ЛитМир - Электронная Библиотека

На мгновение лицо Кейт исказилось от неимоверного усилия. Потом она бессильно уронила голову на подушку, быстро посмотрев на подругу.

– О, Лиция, я не могу больше... Помоги мне. Фелиция сжала ее руку, заглянув подруге в глаза, потом подошла к изголовью родильного стола.

– Если вы поддержите ее за плечи, пока она тужится, вы поможете ей.

– Я? – Фелиция не нашлась, что сказать, но Кейт смотрела на нее, как измученный ребенок – радость и энтузиазм прошли. Она была исчерпана. И вдруг новая боль набросилась на Кейт, и все застыли в ожидании, глядя на доктора.

– Лиция!..

Не думая больше, Фелиция обхватила ее плечи и держала, пока девочка корчилась от усилий. У нее никогда в жизни не было такой тяжелой работы.

– Я не могу... Я не хочу...

– Сильнее, Кейт! Давай же! – Доктор говорил строго и настойчиво, сестры суетились вокруг, а Кейт снова начала кричать.

– Не могу... Я...

Фелиция почувствовала, что пот градом катится по ее лицу, пока она держала Кейт за плечи. А каково все было самой Кейт? Это совершенно несравнимо. Какого черта они не дают ей чего-нибудь, чтобы ускорить роды, почему не наложат щипцы?

– Тужься сильнее! – Доктор безжалостно приказывал, и Фелиция смотрела на него с ненавистью, переводя взгляд на лицо Кейт, искаженное болью. Фелиция не подозревала, что это была не боль, а безумные усилия. Вдруг сестры снова засновали вокруг них.

– Давай, Кейт. Ты уже у цели. Еще один хороший толчок. Так... давай...

Реакции не последовало, и Фелиция вдруг почувствовала, что в комнате повисла напряженность. Взглянув на врача, она увидела совсем иное выражение глаз, а одна из сестер кинулась к приборам. Фелиция услышала, как она негромко сказала:

– Взгляните на работу сердца, доктор.

– Слабо работает?

– С перебоями.

Пока он кивал в ответ, у Кейт началась новая схватка.

– Хорошо, Кейт. Я хочу, чтобы ты сделала огромное усилие. Давай! – Но на этот раз Фелиция почувствовала, как дернулось ее плечо, а голова бессильно упала на подушку. Кейт разрыдалась.

– О, Лиция... Том... Том! О, Том... пожалуйста...

– Кейт, пожалуйста, малышка. Пожалуйста, ради нас. Ради Тома! Еще одну попытку. – По щекам Фелиции катились слезы. Они застилали ей глаза, пока она держала слабые плечи в своих дрожащих руках и молилась, чтобы эта мука поскорее кончилась. Кейт больше этого не вынесет. – Только ради Тома... Пожалуйста, детка. Я знаю, ты можешь. – И вдруг раздались какие-то беспорядочные звуки, звяканье инструментов, ворчание доктора, легкое восклицание сестры, частые причитания. Кейт внезапно замолчала.

– Мальчик! – Доктор пошлепал младенца крепкой рукой по попке, а Кейт откинулась на спину, обливаясь слезами и глядя на свою подругу.

– Мы сделали это.

– Это ты сделала, чемпионка! – Из глаз Лиции снова брызнули слезы. – О, да он красавец!

Ребенок был маленький и круглый, и его личико стало красным и злым, когда он заплакал. Вдруг он засунул свой маленький кулачок в рот, и плач прекратился, а Кейт рассмеялась, глядя на сына. Фелиция залюбовалась подругой, никогда в жизни она не видела такого прекрасного лица. Она продолжала плакать, а Кейт гордо улыбалась. Сестры, не говоря ни слова, аккуратно запеленали младенца и вручили матери. Пуповину отрезали. Теперь он свободен. И принадлежит ей.

Кейт лежала рядом со своим сыном со слезами счастья на глазах. Она вновь посмотрела на Фелицию. И Фелиция поняла: такая кроха, а как две капли воды похож на Тома!

– Как его зовут?

Сестра, дольше всех бывшая с Кейт, подошла взглянуть на маленькое розовое существо, задремавшее на руках матери. Это был крупный ребенок, весом почти девять фунтов.

– Его зовут Тайг. – И затем среди всей этой суеты, глядя на улыбающегося доктора, Кейт залилась счастливым смехом. Это был снова смех беспечной девчонки. Она приподняла голову и осмотрела комнату. – Эй, люди, я мать! – Все засмеялись вместе с ней, и Фелиция никак не могла остановиться, хотя слезы и застилали глаза.

Глава 5

– Ты уверена, что со всем справишься одна? Кейт обворожительно улыбнулась своей подруге.

– Нет, я буду в панике звонить в Красный Крест.

– Нахалка. – Фелиция ухмыльнулась, потягивая кофе. В это спокойное воскресное утро Тайгу исполнилось девять дней от роду. Фелиция вернулась в Сан-Франциско и снова приехала в деревню на выходные. Сейчас она внимательно наблюдала, как Кейт кормит ребенка.

– Не больно?

Кейт с нежной улыбкой покачала головой и посмотрела на своего посапывающего бело-розового сына, прожившего немногим больше недели.

– Нет, совсем не больно. Звучит банально, но мне кажется, будто я создана для этого. Я и представить себе не могла, что мне это будет так нравиться.

– А я не могу даже представить, что мне это может понравиться. Знаешь, ты заставила меня на многое взглянуть по-другому. Я всегда считала, что иметь ребенка – это кошмар. Пока не появился этот писун. – Фелиция нежно посмотрела на младенца; ее переполняли чувства. – Я буду ужасно скучать без вас.

– Тебе полезно развеяться. Я так давно не была в Европе, что забыла как она выглядит. – Фелиция собиралась туда на месяц по делам магазина.

– Хочешь поехать со мной в следующий раз?

– С Тайгом?

Фелицию рассмешило озадаченное лицо подруги.

– Можно и с ним. Это было бы забавно.

– Возможно. – Кейт глубоко задумалась.

– Кейт, не собираешься же ты всерьез жить здесь? – Это начинало беспокоить Фелицию.

– Очень даже собираюсь. Я только что подписала контракт о продлении аренды.

– На сколько?

– На пять лет. Фелиция пришла в ужас.

– А ты не можешь его расторгнуть?

– И не думаю, дорогая. Лиция, я знаю, что тебе трудно понять меня, но теперь мой дом здесь. Я не думаю, что снова захочу вернуться к прошлому. Я хочу начать новую жизнь вместе с Тайгом. Где-то надо начинать, так вот это и есть самое подходящее место. Ребенку здесь будет хорошо. Его ждет простая, здоровая жизнь. Я смогу навещать Тома. А в таком городке, как этот, Тайг и не узнает, что произошло с Томом. Харпер вполне распространенная фамилия. Никто не станет задавать вопросов. Если мы вернемся в Сан-Франциско, ему однажды все расскажут. – Она глубоко вздохнула и посмотрела на Фелицию в упор. – Вернуться было бы безумием. – Одна только мысль о репортерах заставила ее содрогнуться.

– Ну ладно. А что ты думаешь о Лос-Анджелесе? Чем, ради всего святого, не цивилизованное место?

Кейт усмехнулась, но поняла, что имела в виду подруга. С рождением Тайга они еще больше привязались друг к другу. Они пережили вместе самые драгоценные моменты жизни.

– Почему Лос-Анджелес, Линия? Меня с ним ничего не связывает. Это просто большой город. Подумай, дорогая, у меня там нет ни семьи, ни жилья, ни работы. Зато здесь мой мальчик будет расти здоровым ребенком, а я буду писать. Я здесь счастлива.

– Но хотя бы время от времени ты собираешься приезжать в город? – Воцарилось долгое молчание, которое наконец нарушила Фелиция. – Собираешься или нет? – Ее голос был ласков и печален. Ей было жаль Кейт. Это место не для нее; когда-нибудь она это поймет, но будет поздно. Мальчик вырастет и начнет жить своей жизнью. – Хоть приезжать будешь? – Она настаивала на своем, но Кейт уже замкнулась. Перевела взгляд со спящего Тайга на свою расстегнутую блузку. Застегиваясь, она произнесла:

– Посмотрим, Лиция. Я не знаю.

– Так ты не собираешься? – Черт возьми, что она делает со своей жизнью?

– Ну ладно. Хочешь знать мое мнение? Так вот – не собираюсь. Тебе легче от того, что теперь ты это услышала?

– Нет, задница ты этакая, меня просто бесит твое упрямство. Кейт, не делай глупости, не зарывай себя в этой глуши. Что за чушь! Ты молода, красива. Не надо! К чему все это?

– Мне там нечего делать, Лиция. У меня там больше ничего нет: ни семьи, ни воспоминаний, которые бы мне хотелось сохранить, ничего. Кроме тебя. Но с тобой мы можем видеться и здесь, когда ты сможешь ко мне вырваться.

14
{"b":"26012","o":1}