ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сын очень расстроится, что мы не берем его велосипед, – внезапно произнесла Изабелла, прерывая размышления Бернардо.

– Я закажу ему другой в Нью-Йорке. Еще лучше. – Господи, как он будет скучать по этому ребенку и Изабелле. Странно, что ее не будет рядом. Ни перепалок, ни вспышек ониксовых глаз при взгляде на него.

– Мы очень скоро вернемся, Нардо. Не думаю, что я смогу долго это выдержать.

Она встала, внимательно осмотрела кабинет, вспоминая, что еще забыла, в последний раз открыла шкаф с картотекой. Бернардо молча наблюдал за ней. Она взглянула на него через плечо с едва заметной усталой улыбкой.

– Послушай, почему бы тебе не поехать домой и не поспать немного? Ночь будет длинной.

– Да, полагаю, я... Изабелла... – У него вдруг странно перехватило горло, когда она медленно повернулась к нему. – Мне будет не хватать тебя. И мальчика. – Выражение его глаз впервые после Рождества выдавало его чувства.

– Мы тоже будем скучать по тебе, – приглушенным голосом сказала она, протягивая руки, чтобы обнять его. Когда она сможет вновь увидеть этот кабинет? Или его? – Но мы же вернемся. И очень скоро! Вот увидишь.

– Ну вот. – В его глазах стояли слезы, и он смахнул их, выпуская ее из своих крепких объятий. Одно дело – скрывать свои чувства, и совсем другое – не быть рядом с ней. Ему было больно терять ее, но это был единственный выход. Для нее и ребенка.

– А сейчас поезжай домой и немного поспи.

– Это приказ?

– Конечно. – Она криво усмехнулась и села в кресло. – Совсем неподходящее время года, чтобы ехать на Ривьеру.

Она попыталась придать себе скучающий и беспечный вид, когда он засмеялся, стоя у двери. Это входило в их план. Он отвезет ее через границу во Францию, мимо Ривьеры в Ниццу, где она сядет на утренний рейс до Лондона, а оттуда, сменив охранников, полетит в Нью-Йорк. Скорее всего ей и Алессандро придется провести в дороге почти двадцать четыре часа.

– Захватить вечером что-нибудь для Алессандро? Может быть, печенье? Игру?

– Печенье для него всегда звучит заманчиво, но, может быть, стоит взять одеяло и маленькую подушку. И немного молока.

– А для тебя?

– Просто приезжай, Нардо. И молись, чтобы мы все были в безопасности.

Он понимающе кивнул, распахнул дверь и вышел. Он молил Бога, чтобы она не только благополучно уехала, но и вернулась, и как можно скорее. И чтобы она осталась с ним.

Глава 10

– Мама, расскажи мне сказку.

Изабелла присела на край кровати Алессандро. Сказку... сказку... Сегодня вечером она не могла думать, а не то чтобы придумывать.

– Пожалуйста.

– Хорошо, подожди немного. – Она нахмурила брови, сосредоточиваясь и глядя на него. Ее длинные пальцы ласково поглаживали его маленькую белую ручку. – Когда-то давным-давно жил маленький мальчик. Он жил со своей мамой, и...

– И у него не было папы?

– Нет, больше никого.

Алессандро понимающе кивнул и поудобнее устроился в постели. Она рассказывала ему о месте, где мальчик жил со своей мамой и с друзьями, с людьми, которые любили их, и немногими, которые их не любили.

– А что они делали? – Ему начинала нравиться история: у нее была правдоподобная завязка.

– С чем? – Ее было легко отвлечь, так как у нее в голове теснилось множество мыслей.

– Что они сделали с теми людьми, которые их не любили?

– Они не обращали на них внимания. А знаешь, что они еще сделали? – Она таинственно понизила голос: – Они убежали.

– Неужели? Это ужасно! – Алессандро был ошеломлен. – Папа всегда говорил, что убегать не надо. Только тогда, когда это совершенно необходимо, например, от льва или очень злой собаки.

Ей хотелось сказать, что некоторые люди похожи на злых собак, но она не знала, как это объяснить, и задумчиво посмотрела на него, продолжая держать его ручку в своей.

– Ну а если они убежали, чтобы быть в безопасности? Если там их не тронут львы и злые собаки? А что, если они поехали в прекрасное место, где они снова смогут быть счастливы? Разве это плохо? – Глядя на него, она поняла, что ей многое надо сказать ему.

– Думаю, хорошо. Но разве есть такое место, где все в безопасности?

– Возможно. Но ты в любом случае в безопасности. Я никогда не позволю, чтобы с тобой что-либо случилось.

Он с беспокойством посмотрел на нее.

– А как насчет тебя? – Ему до сих пор снились кошмарные сны. Если они забрали папу, то вдруг они возьмут и маму? Было бесполезно снова и снова повторять ему, что они не могут этого сделать. Если нет, то почему у них в доме полно охранников? Алессандро не обманешь.

– Со мной тоже ничего не случится. Я обещаю тебе.

– Мама...

– Что?

– Почему бы нам не убежать?

– А ты бы не огорчился, если бы мы это сделали? Тогда не будет ни мамы Терезы, ни Энцо, ни Луизы. – Ни карусели, ни велосипеда, ни Рима. Ничего, напоминающего об Амадео...

– Но там будешь ты! – Он повеселел.

– И этого достаточно? – удивилась она.

– Конечно!

Его улыбка придала ей смелости продолжить сказку о маленьком мальчике и его маме, которые нашли новый дом в новой стране, где они были в совершенной безопасности и у них появились новые друзья.

– Они остались там навсегда? Она долго смотрела на него.

– Я не уверена. Думаю, они снова вернулись домой. В конце концов.

– Зачем? – Идея показалась ему нелепой.

– Наверное, потому, что дом всегда остается родным домом, независимо от того, трудно там жить или нет.

– По-моему, это глупо.

– А разве ты не хотел бы вернуться домой, если бы уехал? – Она с изумлением посмотрела на него.

– Нет, если там случилось что-то плохое.

– Как здесь? Он молча кивнул.

– Они убили папу здесь. Они – плохие люди.

– Только один или два очень плохих человека, Алессандро.

– Но тогда почему никто не нашел их, чтобы наказать, сделать им больно или побить? – Он с несчастным видом посмотрел на нее, и она нежно обняла его.

– Возможно, они будут пойманы и наказаны.

– Меня это не волнует. Я хочу убежать. С тобой. – Он сильнее прижался к ней, и она почувствовала тепло его тельца. Это было единственное тепло, которое она ощущала теперь, когда Амадео больше не было.

– Может быть, когда-нибудь мы убежим вместе в Африку и будем жить там на дереве.

– Ух, мне бы этого хотелось! А мы можем? Ну давай, пожалуйста.

– Нет, конечно же, нет. Кроме того, ты не смог бы спать в своей прекрасной уютной кроватке на дереве. Разве не так?

– Думаю, ты права. – Он долго и нежно смотрел на нее, потом улыбнулся и погладил ее по руке. – Это была хорошая история.

– Спасибо. Между прочим, я говорила тебе сегодня, как я люблю тебя? – Она наклонилась к нему, шепча признание в любви ему на ухо.

– Я тоже люблю тебя.

– Хорошо. А теперь спи, дорогой. Скоро увидимся. Очень скоро. Через семь часов. Она хорошенько укрыла его и тихо закрыла дверь, выходя в длинный зал с зеркальными стенами.

Вечер прошел в мучительном ожидании. Изабелла сидела в гостиной, просматривая бумаги и поглядывая на часы. Время медленно приближалось к восьми. В столовую подали ужин, и она съела его, как всегда, быстро и в одиночестве. Без двадцати девять она вернулась в свою комнату, посмотрела в окно, потом на свое отражение в зеркале, на телефон. Она не могла ничего делать, пока в доме все не стихнет, даже вернуться в зал. Изабелла просидела там в ожидании три часа, думая и глядя в окно. Из окна спальни она могла видеть карусель в саду, окна кухни, столовой и маленького кабинета, в котором когда-то работал Амадео. К полуночи все окна в доме погасли. Она крадучись пробралась к закрытому стенному шкафу в конце длинного зала, быстро открыла дверцу, заглянула внутрь и вытащила две большие сумки от Гуччи из мягкой кожи шоколадного цвета с зеленой и красной полосами. Она задумчиво посмотрела на них. Как можно упаковать целую жизнь в две сумки?

22
{"b":"26018","o":1}