ЛитМир - Электронная Библиотека

Она кивнула, и, взявшись за руки, они вышли из дома. В другой руке Ник держал корзинку. Он был в такой же отличной форме, как когда-то Том... Теперь об этом можно было только вспоминать, опираясь на сильную руку Ника. Том усох за годы, проведенные в инвалидной коляске. Но этот мужчина рядом с ней был полон жизненных сил.

– Хочешь поплавать, Золушка?

Кейт улыбнулась про себя: это имя уже к ней прочно прилипло.

– Хочу. – Она решила во всем доверяться ему.

– Я тоже. – Он с вожделением посмотрел на ее крошечное оранжевое бикини, оставлявшее почти все тело обнаженным. Но взгляд был дружелюбный и открытый, и поэтому она чувствовала себя совершенно свободно.

– Ты ждешь, что я пойду плавать, когда ты на меня так смотришь? Так я еще, не дай Бог, могу утонуть!

– Типун тебе на язык. Побежали!

Кейт стремительно бросилась в воду, он за ней. Вода была дивная. Ник пытался догнать ее, но она плыла быстро. Потом нырнула и проплыла у него между ногами. Его попытка поймать Кейт чуть не кончилась потерей верхней части ее купальника, и, вынырнув на поверхность, она захохотала и стала брызгаться.

– Знаешь, модница, так ты потеряешь и свой пояс невинности. – Присланное Фелицией бикини нельзя было назвать приличным. Только Тайг видел ее в нем. – Задавака, – осуждающе сказал Ник.

– А ты несносный тип.

– Пока нет, но очень скоро стану, если буду продолжать на тебя смотреть.

Она снова рассмеялась, и они поплыли к берегу. С ней давно никто так не разговаривал. А то, как это делал Николас, доставляло огромное удовольствие.

– Я умираю от голода.

Она рухнула на полотенце, расстеленное на песке, и с жадностью уставилась на корзину.

– Ну, давай же поройся там, глупышка, не сдерживай любопытства, это очень вредно. – Он сел рядом и поцеловал ее солеными губами. – Твоя семья, наверное, всегда была застегнута на все пуговицы – слишком уж ты хорошо воспитана, юная леди.

– Уже нет.

– Кейт, твои родители умерли?

Она молча посмотрела на него, прежде чем ответить, затем решила сказать правду:

– Они отказались от меня.

Он застыл на мгновение и посмотрел на нее.

– Ты серьезно? – Он казался таким потрясенным, что она чуть не рассмеялась. Для нее это уже давно не имело никакого значения. Прошло слишком много лет.

– Да, совершенно серьезно. Я разочаровала их, и они вычеркнули меня из своей жизни. А если откровенно, они решили, что я их предала.

– У тебя есть братья и сестры?

– Нет. Я одна.

– И они могли так с тобой поступить? Что они за люди? Выгнали единственного ребенка... Какого черта ты натворила?

– Вышла замуж за того, кого они не хотели иметь в родственниках.

– Вот так?

– Именно так. Я бросила колледж на первом курсе и ушла жить к нему. А потом мы поженились. Родители даже не явились на свадьбу. Больше мы никогда не встречались. Они исключили меня из своей родословной, как только мы стали жить вместе. Родители считали, что он недостаточно хорош для их общества.

– Высокая цена за любовь к мужчине.

– Он того стоил, – произнесла она очень тихо, но без сожаления.

– Хорошо, когда можно так сказать о человеке. Должно быть, он был необыкновенным парнем.

Кейт улыбнулась:

– Да, он был необыкновенным.

Некоторое время они молча распаковывали корзину. Вдруг Кейт заметила, что лицо Ника стало грустным.

– Ник?

– Да? – Он вздрогнул, подняв на нее глаза. Он глубоко погрузился в свои мысли.

Она взяла его за руку.

– Все это случилось очень давно. Иногда бывает грустно, но теперь все кончено. И... – Ей трудно было произнести это, но она знала, что надо. Несмотря на боль. – С ним тоже. С ним тоже все кончено. – В ее глазах появился яркий блеск, и Ник обнял ее.

– Извини, Кейт.

– Не стоит. Было много хорошего. Тайг. Книги. Лиция. Ты... – Голос ее сошел до шепота.

Ник взглянул на нее с нежной улыбкой.

– Однажды... – Дальше он не посмел продолжить.

– Что?

– Просто однажды...

– Ну, Николас, скажи, – с улыбкой молила она, приподнявшись на локтях.

– Однажды, Золушка, я превращу тебя в Принцессу.

– И мы будем как прекрасный принц и прекрасная принцесса? – Кейт доверчиво посмотрела на него широко раскрытыми глазами, и он кивнул. – Ты просто сумасшедший, Ник. Ты же меня совсем не знаешь!

– Да, Золушка, я сделаю это. Пока что мне удалось чуть-чуть понять твою душу, но я собираюсь сделать это лучше. С твоего разрешения, разумеется. – Он подал ей кусок хлеба и легонько поцеловал в губы, обратив внимание, что Кейт стала слишком серьезной. – Тебя это рассердило?

– Нет. Но, Ник, я никогда больше на выйду замуж. Это серьезно.

Господи, зачем он только затронул эту тему! Слишком рано...

«Почему, – спросишь, – да потому, что мой муж на самом деле не умер, вот почему». Однако она не произнесла этого вслух.

– Не могу все объяснить. До позавчерашнего дня я и не мечтала, что снова полюблю, а теперь вижу, что ошиблась. Только давай обойдемся без брака. – В таком случае оставалась надежда.

– Тогда будем двигаться постепенно.

Ей показалось, что он не принял ее слова всерьез. Но что еще она могла ему сказать?

– Тебе дать ветчину и дыню?

– Ты меня не слушаешь.

– Ты абсолютно права. Но, несмотря на это, я оптимист, я люблю тебя, и больше никаких «нет».

– Ты сумасшедший.

– Это точно, – радостно признался он. – А ты, принцесса из сказки, хочешь немного «бри»? Он великолепен.

– Сдаюсь.

– Отлично. – Ник улыбнулся про себя, думая, что все женщины, с которыми он когда-либо имел дело, отдали бы все, чтобы услышать от него предложение выйти за него замуж. После третьей же встречи.

Они уничтожили почти все припасы, прилегли отдохнуть на солнышке, а потом снова пошли в воду. Было начало пятого.

– Не пора ли уходить с пляжа, Кейт?

– Ммм...

Она пригрелась, устав от плавания. Морская вода стекала узенькими ручейками с висков к шее; он перегнулся и слизнул их поцелуем. Она открыла глаза.

– Пойдем домой. Смоем с себя весь этот песок, соль, хлебные крошки и дынные семечки.

Она рассмеялась, встала и посмотрела на тот беспорядок, который они устроили.

– Похоже, здесь был целый банкет! – Кейт сложила полотенце, Ник поднял корзину, и они медленно направились к дому.

– Лучше войти с заднего входа. У моего друга будет нервный припадок, если мы разнесем песок по всему дому.

– Да, сэр, как скажете. – Следом за Ником она вошла в ярко выкрашенную маленькую желтую комнату, где было три отдельных душа, полдюжины стульев и великолепный старомодный шезлонг с огромным полосатым зонтиком над головой.

– Раздевалка, миссис Харпер. Если, конечно, ты мне доверяешь.

– Не доверяю ни секунды.

Он улыбнулся во весь рот.

– Ты права. Вот что я тебе скажу: оставайся в купальнике, так будет безопаснее.

Они со смехом забрались под душ. Ник рассказывал всякие смешные истории, пока смывал песок с ее спины; и вдруг беззаботная болтовня сама собой прекратилась, и он медленно повернул ее к себе лицом, обнял ее и прижался к ней всем телом под струей теплой воды. Ее охватило такое же сильное желание, какое, судя по всему, овладело и Ником, но обоим мешала льющаяся вода.

– Подожди, я сейчас утону, – взвизгнула Кейт, когда брызги попали ей прямо в лицо.

Он выключил душ.

– Так лучше?

Она кивнула. Воцарилась тишина. Слипшиеся волосы мокрыми прядями падали на спину, капли воды застряли в ресницах, и Ник нежно слизнул их поцелуем, одновременно снимая с нее лифчик купальника. Он нашептывал нежные слова, а она гладила его грудь.

– Вот ты и потеряла свой пояс невинности, Золушка. Она улыбалась, закрыв глаза, когда он оторвался от ее губ и перенес ласки к груди. Он делал это так нежно, что все ее тело заныло от желания.

– Я люблю тебя, Прекрасный принц.

– Ты уверена? – Серьезный тон его вопроса отрезвил Кейт, и она открыла глаза. – Ты уверена, Кейт?

42
{"b":"26012","o":1}