ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я тоже, – не вполне искренне ответила Мередит. Она обожала командировки – неотъемлемую и самую увлекательную часть своей работы, и Стивен об этом знал. – Знаешь, какое у меня расписание? Десять городов за две недели!

– Но тебе ведь это нравится, – заметил Стив, устремив на жену влюбленный взгляд. Мередит – возбужденная, раскрасневшаяся, с блестящими глазами и счастливой улыбкой – казалась ему прекрасной, как никогда.

– Не всегда. Но на этот раз – очень нравится. Этот проект очень важен для меня. И для всей нашей фирмы.

Было уже далеко за полночь, когда Уитмены закончили ужин и отправились в спальню. Приняв душ и торопливо побрившись, Стивен скользнул в постель, где уже ждала его Мередит. Тела их сплелись в древнем как мир любовном танце; тишину лишь изредка нарушал любовный шепот. Была забыта больница Стива, предстоящая рекламная кампания Мередит. Весь мир растаял в предутреннем тумане, остались только мужчина и женщина, любящие друг друга.

Глава 2

Проснувшись утром в субботу, Стив обнаружил, что Мередит уже уехала в офис за бумагами. Должно быть, она надеялась вернуться до того, как поднимется Стив, однако, когда она вошла в квартиру с портфелем в руках, муж, в халате и с влажными после душа волосами, уже сидел в столовой, просматривая «Нью-Йорк таймс».

По случаю воскресного дня Мередит решила обойтись без привычного костюма. На ней были белая легкая блузка, слаксы и плетеные босоножки на низком каблуке. По плечам рассыпались белокурые волосы, нежная кожа словно светилась в солнечных лучах. Мередит выглядела свежей и невинной, словно юная девушка. Никто не дал бы ей тридцати семи лет, и ни одному, самому смелому фантазеру не пришло бы в голову мысленно связать эту красавицу с графиками, диаграммами и рядами цифр.

Поднявшись навстречу жене, Стив подошел к ней, обнял и нежно поцеловал в щеку.

– Здравствуй, моя добрая фея!

Они сели рядом. Мередит положила голову ему на плечо – этот молчаливый жест был красноречивее всяких слов. Им было хорошо вместе и прошедшей ночью, им хорошо и сейчас – любовь наполняла собой каждое мгновение их жизни.

«Может быть, за это я должна благодарить свою работу, – мелькнуло в голове у Мередит. – Возможно, именно постоянные разлуки не дают нам наскучить друг другу».

– Сходим куда-нибудь пообедать? – предложил Стив.

– Жарко, – протянула Мередит.

– Дома еще жарче. Мне хочется прогуляться, а тебе? Как насчет «Зеленой таверны»?

– Хорошо, – секунду поколебавшись, ответила Мередит.

По совести говоря, ей надо было работать, но работу Мередит решила отложить на потом. Документы подождут. Стивену она сейчас нужнее, чем Кэллену Доу и своим коллегам с Уолл-стрит.

Позвонив в ресторан, Стив заказал столик на два часа дня. Держась за руки, словно влюбленные, Стивен и Мередит вышли на улицу.

Августовское солнце палило нещадно; казалось, еще немного – и расплавится асфальт. Но даже жара не могла испортить хорошее настроение Стива и Мередит.

Доехав до ресторана на такси, они прошли в отдельный кабинет и сели за столик. За едой говорили, как обычно, о делах. Точнее, говорила в основном Мередит, а Стив слушал с любовью и неподдельным интересом.

– Представляешь, Пол Блэк настоял-таки на том, чтобы лететь со мной в Калифорнию! – пожаловалась она.

Стив сочувственно покачал головой. Он был уже наслышан о соперничестве Мередит и Пола – одного из старших партнеров в фирме.

– Ох уж эти мужчины! – продолжала возмущаться Мередит. – Считают себя высшей расой только потому, что носят брюки! Работать не хотят, а как снимать сливки – так они первые! Согласна, именно Пол нашел Кэллена Доу; но затем он скинул всю работу на меня, а сам пальцем о палец не ударил. А теперь почувствовал, что дело выгорит, и решил примазаться к моей славе!

– Будь снисходительна к мужчинам, дорогая, – успокаивающе заметил Стив. – Позволь нам иногда потешить свое самолюбие, ведь от этого никому нет вреда. В конце концов, Кэллен Доу знает, кому обязан своим будущим успехом.

– Ты прав, мне не на что жаловаться, – вздохнула Мередит. – Я знала, на что иду, когда начала играть в мужские игры. Не зря Уолл-стрит называют «самой консервативной улицей в Нью-Йорке»; иной раз мне кажется, что мои коллеги застряли где-то в пятидесятых. Ты ведь знаешь, каких усилий мне стоило доказать руководству фирмы, что я способна не только на секретарскую работу. А с каким трудом я добилась партнерства! Честное слово, все эти финансисты и банкиры до сих пор уверены, что место женщины – на кухне, в детской, в крайнем случае, в приемной шефа!

Заметив, что Мередит не на шутку раздражена, Стив поспешил сменить тему:

– Кстати, о карьерном росте: Харви собирается переселиться в Бостон.

– Как, опять? – недоверчиво улыбнулась Мередит.

Харви Лукас, заведующий отделением травматологии и непосредственный начальник Стива, в последние годы не раз заговаривал о переезде. Но дальше разговоров дело не шло: сниматься с насиженного места всегда нелегко, тем более – для не слишком здорового человека, обремененного большой семьей. Отъезд Харви предоставил бы Стиву место заведующего отделением; но Стивен не стремился вверх по карьерной лестнице и был вполне доволен своей нынешней работой. К тому же он дружил с Лукасом еще с институтских времен и не хотел расставаться со старым приятелем.

Закончив обед, Стив и Мередит вышли из ресторана и пешком дошли до парка. Здесь было шумно: играли уличные музыканты, с визгом носилась детвора. Стив и Мередит шли рука об руку, не было сказано ни слова, но каждый из них знал, о чем думает другой. Годы совместной жизни научили их своеобразной семейной телепатии: они понимали друг друга без слов.

«Может быть, все-таки заведем малыша?» – молчаливо спрашивал Стив.

«Не сейчас, дорогой, – мысленно отвечала Мередит. – Ты же знаешь, я не против ребенка, но не хочу разрываться между младенцем и работой. Давай подождем».

«Сколько же можно ждать? Годы идут, и мы с тобой не становимся моложе. Когда же ты наконец решишь, что готова к материнству?»

«Может быть, и никогда», – мысленно ответила Мередит, зная, что вряд ли когда-нибудь осмелится произнести это вслух.

Вернувшись домой, Стив расположился на диване и притянул к себе жену.

– Давай после ужина сходим в кино, – предложил он.

«Как он хорош!» – думала Мередит, глядя на мужа. Сейчас, в голубой рубашке, обтягивающей широкие плечи, и в шортах цвета хаки, туго облегающих его мускулистый торс, он казался неотразимо мужественным и в то же время каким-то трогательно домашним. Стиву был бы к лицу загар, но, увы, у него не было времени валяться на пляже или в солярии. Но и сейчас светлая кожа Стива оттеняла мужественную красоту его лица, темные, как вороново крыло, волосы и загадочную черноту глаз.

Он ничем не напоминал того смертельно измученного человека, что, шатаясь от усталости, ввалился в квартиру вчера вечером. Восемь часов полноценного сна и общество любимой жены – вот и все, что нужно было Стивену Уитмену, чтобы обрести былую бодрость и готовность к новым подвигам.

– Не могу, Стив, – виновато ответила Мередит. – Надо собирать вещи, и к тому же я еще не прочла документы.

– Жаль, – коротко ответил Стив. За четырнадцать лет он привык к тому, что работа у жены всегда стоит на первом месте. – А когда твой рейс?

– Самолет вылетает в полдень, – ответила она. – Значит, выехать надо около десяти.

– Вот тебе и воскресенье! – проворчал Стив, смиряясь с неизбежным.

После ужина Мередит уединилась в библиотеке, служившей им обоим рабочим кабинетом. Здесь вперемешку с медицинскими журналами лежали финансовые справочники, а на столе стоял компьютер Мередит. У Стива тоже был компьютер, но он редко пользовался им.

Мередит положила руки на клавиатуру и на мгновение задумалась, глядя на мерцающий экран. В голову ей пришла неожиданная мысль: не переживает ли Стив оттого, что она зарабатывает больше, чем он?

5
{"b":"26025","o":1}