ЛитМир - Электронная Библиотека

– Правда? – Фелиция изобразила удивление. – Может, он еще мал, но почему бы ему не иметь поезд? В конце концов, живя в этом Богом забытом месте, бедный мальчуган должен себя чем-нибудь занять. Где же он?

– В детском саду.

– Уже? Он ведь еще такой маленький!

– Он пошел сразу после Рождества, и ему там нравится.

– Он подхватит какую-нибудь заразу. – Но Кейт только усмехнулась. Подруга в это время приканчивала свой мартини. Был солнечный полдень в конце февраля, в воздухе уже чувствовалась весна.

– Тайг должен вернуться домой через полчаса. Он там с двух до пяти. А пока, может, взглянешь на рукопись? – Фелиция с довольной улыбкой кивнула в знак согласия. – Что ты так изучающе на меня смотришь?

– Пытаюсь вспомнить, выглядела ли я так же хорошо в свои двадцать шесть лет. Пожалуй, нет.

– Это потому, что я живу здесь, а не в занюханном городе.

– Чушь!

Но, наверное, дело было именно в этом. Во всяком случае, Кейт выглядела отлично. Даже поездки к Тому, видимо, не угнетали ее так, как раньше. Там все было без перемен, просто она уже давно привыкла к его состоянию.

Том по-прежнему жил в лечебнице, и мистер Эрхард все так же нежно заботился о нем. Он продолжал играть в те же игры, читать те же книжки, распутывать те же головоломки. Сравнивая его с Тайгом, Кейт замечала, что Том остановился на одном уровне развития, хоть и оставался с ней таким же милым и ласковым. Она по-прежнему навещала его два раза в неделю. Тайг думал, что она ездит преподавать, что это просто работа его мамы.

Кейт посмотрела на часы и вручила Фелиции рукопись. До прихода Тайга было еще немного времени, и ей непременно хотелось узнать мнение Фелиции о своей новой книге. Лиция всегда делала дельные замечания, помогающие ей в работе. Через двадцать минут Фелиция подняла голову от рукописи с удивлением на лице.

– Как ты справилась с сексуальными сценами?

– Что ты имеешь в виду?

– Насколько я понимаю, ты все это время здесь не скучала. – Фелиция смотрела на нее с хитрой улыбкой, а Кейт почувствовала раздражение.

– Не говори вздор. Взяла и написала. Это же просто плод воображения.

– Потрясающе! – Фелиция выглядела удивленной, но глаза ее смеялись.

– Что-нибудь не так? – забеспокоилась Кейт.

– Наоборот, удивительно хорошо. Меня поразило, что ты все еще помнишь. Понимаешь, при такой нормальной, здоровой, прекрасной жизни, как здесь, при твоих многочисленных знакомствах...

– Фелиция Норман, оставь это при себе.

Фелиция снова вернулась к рукописи. Кейт на минуту задумалась. Фелиция всегда намекала на ее сексуальную жизнь, вернее, на ее отсутствие. По-видимому, у Фелиции никогда не было такой безумной любви, как у нее, только кто-то «для здоровья». У Кейт не было мужчины уже четыре года. Она не допускала даже мысли о новой связи, она вычеркнула секс из своей жизни. Все свои силы она отдала Тайгу и работе. Может быть, ее книги от этого только выиграли. Книги стали ее любовниками, а Том и Тайг были ее детьми. Через час Фелиция отложила рукопись. Ее лицо стало серьезным. Кейт с нетерпением смотрела на подругу.

– Тебе не понравилось? Фелиция задумчиво покачала головой:

– Нет, милая, мне понравилось. Поздравляю, девочка, ты пришла к тому, чего упорно старалась избегать.

– Ты о чем? – Возможно, дело в сюжете. Черт побери, она старалась быть осторожной и не выдать себя.

– Это как раз то, что я тебе предрекала, – успех. – Лицо Фелиции оставалось мрачным, а Кейт широко улыбнулась.

– Ты так думаешь?

– Да. А ты?

– О, не говори заранее. Я поверю только тогда, когда это случится.

– Надеюсь.

Разговор внезапно прервался, так как подъехал автобус с Тайгом. Он вприпрыжку влетел в дом, маленький ковбой в джинсах и красной фланелевой рубашке, ковбойских сапожках и желтой курточке.

– Тетя Лиция! Тетя Лиция! – Мальчик взгромоздился к ней на колени прямо в сапогах и полном ковбойском снаряжении. Кейт испугалась за новый замшевый костюм, но Фелицию это, видимо, не волновало.

– Погоди-ка, я тебе кое-что привезла! – Глядя на его загоревшееся любопытством личико, обе женщины рассмеялись. – Ни за что не угадаешь. Возьми в машине большую коробку. Дотащишь сам?

– Конечно, тетя Лиция.

Кейт смотрела ему вслед. Как быстро он вырос... Вдруг она перехватила взгляд подруги.

– Что ты привезла на этот раз? Живую кобру? Белую мышь? Признавайся.

– Ничего подобного, Кейт. Сейчас увидишь.

До них уже доносились радостные визги. Фелиция вела себя немного нервозно с самого приезда. Она то и дело выбегала к машине с кувшином воды. Но он спал. И вот теперь проснулся, стиснутый крепкими объятиями хозяина.

– Это мне?

– Конечно, тебе.

Фелиция радовалась, глядя на мальчика. Кейт закатила глаза, но тоже заулыбалась. Перед ними был разморенный от сна щенок таксы с печальными глазами. От одного его вида можно было лопнуть со смеху. Тайг опустил его на пол, короткие собачьи лапы разъехались, хвостик поджался. Глаза на ушастой голове скорбно смотрели на мальчика.

– Тебе нравится, Тайг?

Тайг энергично закивал головой и опустился на пол рядом с бело-черной собачкой. Тетя Лиция присоединилась к ним, присев на колени рядом со своим крестником. Она гладила то собаку, то светлую головку мальчика.

– Ой! Ой! – Это все, что он мог вымолвить в эту минуту, потом с восторгом бросился к собаке. – Как ее зовут?

– Она твоя, так что тебе и решать.

– Надо посоветоваться с Вилли. – Медвежонок Вилли стал его лучшим другом. Том тоже продолжал играть со своим мишкой. Трудно было различить, чей был более заласканным, Тайга или его отца. Тайг умчался из комнаты, а Кейт присела на корточки и погладила щенка.

– Ты не сердишься, Кейт? – спросила Фелиция виноватым голосом.

– Как я могу, глупая? Но ради Бога, не привози в следующий раз автомобиль. Дождись, пока ему исполнится шесть лет. – Собака была неотразима, и Кейт с радостью взяла ее на руки.

Через минуту вернулся Тайг в обнимку с Вилли.

– Вилли говорит, его зовут Борт.

– Борт так Борт.

Тайг снова стиснул щенка, и Борт поджал хвостик. Вся семья была в сборе. Кейт чувствовала, что дела налаживаются. Фелиции, кажется, понравилось начало новой книги. Правда, подруга просто помешана на успехе. Черт возьми, если издатель хотя бы всего-навсего принял книгу, и то было бы достаточно. Она не станет бестселлером. Такое случается с одной из миллиона, и Кейт это прекрасно понимала. Такова жизнь, думала она.

Глава 7

– У тебя сегодня уроки, мама? – Кейт кивнула и протянула Тайгу еще один тост. – Я так и догадался. – Он был явно доволен собой. Кейт любовалась сыном. Он был таким грациозным, умненьким, красивым мальчиком, и все меньше походил теперь на Тома. Скоро ему исполнится шесть лет.

– А почему ты всегда догадываешься, что у меня уроки? – Каждый день за завтраком они обменивались впечатлениями, а в это прекрасное весеннее утро она чувствовала себя особенно игриво. В основном ее общение ограничивалось Тайгом. Время от времени она опускалась до его детского уровня, но обычно они находили взаимоприемлемый средний тон.

– Я догадываюсь, потому что ты надеваешь более лучшую одежду.

– Правда? – Она улыбнулась сыну, в ее глазах, как и в его, сверкали озорные искорки. – Кстати, так не говорят: более лучшую, надо сказать: нарядную.

– Ну и ладно. И лицо ты мажешь какой-то замазкой.

– Что за замазка? – От смеха она чуть не подавилась тостом.

– Ну такая – зеленая.

– Она не зеленая, а голубая. И называется тенями для глаз. У тети Лиции тоже такие. – Она как бы подтверждала этим свое право на употребление косметики.

– Ага. Но она красится все время. – Он улыбнулся во весь рот. – А ты только когда едешь учить. Почему?

– Потому что ты еще слишком мал, чтобы понять это. – Как и Том, который больше не замечал ее внешнего вида. Она красила глаза и надевала «более лучшую», как сказал Тайг, одежду, просто потому, что считала это необходимым для посещений Тома в лечебнице. Это казалось уместным. Там она была «миссис Харпер». Здесь только «мама». Еще иногда «мэм» в супермаркете.

16
{"b":"26012","o":1}