ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стив в ответ рассмеялся:

– Ага, поскучаешь минут десять, а потом у тебя из головы вылетит все, кроме «красной полосы» и прочих финансовых премудростей. Я тебя хорошо знаю!

– Я тебя тоже! – весело откликнулась Мередит.

Но, как видно, в последние дни ее тянуло к самокопанию. Не успела Мередит выйти из дому, как в голове у нее засвербил странный и неприятный вопрос: в самом ли деле они со Стивом так хорошо знают друг друга?

Да-да, разумеется, они четырнадцать лет прожили вместе, у них идеальный брак, нет друг от друга секретов... Но что, если это иллюзия? Разве не вчера только она спрашивала себя, что же Стив думает на самом деле? Такие вопросы, такие подозрения не берутся ниоткуда: должно быть, подсознание предупреждает, что в их семейном счастье не все так ладно, как кажется.

А разве у нее нет секретов от мужа? Вспомнить хотя бы бесконечные разговоры о будущем ребенке! Всякий раз, когда Стив заводит об этом речь, Мередит возражает: они оба, мол, слишком заняты, на малыша у них не хватит времени, надо подождать. Довод понятный и разумный, но почему она упорно молчит о главном – что материнство ее вообще не привлекает, мысль о беременности и родах пугает, что она не чувствует ни малейшего желания взваливать на себя такую ношу?

А что знает о ней Стив? Он прекрасный слушатель, но до сих пор Мередит как-то не задумывалась о том, много ли он понимает из ее рассказов. Понятно ли ему, о чем она мечтает, к чему стремится, что составляет для нее смысл жизни?

Ну и вопрос! Спроси-ка лучше, Мередит, понятно ли это тебе самой?

Мередит не любила неопределенности. На работе, в личной жизни, вокруг нее и в ней самой все было устроено ясно и четко, определено раз и навсегда. По крайней мере, так считала Мередит. Но порой на нее нападали сомнения, странное беспокойство, которому она сама не могла найти объяснения. Надежная почва уходила из-под ног, незыблемые стены теряли очертания в тумане. Нелепые вопросы возникали в ее голове, все, казавшееся ясным еще недавно, представлялось неопределенным. Она любит свое дело... Но почему? Может быть, работа заменяет ей что-то иное, более важное? Любит Стива... Или ей просто спокойно и удобно рядом с ним – таким любящим и надежным?

Мередит тряхнула головой, прогоняя неуместные сомнения. Минута слабости, только и всего. Такое у всех бывает, и не стоит обращать на это внимания. К чему задавать вопросы, на которые все равно не найти ответа? Надо жить, как живется, и не искать черную кошку в темной комнате – тем более что ее там скорее всего и нет.

Мередит остановилась перед зеркалом, бросила на себя последний придирчивый взгляд. На ней был строгий брючный костюм – жакет застегнут на все пуговицы, брюки безукоризненно отглажены. Волосы уложены безупречно, словно она только что из парикмахерской. Мередит невольно улыбнулась, вспомнив, в каком виде сегодня утром вылетел из дому Стив. Да, они с мужем – совсем разные люди!

Прежде чем уйти, она в последний раз проверила содержимое портфеля. Переносной компьютер-ноутбук, сотовый телефон, черновой вариант «красной полосы»... Все на месте.

Такси плавно мчало ее к аэропорту, мимо проносились знакомые с детства здания, и жаркое летнее солнце светило с бледно-голубых, словно выцветших небес.

Мередит уже забыла о своих сомнениях – жизнь, настоящая и будущая, представлялась ей безоблачной, как купол августовского неба.

«Чего мне еще хотеть? – думала она. – У меня есть все, что нужно для счастья. Проживи я хоть до ста лет – никогда не пожелаю себе иной судьбы!»

В то время она действительно так думала.

Глава 3

В самолете Мередит времени зря не теряла: дочитала подготовленные для Кэллена материалы и немного поработала на портативном компьютере. Пол Блэк, ее старший партнер, всю дорогу проспал безмятежным сном. Только на подлете к калифорнийскому аэродрому он открыл глаза и изрек по адресу Мередит дежурный комплимент. Он, мол, не сомневается, что она отлично выполнила свою работу и, как всегда, произведет на клиента неизгладимое впечатление.

Мередит выслушала коллегу с любезной улыбкой и поблагодарила, хоть внутри у нее все кипело от гнева. «Да, я специалист в своем деле, – думала она, – но это не причина, чтобы сваливать на меня всю черновую работу. И тем более не причина, чтобы разговаривать со мной этаким добродушно-снисходительным тоном, словно с глупенькой школьницей! Чем он передо мной чванится? Своими связями? Тем, что уже десять лет почивает на лаврах? Или просто тем, что он мужчина?»

По совести сказать, Мередит терпеть не могла Пола Блэка. Она презирала бездельников, а мистер Блэк, по ее мнению, именно к этой категории и относился. К тому же он не упускал случая показать, как высоко себя ценит. Вот и сейчас он раздувался от гордости из-за того, что нашел фирме такого выгодного клиента. А ведь никакой его заслуги в этом не было, просто случилось так, что шурин Пола оказался знаком с Кэлленом и порекомендовал ему фирму, где трудился – точнее, создавал видимость бурной деятельности – его зять.

Самолет приземлился в четверть четвертого. В аэропорту их ждало такси, присланное Кэлленом. Через несколько минут они уже были в отеле в Пало-Альто, неподалеку от офиса «Доу-Тех».

Распаковав вещи, Пол Блэк немедленно сел на телефон и вскоре радостно объявил, что его друзья в Сан-Франциско приглашают поужинать вместе. Куда бы ни прилетел мистер Блэк, у него везде находились друзья, но еще не было случая, чтобы сей «галантный» джентльмен пригласил Мередит составить ему компанию.

Впрочем, Мередит была этому только рада. Она терпеть не могла этих бессмысленных ужинов в роскошных ресторанах, пустой болтовни о яхтах и виллах, спеси, зависти и тщательно скрываемой скуки – словом, всего, что обыкновенно называют «светской жизнью». Нет уж, спасибо! Лучше она останется в номере и еще раз просмотрит подготовленные документы.

Около восьми вечера в спальне зазвонил телефон. Мередит решила, что это Стив – кому же еще быть? Едва распаковав чемодан, она позвонила в больницу и оставила для него на автоответчике свой гостиничный номер. Больше этого номера никто не знал.

– Здравствуй, милый! – весело произнесла она, сняв трубку.

На том конце провода воцарилось недолгое молчание; затем звучный мужской голос произнес:

– Гм! Привет, дорогая! Как прошел полет?

– Отлично, а кто это? – растерянно отозвалась Мередит.

– Это я, Кэллен. Решил узнать, как вы устроились в отеле. Рад приветствовать вас на калифорнийской земле. С нетерпением жду встречи.

– Я тоже, – смущенно пролепетала Мередит. – Прошу прощения, я думала, что звонит муж.

Ей было неловко, а еще более – неприятно от того, что Кэлу удалось смутить ее и выбить из колеи. Впрочем, он тут ни при чем, она сама виновата.

– Я так и понял. У вас все подготовлено?

– Более или менее. Завтра я покажу вам окончательный вариант «красной полосы», а потом мы обсудим некоторые детали предстоящего турне.

– Ну что ж, прекрасно! – воскликнул Кэллен, и Мередит невольно улыбнулась. Этот немолодой и умудренный опытом бизнесмен сейчас вел себя, словно ребенок, с нетерпением ожидающий дня рождения. – Когда же мы отправимся в путь?

– Во вторник, сразу после Дня труда. Почти все готово – осталось только проработать некоторые детали презентаций в Миннеаполисе и в Эдинбурге. О рекламе мы позаботились, и теперь деловой мир Америки и Европы с нетерпением ждет нашего появления. Я не удивлюсь, если желающих приобрести акции окажется больше, чем самих акций!

– Скорее бы уж начать!

– Не торопитесь, Кэл. В таком деле поспешность может все испортить.

– Хорошо, Мередит, полагаюсь на ваш опыт. Пожалуй, вы правы: прежде чем начинать кампанию, надо уломать нашего финансового директора.

– Неужели Чарли все еще упрямится? – воскликнула Мередит.

С Чарли Макинтошем, финансовым директором «Доу-Тех», она столкнулась в свой первый приезд в Калифорнию. И знакомство было не из приятных. Мистер Макинтош оказался на редкость упрямым и сварливым старикашкой: с боссом он разговаривал, на ее взгляд, непозволительно фамильярно и грубо, а на саму Мередит смотрел, словно на злейшего врага. Мередит не могла понять, почему Кэл держит этого человека у себя – давно пора отправить его на пенсию!

7
{"b":"26025","o":1}