ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Джилл, тут есть два местечка... Внизу принимают ЛСД, смотреть там особенно не на что. А вот наверху занимаются... совсем другим.

– Что там? Героин? – У меня расширились глаза. Я начала жалеть, что пришла сюда.

– Нет, глупышка. Не героин. Другое. Ладно, пошли. По-моему, ты уже созрела.

Он загадочно усмехнулся, взял меня под руку и буквально потащил по лестнице. Наконец мы оказались в зале под стеклянной крышей, освещенном лишь парой огромных свеч. Прошла минута, прежде чем глаза привыкли к темноте. Я ощущала присутствие множества людей, но не могла понять, сколько их и чем они занимаются. Поразило меня только то, что они почти не шумели. И тут я увидела все.

Мы находились на широком и длинном чердаке с прозрачным потолком и несколькими окнами. Как и во всем доме, здесь не было никакой мебели. Но зато было много движения. Слишком много. Здесь были почти все, кого мы видели внизу. Без малого двести человек, сбросив рубашки и джинсы, совокуплялись в самых диковинных позах, соединяясь в цепочки по четыре, пять и шесть человек. Это была оргия.

– Джилл, ты в порядке? – Крис внимательно следил за выражением моего лица.

– Я... Ух... Да... Конечно, Крис... Но...

– Что «но», любимая? Мы вовсе не обязаны принимать в этом участие.

За его спиной разыгрывалась сцена, от которой я не могла оторвать глаз. Две девицы занимались любовью друг с дружкой, двое мужчин жадно гладили их обнаженные тела, а третья девушка в это время просовывала язык между бедрами одного из наблюдателей.

– Я... Ух... Крис... Кажется, мне это не нравится.

Я была в этом убеждена, но стеснялась признаться. Мне было двадцать восемь лет, и я давно слышала о таких вещах. Но одно дело слышать, а другое видеть... Нет, участвовать в этом мне не хотелось.

Крис взял меня за руку и медленно повел обратно. Когда мы спустились на несколько ступенек, он улыбнулся и поцеловал меня. Поцелуй был нежным, а улыбка сочувственной. Он совсем не жалел о том, что мы ушли.

– Я отвезу тебя домой. – А потом вернешься сюда один?.. У меня упало сердце. Должно быть, это было написано на моем лице, и он быстро добавил: – Да нет же, глупышка! Не кипятись. Я могу обойтись без этого. Групповой секс – это скучно.

Я подумала о том, часто ли он занимался им, пока не пришел к такому заключению, но ничего не сказала. Спасибо и на этом. Слава богу, мы едем домой. С меня достаточно. Мое образование закончено. Теперь я знаю, что такое групповой секс. Баста!

– Спасибо, Крис. Наверное, у меня ужасно мятая рубашка.

– Ничего подобного. Выглядит вполне прилично. – Поглядев на мое прозрачное одеяние, он счастливо улыбнулся, поцеловал меня в грудь, вывел на улицу, и мы поехали домой.

Дорога не заняла много времени. Мы молчали, но я чувствовала, что мы стали еще более близкими друг другу. Крис остановил машину у подъезда и помог мне выйти. Неужели он уедет и на этот раз?

Я расплатилась с беби-ситтер, и та ушла, добросовестно известив меня, что никто не звонил. Меня разобрал смех. Тот единственный, от кого я ждала весточки, был со мной, а больше мне никто не нужен.

– Хочешь выпить, Крис?

Он покачал головой и пристально посмотрел на меня.

– Не сердишься, что мы ушли?

– Нет. Мне нравится твой образ мыслей. Хватит, Джилл, уже поздно. Пора спать. Завтра у меня уйма дел.

– И у меня.

Мы погасили свет в гостиной и на цыпочках прокрались мимо спальни Сэм. Меня охватило чувство уюта и спокойствия. Я была рада, что он остался, и улыбалась от уха до уха. Как же быстро мы заговорили словно муж с женой: «Пора спать, завтра у меня уйма дел». Я сидела на кровати и терпеливо ждала, пока он снимет джинсы, мирно поцелует меня и уснет. Господи, разве нужна еще какая-нибудь любовь?

Я расчесывала волосы и еле заметно улыбалась.

– Джилл, ты что это делаешь? – удивился Крис.

– Разве не видишь? Расчесываю волосы, дурачок.

– Какого черта? Групповой секс – дерьмо, но оргию я просто отложил до дома... Иди ко мне.

Он встретил меня посреди комнаты и принялся раздевать. Я расстегивала рубашку на нем, а он на мне. Вскоре мы стояли прижавшись друг к другу, а потом мои слаксы упали на пол одновременно с его джинсами, и наши тела наконец слились воедино.

Глава 7

– Эй... Крис... Уже светает. А ты так и не поспал. – Я чувствовала себя слегка виноватой. Самую малость.

– Я не жалею об этом. А ты? Но пора на работу. Мы начинаем в шесть. – На часах было пять. – Одевайся и выходи. Хочу полюбоваться рассветом.

– Я тоже. – Не криви душой, старушка...

Мы влезли в одежду, все еще валявшуюся на полу, вышли из дома и уселись на крошечный газон под моими окнами. Земля была холодной и влажной, но как хорошо было сидеть и смотреть на восходящее солнце!

– Сегодня нет тумана. Идеальные условия для съемки. Хочешь посмотреть?

– С удовольствием бы, но не могу. Надо отправить Сэм в школу, а в десять у меня самой начинается съемка. Текстиль. Сначала они где-то будут снимать сами ткани, а к десяти должны приехать статисты. Съемки будут проходить в оперном театре. Смешно, правда?

– Да уж... А как ты думаешь, кто будет снимать? – хитро спросил он и отвел с моего лица волосы, собираясь поцеловать.

– Эй... Неужели ты?

– Кто же, по-твоему, порекомендовал тебя? – Крис напыжился от гордости.

– Черта лысого! Мне уже сказали, что это работа Джо Трамино, трепло ты этакое!

– Ну да, о’кей... Но я тоже сказал им, что ты отличный стилист.

– После того как мне позвонили!

– После, ну и что? Мальчики обязаны заботиться о девочках.

– Не все мужчины так считают... Я рада, что мы будем работать вместе. Может, снова покатаемся на лошади? На этот раз переплывем оркестровую яму и поскачем по авеню Ван Несса...

– Можно попробовать. Беби, для нас нет ничего невозможного.

Он придвинулся, и мы улеглись на сырой траве, с улыбкой глядя, как встает солнце.

– Мне пора, Джилл. Увидимся на работе.

– Крис Мэтьюз, соседи отродясь не видывали такого необычного утреннего прощания. Но мне оно по душе.

– То ли еще будет! А если соседям не нравится, пусть не смотрят.

– Они меня выселят, – игриво сказала я, провожая его к машине.

– Поговорим об этом потом. Пока рановато.

Он хлопнул дверцей, нажал на газ и был таков, прежде чем я успела задуматься над этими странными словами. Меня забавляла мысль о том, что сегодня мы будем работать вместе и что предводитель банды киношников будет чувствовать себя не лучше моего. Уж я-то точно знала, чем он занимался сегодня ночью. Никто из нас и глаз не сомкнул. Ко всем чертям оргию на Клэй-стрит! Мы устроили свою собственную.

Я подошла к оперному театру ровно в десять, полюбовалась роскошным зданием и улыбнулась. Более неподходящего места для Криса нельзя было представить.

Мне объяснили, как пройти за кулисы, и я начала рыться в вещах, которые отобрала вчера. Навстречу попались люди из агентства. Казалось, они были довольны моей работой. Съемки должны были пройти удачно.

В ролике собирались снимать семь местных манекенщиц, еще троих привезли из Лос-Анджелеса. Девушки были на редкость красивые, а наряды просто потрясающие. Все – от вечерних платьев до купальников – было сшито из тканей ручной работы.

Я раздала девушкам предназначенные для них наряды и аксессуары и отправилась искать Криса. Это не заняло много времени – киношники расположились в оркестровой яме, облюбовав секцию струнных инструментов. Они лакомились тако[8] и бутербродами с салями, запивая их газировкой с вишневым сиропом.

– Привет, мальчики! Это завтрак или ленч?

– Ни то ни другое. Что-то среднее. Спускайся к нам и попробуй. – На секунду мне показалось, что Крис рассердился, но тут же раскаялся в этом. Кажется, ему не очень хотелось афишировать наши отношения. Это меня обрадовало. Сочувствие Джо Трамино мне не требовалось. По крайней мере пока.

вернуться

8

Тако (от исп. taco) – свернутая лепешка с начинкой из мясного фарша или сыра.

11
{"b":"26021","o":1}