ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но ты это делаешь, вот в чем дело.

– Может быть. И я должна продолжать, Ник.

– Я тебя понимаю. – Он отхлебнул чай и снова посмотрел на нее. – Что ты собираешься делать, если вдруг кто-нибудь раскопает твое прошлое? Я считаю, ты должна предвидеть такую возможность.

– И да и нет. Единственный путь выйти из скорлупы – это притвориться, что ничего подобного никогда не произойдет. Если бы я на самом деле знала, что так может случиться, я бы никогда больше не вышла из дома.

– Это было бы здорово! – Он наконец-то улыбнулся, впервые за весь этот час. – Я говорю серьезно.

– Не знаю, любимый. – Она глубоко вздохнула и легла на ковер. – Я не знаю, что бы я делала, правда. Убежала, впала в панику, не знаю. Конечно, у меня остается еще Тайг. – Она вздохнула и кое-что вспомнила, взглянув на Ника. – Помнишь банкет, на который ты повел меня в Лос-Анджелесе после того, как я побывала на шоу у Джаспера?

Он кивнул.

– Тот парень, который тебя чем-то расстроил? Он узнал? – Господи, неудивительно, что она сбежала.

– Не совсем. Он просто вспомнил фамилию Харпер. И начал рассказывать о футболисте по имени «Джо, или Джим, или как там его», который сошел с ума. Он более или менее правильно изложил всю историю. И в шутку спросил, не связана ли я с ним. А я запаниковала.

– Бедняжка. Неудивительно. Какого черта ты не сменила фамилию после того, что случилось?

– Мне казалось, что не стоит этого делать из-за Тайга. Тайг все-таки его сын. И должен быть Тайгом Харпером. Да и Тома не хотелось оскорблять. Разумеется, он ничего бы не понял, но просто у меня всегда было к нему чувство лояльности.

– А кстати, как быть с Тайгом? Ты не можешь скрывать от него вечно. Если кто-нибудь расскажет ему однажды, что его отец чуть не убил двоих и фактически уничтожил себя, у него будет искалечена вся жизнь. Кейт, ты обязана рассказать ему правду. Правду, которую он в состоянии переварить. Он когда-нибудь его увидит?

– Никогда. Это невозможно. Том не поймет, и это расстроит Тайга. Это не папа. Это чужой беспомощный ребенок в облике мужчины. А теперь он к тому же очень плохо выглядит. Тайг еще недостаточно вырос, чтобы выдержать такое. Да и зачем? Он не знает отца. Так лучше. А к тому времени, когда Тайг станет достаточно взрослым, тогда... – Кейт замолчала, и вдруг послышались тихие всхлипывания. Она взглянула на Ника – он был хмурым, но не плакал. – Что с тобой? – Она осторожно села.

Ник мотнул головой.

– Ничего.

– Я слышала... О Господи... – И тут до нее дошло. Они оба забыли, что Тайга должен привезти школьный автобус. Часы за спиной Ника показывали пять пятнадцать. Тайг дома уже полчаса. Достаточно, чтобы... И, не раздумывая, она вскочила, распахнула дверь и увидела плачущего сына. Они одновременно кинулись к нему, а он ринулся вниз по лестнице, выкрикивая сквозь рыдания:

– Оставьте меня в покое!.. Оставьте меня в покое!..

Глава 29

– Он в порядке? – спросил Ник, когда Кейт вышла из комнаты Тайга.

Была половина седьмого, прошел целый час. Мальчик спрятался от них в саду и промок до нитки, когда они силой втащили его в дом с таким же промокшим Вилли, которого он прижимал к груди. Кейт посадила его в горячую ванну, а Ник в это время сварил ему какао. После этого Кейт долгое время просидела в комнате сына, а Ник ждал ее на лестнице.

– Думаю, он пришел в себя. Трудно сказать наверняка. Сейчас он спит. – Кейт выглядела усталой.

– Что ты ему сказала?

– Правду. А что мне оставалось? Он и так почти все слышал, стоя в дверях. Он не собирался подслушивать. Сказал, что пришел наверх, чтобы сообщить, что он уже дома, и невольно услышал, как мы говорим о Томе. – Она глазами показала на открытую дверь их спальни, и Ник, кивнув, вошел туда вслед за ней. Они закрыли дверь, и Кейт тяжело уселась на кровать, а Ник дал ей сигарету. Ее бы больше сейчас устроили коньяк и горячая ванна. Они не могли ни о чем думать, кроме Тайга.

– Это я во всем виноват, не надо было давить на тебя с Томом и ворошить наболевшее. – Он только об этом и думал, ожидая ее на лестнице, но она покачала головой и выпустила небольшое облачко сигаретного дыма.

– Не изводи себя. Как это ни больно, но ты правильно поступил. Я почувствовала облегчение. И Тайг переживет. Том Харпер был красивым, сильным человеком. Его сын имеет право знать это. – Она подумала немного, а потом снова заговорила со вздохом: – Бывали моменты, когда я чувствовала себя грешницей перед Богом. Я скрывала от Тайга очень важную сторону его жизни, скрывала от него отца. Я считала, так ему будет лучше. – Она пристально посмотрела на Ника. – Но были и другие причины.

– Думаю, они достаточно веские.

– Не уверена. Я хотела, чтобы он принадлежал только мне, хотела защитить его от призраков прошлого. Я боялась, что он станет... как Том.

Ник затаив дыхание ждал продолжения.

– Я не хотела, чтобы он влюбился в образ Тома Харпера, знаменитую звезду. Том обожал всю эту чепуху. А кто не любит? Быть может, я боялась, что Тайг захочет того же, чтобы доказать что-то ради Тома, чтобы очистить имя Харпер. Бог знает, какие сумасшедшие идеи могли бы прийти ему в голову... Я боялась последствий. Так было гораздо спокойнее. – И, снова вспомнив о Нике, она улыбнулась. – Но я была не права, Ник. Он должен был знать. Однажды я, может быть, расскажу ему и о своих родителях. Я внушила ему, что все вокруг него умерли. Но это ложь. Наверное, каждый имеет право знать правду. – У Ника тоже было на это право. Она даже подумала, что предала их всех, и почувствовала страшную усталость. – Во всяком случае, дорогой, что ни делается, все к лучшему. – Она протянула руку, но Ник ее не взял и снова показался разбитым.

– Тайг думает так же? – спросил он горько, посмотрев сперва на Кейт, а потом на залив.

– Он в смятении. Не знает, что ему думать. Единственное, что он хочет определенно, это увидеть отца. Я сказала, что нельзя. – Кейт снова вздохнула. – И за это он меня сейчас ненавидит. Но он с этим справится. У него есть ты. – Она улыбнулась, глядя на Ника, затем придвинулась к нему и обвила его руками.

– Я ведь ему не отец, Кейт.

– Это не имеет значения. Ты даешь ему больше, чем некоторые отцы. Я не знаю, Ник. Такова наша реальность. Том был тем, кем он был. И поступил так, как поступил. Не важно по каким причинам. Может быть, настало время взглянуть правде в глаза. Хватит вести себя так, будто кто-то умер. – Он повернулся к ней с едва заметной улыбкой. Он чувствовал, будто мир обрушился на него. – Кстати, ты сегодня вечером не работаешь? – Кейт с удивлением посмотрела на часы.

– Я позвонил и сказал, что плохо себя чувствую, пока ты была у Тайга.

– Я рада. – Она улыбнулась и откинулась на кровати. – Я устала до полусмерти.

– Не могу представить себе почему, Золушка. – Он сел и стал растирать ей ступни, потом икры. – Я имею в виду, что ты сегодня проехала всего-навсего триста миль, вернулась домой и должна была ругаться со мной из-за всех твоих тайн, после чего я соблаговолил наброситься на твоего ребенка, заставив тебя вытаскивать его из-под дождя, купать его, утешать и вообще спасать положение. Так какого черта тебе быть такой усталой?

Она улыбалась во весь рот, пока он рассказывал ей все это.

– Так мне полагается государственная награда?

– Ты ее действительно заслужила. А мне полагается пинок в зад.

– А ты рассчитывал на что-то другое? – Она сидела, пока он растирал ей ноги, и обнимала его за шею.

– Я не заслужил. – Он повесил голову, как виноватый ребенок, и она рассмеялась.

– Заткнись и расслабься. – Так они и поступили, а в девять часов Кейт включила воду, чтобы наполнить ванну. – Последи за ней минуточку, я пойду погляжу, как там Тайг.

– Конечно. – Он остановил ее и долго и нежно целовал. Она отдалась ему вся без остатка, он это знал. Ее тело, ее душа, ее сердце – все, что у нее было, принадлежало ему. – Я люблю тебя, Золушка. Больше, чем ты представляешь. Кстати, – он нежно посмотрел на нее и убрал прядь волос с ее лица, – из-за того, что я совал свой нос в твою жизнь и спрашивал отчего и почему, мне кажется, ты кое о чем сегодня забыла.

59
{"b":"26012","o":1}