ЛитМир - Электронная Библиотека

– Знаешь, Кейт, я иногда понимаю, почему тебе здесь так нравится.

– Ну, и... – Кейт мыслями была за тысячи миль отсюда. Но все-таки ответила подруге улыбкой.

– Здесь так божественно спокойно. Кейт засмеялась, глядя на нее:

– Это насмешка или комплимент?

– В данном случае комплимент. Мне правда не хочется уезжать. Возможно, несколько месяцев я не смогу сюда выбраться. – Кейт взглянула на нее с удивлением. – Что-нибудь случилось? – Фелиция никогда не видела, чтобы она так смотрела.

– Просто думаю.

– О чем?

– Об одной вещичке, которая осталась у меня в машине. Фелиция не могла уловить смысл.

– Что ты будешь делать завтра, Лиция?

– О Господи, не спрашивай. У меня три встречи перед обедом – мы координируем все осенние показы и зимние прикидки.

– А потом?

– Что ты имеешь в виду под «потом»? – Кейт начинала действовать ей на нервы. – К чему ты клонишь?

– Ты свободна в обед?

– Да. А что? Ты хочешь, чтобы я для тебя что-нибудь сделала?

– Да. – Кейт расплылась в улыбке. Она смотрела на Фелицию в упор и смеялась. К черту. – Между прочим, мисс Норман, ты кое-что можешь для меня сделать.

– Что именно?

– Взять меня с собой пообедать.

– Но я возвращаюсь в город, черт тебя подери. – Фелиция села.

– Я знаю, что ты возвращаешься. Я с тобой.

– В Сан-Франциско? Ты? – Фелиция язык проглотила от изумления, когда Кейт кивнула в знак согласия.

– Да, черт побери.

Фелиция кинулась обнимать подругу, и обе женщины радостно завизжали, в то время как Тайг смотрел на них широко открытыми глазенками.

– А кто останется со мной?

Кейт взглянула на него и притянула к себе:

– Тилли, любимый. А в один прекрасный день я и тебя возьму с собой в Сан-Франциско.

– А-а. – Но это, казалось, не произвело на него должного впечатления.

Кейт оставила его с Лицией и пошла к дому. Надо было позвонить Тилли... Достать вещи из багажника и упаковать их. Сан-Франциско. Она была там последний раз шесть с половиной лет назад.

– Аллилуйя! – услышала она восклицание Фелиции, когда входила в дом с ворохом вещей, накупленных в Кармеле. Кейт собиралась в город.

Глава 11

Они ехали молча уже около часа, отдыхая от бури эмоций в начале пути.

Фелиция повернулась к подруге:

– Кейт? – Да?

В машине было темно, но Фелиция могла разглядеть ее профиль. Она совсем не изменилась с тех пор, как Фелиция привезла ее «в изгнание» шесть с половиной лет назад. Если бы она тогда только могла себе представить, сколько Кейт будет там прятаться, она никогда не стала бы подыскивать для нее дом.

– Что тебя гложет, Лиция? – спросила Кейт со спокойной улыбкой.

– Почему ты передумала?

– Вообще-то я не передумала. Я просто... О черт. Я не знаю, Лиция. Может быть, эта история с книгой сорвала меня с тормозов. Я была счастлива там, среди гор. Ребенок, собака и тому подобное.

– Дерьмо собачье.

Кейт вдруг резко спросила:

– Ты мне не веришь?

– Мне кажется, тебе просто все это надоело за долгие годы. Ты не признаешься, но именно так ты и думаешь. Ты не должна хоронить себя заживо. Твои книги полны жизнелюбивых фантазий, но они нереальны. Ты молода, Кейт, тебе нужны люди, выходы в свет, поездки, мужчины, туалеты, успех. Все. Ты слишком быстро сдалась. Том прожил свою жизнь. Он жил, радовался всему... пока мог. Я думаю, если бы он... если бы он был прежним, он бы покончил с собой, видя, что ты живешь, как старуха. Ты же не Тилли, ради всего святого. Впрочем, ты все это и раньше от меня слышала. Извини, я не собиралась произносить здесь речи.

С лица Кейт не сходила улыбка.

– Значит, ты меня больше не любишь. Но, тем не менее, ты совершенно права. Я, наверное, и сама знаю, что мне все это надоело. Надоело – это не совсем точное слово. Я довольна своей жизнью. Мне просто... вдруг безумно захотелось чего-то большего. Повидаться с людьми, реальными, такими, как ты. В эту пятницу, когда я ездила к Тому, я почувствовала, что зря трачу время, и уехала оттуда рано. И без всякой видимой причины меня так и подмывало заехать в Кармел.

– И ты заехала? – Кейт виновато кивнула и ухмыльнулась. – Бессовестная. И ничего не рассказала. Что ты там делала?

– Проматывала состояние. – Признание Кейт рассмешило Фелицию.

– На что? Я умираю от любопытства.

– На всякую чепуху. На одежду, которая мне не нужна. Господи, я даже не представляю, куда я все это буду надевать. Вернее, не знала этого до сегодняшнего вечера. Может быть, именно поэтому и решила поехать с тобой в город. Чтобы обновить свои покупки. – В ее шутке была доля правды. Она и сама толком не понимала, зачем поехала. Просто внутри ее все кричало: «Поезжай! Давай! Живи! Мечтай! Трать! Будь!» А потом ее отрезвила мысль: «А не навредит ли это Тайгу?»

Фелиция посмотрела на нее и увидела, как сверкают в темноте ее глаза.

– Что, поездка на пару дней? Не будь смешной. Большинство родителей так делают. И ничего.

– Может быть, мне надо было сначала его подготовить?

– Подумаешь, ты просто отступила от своих правил. – Кейт кивнула в знак согласия и зажгла сигарету. Фелиция молчала, только с улыбкой смотрела на подругу, а потом спросила: – Ты готова?

– К чему? – Кейт не сразу поняла, что имела в виду Фелиция. Она была слишком глубоко погружена в свои мысли. Они подъезжали к городу.

Позади остался аэропорт. Да. Она была готова. Еще пару миль, и они у цели. Кейт молчала, но на лице у нее играла слабая улыбка, а в глазах стояли слезы. Это был ее дом. Здесь мало что изменилось за эти годы. Сан-Франциско вообще такой город, который почти не меняется, всегда сохраняет свою индивидуальность. И красоту. Ее взору открылся знакомый шпиль, взмывающий ввысь над центром города. Кейт позволила себе вспомнить те места, которые она вычеркнула из памяти. Обсаженные деревьями улицы вдоль океана, маленькие домики в викторианском стиле, яхт-клуб летней ночью, великолепие Пресидио, вид «Золотых Ворот» и прочие уголки, где она бывала с Томом. Пока Фелиция гнала машину вперед, из запыленных сундуков памяти сыпались разные эпизоды. Теперь она держала их в руках и ощущала слабый аромат старых знакомых духов. Она опустила стекло, и свежий ночной воздух хлынул ей в лицо.

– Ветрено. В городе может быть туман. – Фелиция улыбнулась, но ничего не ответила. Кейт и не хотелось разговаривать. Она хотела смотреть, слушать, чувствовать.

Они выехали на Франклин-стрит, ведущую к заливу. Когда машина оказалась на вершине холма, можно было видеть, как мелькают огни на другой стороне залива. Движение в городе казалось слишком интенсивным. «Ягуары», «мерседесы», «порти» соседствовали здесь с фургонами и «фольксвагенами», поток которых с треском прошивали мотоциклы. Движение выглядело слишком быстрым, ярким, оживленным. Было десять часов воскресного вечера.

Фелиция свернула вправо на Калифорния-стрит, через один квартал машина начала опять карабкаться в гору, обгоняя фуникулер.

Кейт рассмеялась:

– О Боже, Лиция. Как я могла все это забыть. Я люблю этот город. Какой же он прекрасный!

Фелиции захотелось остановиться с криком: «Победа!» Она вернулась. Это к добру. С вершины Ноб-Хилл перед Кейт предстали в торжественном великолепии собор и Тихоокеанский молодежный клуб, потом они помчались вниз по другой стороне горы в финансовый район и увидели прямо перед собой Ферри-Билдинг.

– О'кей, Лиция. Признайся, ты сделала это специально?

– Что именно?

– Обзорную экскурсию. Не прикидывайся, подружка.

– Я?

– Ты. Но я люблю тебя. Не останавливайся.

– Что-нибудь еще хочешь посмотреть?

– Не знаю. – В ней пробудилось столько чувств сразу, что она растерялась.

– Ты голодна?

– Немного.

– Хочешь, поедим что-нибудь у «Ванесси»?

– В таком виде? – Кейт в ужасе посмотрела на джинсы, красную рубашку и старые мокасины.

24
{"b":"26012","o":1}