ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы сделали это для тебя. Половина – цветы, половина – овощи, чтобы тебе было из чего делать салаты. Знаешь, перец и всякая всячина. А на следующей неделе посадим зелень. Ты ведь любишь зелень? – Вдруг он стал очень серьезным. – Я хочу посадить тыквы и кокосы.

Кейт заулыбалась и снова нагнулась поцеловать сына.

– Как красиво, Тайг.

– Пока не очень. Но будет. Мы посадили много разных цветов. Все семена купили еще на прошлой неделе. И я их спрятал. – Вот почему у него был такой таинственный вид сегодня утром. Его первый сад...

– Он делал всю тяжелую работу сам. – Тилли подошла поближе и потрепала мальчика по плечу. – Он будет гордиться, когда увидит свой чудный сад в цвету. Совсем уже скоро.

– И помидоры тоже.

У Кейт комок застрял в горле, и вдруг ей стало смешно. Она волновалась о нем весь день, а он в это время сажал для нее сад. Как же прекрасен мир. Несмотря на все эти дальние поездки...

– Знаешь что, Тайг? Я никогда в жизни не получала таких прекрасных подарков.

– Взаправду? Почему?

– Это твоя работа, и мы вместе будем наблюдать, какие вырастут плоды, есть вкусные салаты из овощей, выращенных твоими руками, и рвать красивые цветы. Это и есть самый лучший в мире подарок, солнышко мое.

– Да. – Он огляделся, довольный собой, и торжественно пожал руку Тилли. Обе женщины чуть не лопнули от смеха. Это был замечательный момент.

Вдруг Тилли встрепенулась, вспомнив что-то важное.

– Вам звонили. – Наверное, Фелиция. Кейт кивнула, довольная, но без особого интереса. – Из Нью-Йорка.

– Из Нью-Йорка? – На мгновение у нее екнуло сердце. Нью-Йорк? Не может быть. Наверное, из главного офиса ее страховой компании. Или что-то в этом роде. Нечего так волноваться. Все ясно. Прошло шесть лет, чего она могла ожидать еще.

– Они просили, чтобы вы позвонили.

– Сейчас, наверное, уже поздно. – Было уже пять тридцать на Западе, тремя часами позже на Востоке. Но Кейт не расстроилась.

Тилли неторопливо покачала головой:

– Да. Он так и сказал, что, может быть, слишком поздно. И оставил номер телефона в Лос-Анджелесе.

Ее сердце снова екнуло. На этот раз сильнее. Смешно, сама с собой играет в кошки-мышки. Почему она сегодня такая взвинченная?

– Я все записала.

– Пойду-ка в дом посмотрю. – И, взглянув на Тайга с нежной улыбкой, Кейт ласково сказала: – Спасибо за прекрасный сад, солнышко мое. Я люблю его, и я люблю тебя. – Она нагнулась к нему и крепко прижала к себе. Потом, взявшись за руки, они направились в дом, сопровождаемые прыгающим вокруг Бортом. – Выпьете чашечку кофе, Тилли?

Но пожилая женщина отрицательно покачала головой:

– Мне надо домой. Сегодня у нас ужинают дети Джейка, а у меня еще ничего не готово. – Она, как всегда, преуменьшала. У Джейка девять детей, так что ей надо было рассчитывать на двенадцать, а то и больше человек. Дети всегда норовили привести к Тилли своих друзей. Но Тилли была всегда наготове.

Женщина села в свой джип, помахав на прощание, высунулась в окно и спросила:

– У тебя на этой неделе еще будут занятия, Кейт?

Странно, что она об этом спрашивала. Кейт, прищурившись, посмотрела на нее. Как правило, она навещала Тома два раза в неделю, но сегодня по дороге домой вдруг засомневалась, ехать ли второй раз на этой неделе.

– Можно, я скажу завтра? – Это никак не отразилось бы на зарплате Тилли, на сумме, установленной за работу два раза в неделю ежемесячно. Так было проще – выписывать чек раз в месяц, и это устраивало обеих. Если Кейт хотелось пойти в кино, она забрасывала Тайга к Тилли, а на обратном пути забирала. Тилли не тяготилась мальчиком, она относилась к нему как к одному из своих внучат. Правда, Кейт не так уж часто выбиралась из дома. Обычно она проводила все вечера за машинкой. Вечерние выходы напоминали ей прежнюю жизнь с Томом, и ей очень не хватало его.

– Конечно, позвони мне завтра или послезавтра, как тебе будет удобно, Кейт. В любом случае это твой день.

– Спасибо. – Кейт улыбнулась и помахала Тилли рукой, слегка подталкивая Тайга в дом. Может быть, она действительно устроит себе выходной, а потом вернет Тому пропущенный день. Посадит вместе с Тайгом еще что-нибудь... Какая блестящая идея пришла в голову Тилли! Ей так необходима разрядка.

– Что на обед? – Тайг повалился на пол вместе с Бортом, к неудовольствию матери.

– Пирожки с грязью, дружочек, если ты немедленно не отправишься в ванную и не умоешься. Заодно помой и Борта.

– Ну, мамочка... Я хочу посмотреть...

– Посмотри лучше на мыло и воду, мистер, и побыстрей! Она решительно потащила его в ванную. По дороге на глаза попалась записка Тилли, и она вспомнила о звонке из Нью-Йорка. Это был номер офиса агентства, филиалом которого в Лос-Анджелесе она пользовалась для продажи прав на свои книги. Все издательства находились в Нью-Йорке, и ее агент переправлял туда ее рукописи. Он постоянно держал руку на пульсе и предрекал ей, что в один прекрасный день они продадут права и на фильм, одна мысль о чем вызывала у нее смех. Это была голубая мечта всех авторов, но новички верили только в свою счастливую звезду. Она отлично понимала это и была чертовски благодарна за то, что у нее покупали права и время от времени платили по две тысячи баксов. Это позволяло добавлять понемногу к небольшому доходу, который она получала от инвестиций Тома, чтобы безбедно существовать с Тайгом.

Итак, она написала книгу и послала агенту в Лос-Анджелес, который, в свою очередь, отослал ее в Нью-Йорк. Через два месяца ей позвонили оттуда выяснить, жива ли она, и сообщили, что продали книгу. Потом Кейт получила чек, кроме того, два раза за год ей были представлены отчеты о поступающем гонораре. Первый раз у них ушел год на то, чтобы продать книгу, второй раз потребовалось ровно столько же на то, чтобы сообщить ей, что ее новая книга застряла и пока нет возможности реализовать ее. Но Кейт уверили, что они «не теряют надежды». Это произошло год назад.

Наконец ее уведомили, что книга выходит в следующем месяце. Такие сроки совершенно нормальны по издательским стандартам; она знала, что издатели иногда держат книгу два, а то и три года перед тем, как выпустить в свет. Она получила аванс в три тысячи долларов, и все. Это ее больше не огорчало. Когда книга выйдет, она может сама узнать по списку в ближайшем магазине, если не лень будет туда сходить. Через год она выйдет из печати. Все будет идти своим чередом, как всегда. По крайней мере Кейт ее написала, и этой книгой сама была довольна.

Она немного нервничала, удастся ли ее продать. Сюжет был очень близок к ее личной жизни. Она даже боялась, что ее могут вспомнить. Но как? Издатели не делают рекламу неизвестным авторам. Кто такая Кейтлин Харпер? Никто. В конце концов она написала роман, в котором рассказывается о профессиональном футболе и о том давлении, которое оказывают на игроков и их жен. Работа над книгой пошла ей на пользу: она освободилась от старых призраков. Там было много о Томе, о том прежнем Томе, которого она так любила, а не о том, которого сломали обстоятельства.

– Мамочка, обед готов?

Голосок сына пробудил ее от грез. Она простояла у телефона минут пять, размышляя о книге и прикидывая, что могло понадобиться от нее издательству. Может быть, что-то не так. Отсрочка. Заставят подождать еще год. Ну и что? В конце концов она получила свой аванс. В голове уже зреет новый замысел. А вокруг – ее настоящая жизнь: Тайг, грязь на кухонном полу, и никому нет дела до того, что она пишет. Это ее личное дело.

– Я еще не приготовила.

– Но я хочу есть.

Она увидела перед собой маленького усталого ребенка. Он целый день усердно работал, и вот результат. Но она тоже устала.

– Тайг, – еле слышно проговорила она, – почему ты вышел из ванной? Пойди пока искупайся, а я за это время что-нибудь приготовлю. Мне еще надо позвонить.

– Кому? – Из ребенка он вдруг превратился в зверька. Но ему только шесть лет. Не вредно это вспоминать время от времени.

18
{"b":"26012","o":1}