ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не нужно? — Он был немного пьян, но не настолько, чтобы не видеть, как она красива — все такая же красавица, как была… не настолько, чтобы потерять дар речи, не настолько, чтобы сердце его не заколотилось отчаянно — как прежде, — когда он заглянул в ее синие глаза… — Нет, я должен тебе сказать… Когда я вернулся, я решил никогда больше не встречаться с тобой. Мне кажется, какое-то время я даже ненавидел тебя. Шарлотта была очень добра ко мне. Лила бальзам на раны… помогала с работой, ухаживала за мной, когда я напивался… она все время была рядом… она делала то, что отказалась делать ты… поехала со мной в Индию… потом в Египет. Я пробыл там полгода, работал над книгой.

Одри показалось, что в его глазах стоят слезы, но, может, это был лишь отраженный лунный свет.

— Она вела себя замечательно… — Чарльз словно извинялся, то ли перед ней, то ли перед Шарлоттой. — Она мне нравилась. И, говоря по правде, очень. — Он повернул голову, посмотрел прямо в лицо Одри, и она увидела, что пьян он изрядно, а ей-то сначала показалось, что чуть-чуть. Но какое это имело значение? — Одри, беда в том, что я не люблю ее.

Одри окаменела в своем кресле. Она не хотела слышать, что он скажет дальше… не хочет же он, чтобы теперь они обе были при нем — и она, и Шарлотта… Да как он смеет!.. Но она не успела остановить его, он продолжал:

— Я сказал ей это до того, как мы поженились. Я не настолько гадок, чтобы обманывать, говорить кому-то, что люблю, хотя ничего похожего не испытываю… — Голос у Чарльза смягчился, и у Одри комок встал в горле… — Она мне сказала, что это не важно. Она и не ждала от меня ни страсти, ни романтики; дружеские отношения, доверие — вот все, что ей нужно, убеждала она. Ну вот мы и стали друзьями. Я к ней неплохо отношусь… Она мне нравится… — Он повторялся. Одри была шокирована: что такое он городит?! Какое безумие! Зачем он женился на ней? Но он уже отвечал па ее вопрос:

— Я не женился бы на ней, ты знаешь меня. Так не женятся, как бы она ни рассуждала. Мы-то с тобой знаем, правда ведь?! — В голосе его зазвучала горечь, и Одри поднялась с кресла. Она не хотела слушать, как он говорит ей, что не любит свою жену. А еще страшнее, что он на ней женился… — Но эта сука забеременела, когда мы были в Египте. Когда мы должны были уже вот-вот уехать… — Он с такой печалью посмотрел на Одри, что Одри подумала: сердце ее сейчас разорвется. — Еще только два с половиной месяца… ничего не заметно… никто не знает… аборт она отказалась делать. — В его глазах была такая боль, что и Одри не могла больше сдерживать слезы. — Ну вот, у нас будет ребенок. И мы будем друзьями. И будем терпимы друг к другу. — Чарльз еле выговаривал слова глухим, безжизненным голосом. Он снова повернулся к морю. — Да плевать мне на то, что она устраивает паблисити моим книгам… — Потом вдруг сказал совсем тихо: — Наверно, это хорошо — иметь ребенка. — Он подумал о Шоне. Вдруг он резко обернулся, сделал два шага к креслу, возле которого стояла Одри, и положил ей руку на плечо. Одри задрожала. — Я хочу, чтобы ты знала, Одри… Я был очень зол на тебя, это так, но теперь это не имеет никакого значения. Я хочу, чтобы ты знала — я по-прежнему люблю тебя. Очень люблю…

По ее щекам медленно катились слезы. Он наклонился, поцеловал ее и молча пошел в гостиную.

Глава 27

В последующие несколько дней дом на мысе Антиб жил неспокойно. Чарльз и его молодая жена не переехали в гостиницу, и, несмотря на весьма прозрачные намеки Ви, Чарли, судя по всему, никуда двигаться не собирался. Более того, он не сводил глаз с Одри, а Шарлотта не спускала глаз с них обоих.

Все остальные чувствовали себя неловко, и Одри изо всех сил старалась сделать вид, что ничего не замечает. Она много времени проводила с Молли на пляже, уезжала с Карлом и Урси на прогулки вдоль берега моря, ходила с Ви за покупками, а остальное время, сославшись на усталость, сидела в своей комнате.

В тот день, когда приехали Чарльз с Шарлоттой, чуть ли не в тот самый момент, когда она поняла, что случилось, Одри решила как можно скорее уехать отсюда и не сделала этого лишь потому, что щадила Вайолет.

Одри всячески старалась избегать Чарли, но и он после того первого вечера больше не подходил к ней. Обоим необходимо было оправиться от первого удара. Одри в конце концов все же приняла приглашение Урсулы и Карла и теперь ждала, когда они покинут мыс Антиб. Впрочем, она готова была ехать куда угодно, лишь бы избавиться от напряжения, она не могла находиться под одной крышей с Чарли и Шарлоттой. Снова и снова Одри старалась свыкнуться с тем фактом, что Шарлотта беременна…

Шарлотта носит его ребенка, а у нее не будет от него ребенка. У нее будет только Молли, одна только Молли.

— Как я догадываюсь, вы привезли ее из Китая?

Одри испуганно вздрогнула: за ее спиной стояла Шарлотта.

Одри задумалась, глядя на Молли — они с Джеймсом неподалеку лепили песочные пирожки, — и не слышала, как подошла Шарлотта. Она стояла совсем рядом с ней. Красивая, с правильными чертами лица, макияж был наложен очень искусно. Платье от Пату и прелестная, в тон платью, шляпа. И вновь рядом с этой изысканной женщиной Одри вдруг показалось, что сама она некрасива и плохо одета.

— Да… я это сделала… — Одри силилась вспомнить, о чем спросила ее Шарлотта. Они впервые разговаривали один на один, без свидетелей. — Мей Ли я привезла из Харбина, где прожила восемь месяцев…

— Я знаю. — По ее тону можно было понять, что она знает не только это. И в ту же минуту одним молниеносным ударом Шарлотта поразила ее в самое сердце:

— Вы все еще любите его, не так ли?

— Я… — Одри так растерялась, что не знала, что ответить. — Я… я думаю, мы навсегда останемся друзьями. Такое не забывается, но все меняется, то время ушло. — Одри постаралась ответить как можно более дипломатично.

— Да, верно сказано — то время ушло. Рада, что вы это понимаете, — со значением сказала Шарлотта. — Чарльза ждет блестящая карьера. В один прекрасный день он станет самым знаменитым в мире писателем-очеркистом.

«Только это для него ровным счетом ничего не значит», — подумала Одри, она его слишком хорошо знала. Успех для него был всегда приятным сюрпризом, не более того. Новые открытия — вот что его волновало, само по себе путешествие, приключение. Как видно, Шарлотта и понятия об этом не имела.

— Ему нужна помощница, — продолжала Шарлотта.

Одри согласно кивнула, стараясь удержать слезы, затем обратила взгляд на женщину, которая завоевала его.

— Ребенок значит для него больше, чем карьера.

На какое-то мгновение Шарлотта оцепенела, в глазах мелькнула растерянность.

— Он сказал вам об этом? — Шарлотте это, как видно, не доставило удовольствия.

Одри кивнула, — Просто упомянул… он очень счастлив, — соврала Одри. — Уверена, вы оба будете очень счастливы. — Слезы стояли у нее в глазах.

Шарлотта ограничилась кивком. Она все еще не могла скрыть своего неудовольствия по поводу того, что Чарли рассказал Одри о ребенке Впрочем, может, это и к лучшему… Шарлотта улыбнулась сопернице.

— Как бы то ни было, вы были ему не пара, — заключила Шарлотта.

Какая, однако, самонадеянность! Раздражение Одри нарастало. Что она знает о том, кто ему подходит, а кто нет? Похоже, она совсем не понимает Чарли. Заставила его жениться на себе, потому что отказалась делать аборт. Одри подозревала, что Шарлотта сделала это не из любви к Чарли и не ради ребенка «Трудно представить себе эту женщину с ребенком», — подумала Одри. И как раз в эту минуту Джеймс плюхнул ей на колени толстенькую, мокрую, облепленную песком Мей Ли. Девчушка взвизгнула от восторга и стала обнимать и целовать свою мамочку, заодно обсыпав ее песком.

В тот день, под вечер, Одри поехала кататься в открытом автомобиле с Карлом и Урсулой.

— Завтра мы намереваемся уехать, Одри. Поедешь с нами? — спросила Урсула. Еще несколько дней назад Одри отклонила бы их Предложение, но теперь она желала лишь одного — как можно скорее покинуть Антиб, ей лишь нужно было найти приличествующий предлог. — Сначала мы поедем в Сан-Ремо, поживем несколько дней там. Он совсем недалеко отсюда, по это уже Италия.

57
{"b":"26026","o":1}