиция хриплым голосом, но Кейт только тряхнула головой. Она не могла говорить. Она просто лежала, стараясь правильно дышать, как ее учили на курсах два месяца назад. – Ты устала? – Кейт снова мотнула головой, закрыла глаза и на десять секунд замолкла.

Боль обрушилась с новой силой. Волосы взмокли. Фелиция уже в сотый раз вытирала с ее лба пот влажной тряпочкой. Приподнятое настроение покинуло Кейт. Теперь на лице было только страдание.

– Держись, милая, осталось недолго.

Кейт не подавала признаков жизни, казалось, даже не слышала подругу. Она снова принялась делать дыхательные упражнения и вдруг внезапно задохнулась, издала легкий стон, а потом коротко вскрикнула. Фелиция подпрыгнула от неожиданности, а Кейт начала неистово метаться по кровати.

– Лиция... не могу... я не могу... больше... – На эту фразу ушло слишком много времени. Боль снова пронзила ее тело, из горла вырвался стон, перешедший в крик.

– Кейт... ну... детка... давай... – Господи, она к такому не готова. Это гораздо хуже, чем она представляла себе по фильмам. Фелиция в отчаянии стала звонить медсестре. Кейт продолжала истошно кричать.

Меньше чем через минуту в дверь просунулась голова сестры.

– Как дела, девочки?

Фелиция взглянула на нее с ледяной яростью.

– А вы как думаете? – Она была готова ее убить. Какого черта она не хочет помочь Кейт? – У девочки агония, помогите, ради всего святого. Она же умирает.

– Я думаю, все идет просто отлично. – Глаза сестры сияли. Она быстро подошла к Кейт и взяла ее за запястье. – Ты уже почти готова, Кейт. Это самая трудная часть пути. Ты уже приближаешься к финишной прямой. После этого будет гораздо легче. Скоро ты начнешь тужиться.

Кейт снова резко заметалась, и слезы вперемешку с потом сбежали в спутанные волосы.

– Я не могу... Не могу... – Она поднатужилась, чтобы вытолкнуть из себя эту боль, но ничего не получилось.

– Можешь, дорогая. Завой. Ну-ка, подышим вместе. – И сестра энергично задышала, крепко держа Кейт за руку. – Давай, Кейт, ну же... – Она увидела новый приступ боли на лице Кейт. – Ну... так.

Фелиция дрожала от страха. Может быть, в конце концов у Кейт получится. Господи, как же это ужасно. Ну почему надо испытывать такой кошмар? Еще один стон и затем резкий порывистый крик снова прервали ее мысли и нежное мурлыканье сестры. Она больше не силах была выносить, как Кейт все это выдерживает; девочка всегда казалась такой хрупкой. Ни один ребенок на свете не стоит таких мук. Ни один мужчина. Ни один. Фелиция чувствовала, что слезы разъедают глаза, когда она подняла их к восходящему солнцу. Она больше не в силах была выносить страданий подруги. Бедняжка и без того много пережила, а теперь еще это! Когда Фелиция отвернулась от окна, ее глаза встретились с глазами медсестры, на этот раз более добрыми.

– Почему бы вам не выпить чашку кофе? Бар сейчас откроется.

– Нет, спасибо, все в порядке. Я...

– Не беспокойтесь. У нас все идет хорошо. – Она была права; Кейт в самом деле выглядела немного лучше. Но в глазах затаилось страдание. Она снова начала бороться. Наверняка и не заметит, если Фелиция оставит ее ненадолго, так тяжело ей приходилось в эту минуту. Это был тяжелый труд в самом прямом смысле слова.

– Хорошо. Я скоро вернусь.

– Мы вас будем ждать.

Сестра одобрительно улыбнулась и продолжила дышать вместе с Кейт. Впервые Фелиция подумала, каково бывает отцам, наблюдающим, как корчатся в родовых муках их жены. Фелиция была уверена, что ей это не грозит. Она никого не полюбит так сильно, чтобы пройти через подобный ужас, как Кейт любила Тома.

12
{"b":"26012","o":1}