ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 14

– Ну а теперь закрой глаза, солнышко.

Тайг послушался. Он сидел не шевелясь рядом с Кейт в машине. Вот-вот появятся очертания города. Интересно, как он ему понравится. Тайг никогда не видел ничего подобного. Она осторожно одолела крутой поворот и с улыбкой сказала:

– Можешь открыть глазки. – Он открыл глаза, но не проронил ни слова. Кейт была удивлена. – Как тебе?

– Что?

– Сан-Франциско, глупышка. Все эти высокие дома. Тайг не видел домов выше четырех этажей. Ее поразила эта мысль. В его возрасте она уже бывала в Нью-Йорке, забиралась на самый верх Эмпайр-Стейт-Билдинг.

– Я думал, здесь есть горы. – В его голосе звучало разочарование. И легкий испуг.

– Горы есть. Просто их отсюда не видно.

– А-а-а!

Она не знала, что ему сказать. Ему хотелось домой. А ей хотелось, чтобы он полюбил Сан-Франциско. Они с Фелицией все продумали. Здесь они проведут неделю. Целую неделю! Побывают на Рыбацкой верфи, в зоопарке, покатаются на Чертовом колесе, на трамваях, их ждет множество развлечений. Фелиция даже раздобыла расписание съемок со всякими погонями. Само собой разумеется, одна из таких съемок должна была состояться на Дивисадеро.

– Хочешь посмотреть самую горбатую улицу в мире?

– Конечно.

Он крепко держал Вилли на коленях, а Кейт готова была наброситься на него. Он же в Сан-Франциско. Это его первое в жизни настоящее путешествие. Почему же он не радуется? Почему не чувствует благодарности? И вдруг она поняла, что несправедлива к нему. Она свернула вправо с Франклин-стрит и остановилась.

– Это дом тети Лиции?

Он взглянул на обшарпанный отель с нескрываемым ужасом, а Кейт рассмеялась. Они долго ехали, все это время она была в страшном напряжении и решила передохнуть.

– Нет. Я тебя люблю, глупый ребенок. Обними меня. Его маленькое веснушчатое личико растаяло в улыбке.

– Тайг Харпер, я обещаю, что тебе здесь понравится. Ты мне хоть немножко веришь?

Он кивнул, а она посмотрела на него сверху вниз и чмокнула в макушку.

– Какой большой, – сказал он, – и такой... – Он огляделся по сторонам с нескрываемым разочарованием.

– Да, большой. Ничего подобного ты не видел раньше. Помнишь Е-стрит у нас в городе? – Он мрачно кивнул. Е-стрит была ужасной. Она проходила вдоль железной дороги. Там валялся разный хлам, разбитые автомобили, и стоял такой запах, что хотелось убраться поскорее с этой улицы. Тайг знал Е-стрит, как и все ребята в округе. Он посмотрел на мать круглыми глазами. – Так вот, это почти как Е-стрит. Но здесь есть чудесные места. И мы их обязательно посмотрим. Договорились? – Она протянула ему руку, он по-деловому пожал ее. – Поехали?

– Поехали! – Он сидел прямо, глядя вперед, но теперь не так яростно вцепившись в Вилли, и Кейт улыбнулась про себя, трогаясь с места.

– Есть хочешь? – Мальчик неопределенно пожал плечами. – А мороженое? – Он улыбнулся и слегка кивнул. – Тогда поедим мороженое.

Она остановится по дороге к Лиции. Подруга ждала их у себя дома и волновалась не меньше, чем Кейт. Она остановилась около Свенсена на Хайд-стрит. Впереди показались два трамвайчика, позвякивающих навстречу друг другу.

– Мама, смотри, смотри! – подпрыгнул Тайг, размахивая мишкой. Кейт расплылась в улыбке.

Мороженое было потрясающим. Два шарика бананового в сладком рожке, облитые шоколадом. Нос и подбородок Тайга были измазаны шоколадной глазурью. Когда он снова увидел трамвай, ползущий в гору, Кейт с трудом затащила его в машину.

– Мы покатаемся на трамвае позже. – В голову пришла идея. Самая крутая гора и самая кривая улица. Все это было недалеко отсюда.

Самая крутая гора не произвела на него впечатления, но самая кривая улица, виляющая между каменными домами в викторианском стиле, окруженными цветами, понравилась. Он был так увлечен, что забыл про мороженое, которое капало на его медведя. Со счастливым выражением лица он слизнул шоколад с уха Вилли.

– Тайг, фу!

– Угу, ма! – Он снова чувствовал себя счастливым. – Что это? – Он удобнее устроился на сиденье и показал на башню на Телеграф-Хилл.

– Это памятник пожарного департамента. Называется Койт-Тауэр, и совсем близко от дома тети Лиции.

– Сходим посмотреть?

– Конечно. Но сначала узнаем, что нам приготовила тетя Лиция.

– Ладно.

И так было всю поездку. Они делали все, что приходило в голову. Роскошные обеды, пикники на пляже, музей восковых фигур, многочисленные прогулки на трамваях, аквариум, планетарий, китайский квартал и японский сад. Это была настоящая райская жизнь, и к следующей субботе Тайг знал Сан-Франциско лучше, чем большинство детей, живущих там по многу лет.

– Ну, чемпион? Как тебе? Давай бросай маму и оставайся жить со мной.

Они расположились на белом ковре в гостиной и хрустели попкорном. Впервые за всю неделю им не хотелось никуда идти. Фелиция согласилась заказать пиццу домой. Обе женщины страшно устали, посвятив всю неделю Тайгу. Они переглядывались и улыбались.

– Знаешь, тетя Лиция. – Тайг задумчиво смотрел на Бей-Бич, который хорошо был виден с балкона. – Когда я вырасту, я приеду сюда работать на трамвае.

– Гениальная идея, чемпион.

– Если ты купишь ему эту штуку на Рождество, я тебя убью. – Кейт расхохоталась при этой мысли, закидывая в рот очередную горсть попкорна.

– Когда же, ребята, вас ждать снова?

Кейт пожала плечами и посмотрела в сторону Тайга.

– Не знаю. Посмотрим. – Последнее время она не уделяла никакого внимания Тому, кроме того, она задумала новую книгу. – Мне на самом деле надо приниматься за работу. А Тайгу учиться верховой езде на ранчо Эдамса, пока каникулы.

– А книга?

Зачем только Фелиция вспомнила. Она старалась о ней совсем не думать.

– Теперь это их проблема. Я написала. Их дело продать.

– Так просто? – Фелиция подняла бровь и в упор посмотрела на Кейт. – Ты написала – и все. А тебе не приходило в голову, что они могут захотеть попросить тебя помочь им продать ее?

– Черта с два. – Кейт разлеглась на полу и ухмыльнулась.

– Ты знаешь, чего они хотят. – Фелицию не так-то просто было свернуть с пути. Она ждала несколько недель, чтобы высказаться.

– Откуда мне знать, что они хотят? Да и не в этом дело.

– Да ну? Тогда в чем? Только в твоих желаниях?

– Может быть... Не понимаю, почему я должна делать что-то такое, что причиняет мне беспокойство.

– Не будь занудой, Кейт.

Тайг встал и пошел к телевизору, захватив с собой пакет попкорна. Ему надоело их слушать. Кейт взглянула на Фелицию и отвела глаза.

– Пойми, это же безумие не заняться продвижением собственной книги. Это твой шанс. Если ты заработаешь на этой, следующая даст тебе еще больше. А потом станешь постоянной фигурой в списке самых преуспевающих писателей. Так что дерзай, детка. Упустишь эту возможность, другой может не представиться. Ты не можешь себе этого позволить.

– С чего ты взяла, что они этого хотят? Книга продается сама по себе.

– Ты ненормальная. Пускаешь свою карьеру на самотек. А могла бы ее укрепить, черт побери. У тебя для этого есть все. Все. Внешность, мозги и талант.

– Кишок не хватает.

– Дерьмо собачье. Ты так старательно прятала их от себя, что о них забыли. И ты знаешь, что это правда. Кроме того, подумай, что ты сделала за этот месяц. Ты была здесь дважды. Ты больше не затворница, Кейт, и уже не хочешь ею быть.

– Это другое дело, Лиция. Это очень личное. Я не хочу выставлять свою физиономию на всеобщее обозрение в телевизоре, чтобы кто-нибудь запустил в нее пирогом. Или еще хуже, вонзил нож в мое сердце. Или Тайга. – Она сказала это тихо, чтобы мальчик не услышал. Но он был с головой погружен в передачу, уставившись в огромный цветной телевизор. – Я не собираюсь воспользоваться таким шансом, Лиция.

– Тебя не переспоришь, черт подери. Если ты отсидишься в кустах, а потом что-нибудь выйдет не так, я буду чувствовать себя в полном дерьме.

29
{"b":"26012","o":1}