ЛитМир - Электронная Библиотека

Сейчас Тилли смотрела, как сын тянет Кейт за угол дома. Потом они остановились, он широко улыбнулся матери и крепко сжал ее руку. Он был еще совсем маленьким, хотя порой и казался настоящим мужчиной оттого, что Кейт разговаривала с ним как со взрослым. Хорошо, что она так его воспитывает. Тилли тоже так говорила с сыновьями после того, как умер их отец. Она вспоминала прошлое, а Тайг показывал Кейт маленький огород, который они с Тилли весь день копали к ее приезду.

– Мы сделали его для тебя. Половина грядок – цветы, половина – овощи. Тилли сказала, овощи нам нужны для салата. Перец там и всякое такое. А в следующий раз будем сажать зелень. Ты же любишь зелень? – Он засомневался в успехе этой идеи. Сажать зелень казалось ему занятием, достойным только девчонок. – Я бы тыквы посадил. А еще кокосы.

Кейт с улыбкой вновь поцеловала сына.

– Очень красивый огород, Тайг.

– Пока не очень. Но скоро будет. Мы каких только цветов не посадили! А семена купили на той неделе. Я их спрятал.

Так вот что значил этот хитрый взгляд! Вот что он задумал – разбить свой первый огород.

– Он сам все сделал, – сказала Тилли, похлопав мальчика по плечу. – Скоро будет гордиться, какой вырастет урожай.

– И помидоры тоже.

От избытка чувств Кейт чуть не расплакалась, а потом ей захотелось смеяться. Она весь день волновалась о нем, а он подарил ей целый огород. Как прекрасен этот мир! Не зря она так спешила сюда.

– Знаешь, что я тебе скажу, Тайг? Это самый прекрасный подарок в мире.

– Правда? А почему?

– Потому что ты сам его сделал. Потому что он живой. А еще – потому что мы будем смотреть, как он растет, и есть овощи, и любоваться цветами. Это замечательный подарок, солнышко.

– Да. – Он осмотрелся, гордый собой, и торжественно пожал руку Тилли. Обе женщины изо всех сил сдерживали смех, чтобы не испортить красоту момента. Внезапно Тилли посмотрела вверх, будто что-то вспомнила:

– Вам звонили.

Это, конечно, Фелисия. Кейт эта новость обрадовала, но не слишком заинтересовала.

– Из Нью-Йорка.

– Из Нью-Йорка?

Сердце Кейт подпрыгнуло, но лишь на секунду. Не может такого быть! Разве что из страховой компании, или еще что-нибудь в том же духе. Чудес не бывает. Она знала. После шести лет ожидания она это знала твердо.

– Просили перезвонить.

– Уже поздно.

Пять тридцать на западе значит – на востоке на три часа позже. Кейт не сильно расстроилась.

Тилли продолжила рассказ все в той же спокойной, неторопливой манере, свойственной деревенским жителям:

– Да, он так и сказал – может быть, поздно. Оставил номер, по которому можно позвонить в Лос-Анджелес.

Ее сердце вновь подпрыгнуло, на этот раз сильнее. Да что за глупости? Больше она не будет верить в невозможное. Так чему радоваться?

– Я там все записала.

– Пойду посмотрю. – Она снова взглянула на Тайга, улыбнулась и продолжала гораздо мягче: – Спасибо за огород. Он просто чудо, и вы тоже.

Она крепко прижала к себе сына, а потом они, держась за руки, пошли в дом. Берт мчался за ними так быстро, как только позволяли его коротенькие ножки.

– Хотите чашечку кофе, Тилли?

Пожилая женщина покачала головой:

– Пойду-ка я домой. Завтра на ужин придет Джейк с детьми, и надо кое-что сделать.

Она сильно преуменьшала. Детей у Джейка девять, стало быть, нужно накрыть стол на двенадцать персон. А если дети еще приведут своих вторых половинок? Они часто так делали, и Тилли на всякий случай готовилась ко всему.

Помахав Кейт и Тайгу на прощание, она уселась в автомобиль, а потом спросила, высунувшись из окна:

– Вы еще пойдете работать на этой неделе, Кейт?

Кейт чуть заметно нахмурилась. К чему этот вопрос? Ведь известно, что она всегда ездит к Тому дважды в неделю. Но, если честно, сегодня она задала себе тот же вопрос. Что-то ей не хотелось ехать второй раз.

– Можно, я завтра точно скажу?

На оплате услуг Тилли это никак не отразится. Раз в месяц Кейт выписывала ей чек, где было четко прописано – услуги няни дважды в неделю. Так было удобнее для обеих. Если вдруг вечером Кейт отправлялась в кино, она по дороге отвозила сына к Тилли. Та денег не брала – сидела с Тайгом просто так, будто с любимым внуком. Но подобное Кейт позволяла себе очень редко. Вечера она проводила за машинкой. К тому же после выходов в свет она начинала ужасно скучать по Тому. Лучше уж было никуда не выходить.

– Конечно, позвоните мне завтра или даже послезавтра, Кейт. Как вам будет удобно.

– Спасибо. – Кейт улыбнулась, помахала ей рукой и легонько подтолкнула Тайга к дому. Может, лучше и впрямь взять выходной? Не ездить к Тому? Она могла бы провести этот день с Тайгом. Посадить в огороде много разных овощей и цветов. Какая Тилли умница, что придумала завести огород. И почему Кейт самой это не пришло в голову?

– Что сегодня на обед? – Тайг развалился рядом с Бертом прямо на полу в кухне, разумеется, все вокруг перепачкав. Кейт скорчила гримасу.

– Пирожки с грязью, детка, если сейчас же не пойдешь мыться. На все про все – четырнадцать секунд. И Берта захвати.

– Но мама… я хочу посмотреть…

– Посмотри лучше, где у нас мыло. Я не шучу, мистер! – Она сделала энергичный жест в сторону ванной, и тут ей попалась на глаза записка Тилли. Звонок из Нью-Йорка, ну конечно! В Нью-Йорке располагался один из филиалов лос-анджелесской организации, продававшей книги Кейт. Все издательства находились в Нью-Йорке, поэтому агент Кейт переправлял туда ее произведения, а разбирались с ними уже там. Агенту из Лос-Анджелеса она была очень благодарна – он во всем ей помогал, и помогал бы еще больше, если бы книгу решили экранизировать. Мысль о фильме, снятом по ее роману, рассмешила Кейт – именно об этом мечтали все начинающие писатели, еще верившие в свою исключительность. Кейт давно переросла эти фантазии. Она была рада уже тому, что удастся продать книгу и раз в три года получать несчастные две тысячи долларов. От страховой суммы, которую выплатили Тому, осталось уже не так много.

Так вот – Кейт написала книгу и отправила агенту в Лос-Анджелес, чтобы тот переправил ее в Нью-Йорк. Через два месяца из Нью-Йорка сообщат, что помнят о Кейт и что продали книгу, но без особого успеха. Потом ей выпишут чек и дважды в год будут присылать отчет об авторских гонорарах. Не слишком многообещающе. На то, чтобы продать первую книгу, ушел год. Еще год, чтобы выяснить – второй роман ни к черту не годится и продавать его не будут. В прошлый раз «выразили надежду», но купили только через два года. Это было год назад. В следующем месяце книга должна выйти. Все это было достаточно своевременно – обычно издатели два или три года рассматривают произведение, прежде чем опубликовать. Ей даже выплатили аванс в три тысячи долларов, ну и замечательно. Мечтать о большем она не станет. Тираж в пять тысяч экземпляров, один из которых она сможет купить в местном книжном магазине, если, конечно, найдет время туда сходить. А еще через год книгу снимут с продажи. Никто и не заметит, как не заметят выхода. Но, во всяком случае, Кейт написала эту книгу и была ею довольна. Она волновалась, думая о том, как роман появится в свободной продаже. Тема была слишком личной. Иногда она даже надеялась, что книгу не опубликуют. А вдруг кто-то узнает в героине саму Кейт? Но вряд ли. Издателей не интересует биография никому не известных авторов. Кто такая Кейтлин Харпер? Да никто. Значит, и бояться нечего. Новый роман по большей части был о профессиональном футболе и том давлении, которое оказывают на футболистов, а также на их жен. Ей стало легче, когда она написала эту книгу. Она помогла избавиться от призраков прошлого. Еще в романе было много о Томе, не сломленном, а сильном и мужественном, которого она любила когда-то.

– Мам, а обед уже готов?

Голос Тайга прервал ее размышления. Она уже пять минут стояла у телефона, думала о книге и строила предположения – чего же от нее хотят? Вдруг что-то пошло не так? Вдруг отсрочка, в этом месяце книга не выйдет и придется ждать еще целый год? Ну и ладно. Во всяком случае, ей выплатили аванс. И уже пришла идея нового романа. И вообще, реальность в лице чумазого Тайга и грязного кухонного пола была важнее. Кому вообще интересно, что она – писатель? Разве только ей самой.

18
{"b":"26012","o":1}