ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 43

Последние дни беременности стали для Одри настоящей мукой. Чарльз, можно считать, поправился и не находил себе места. Несчастье с Джеймсом заставило его еще острее ощутить свою бесполезность. Вайолет все время была в страшном напряжении; лишь изредка на нее находило какое-то умиротворение.

Джеймс жив, твердила она в такие моменты, и ничто не убедит ее в обратном, пока не объявятся очевидцы его смерти. Чарли и Одри поддерживали в ней эту веру, но сами почти потеряли надежду.

Дети тоже никак не могли успокоиться. Наверное, для них было бы легче, если б мать сказала, что отец погиб, но надежда теплилась, и это было еще мучительнее.

Одри устала носить свое необъятное тело. В июне стояла изнурительная жара, ночами ей не хватало воздуха, а днем она казалась себе огромной бочкой на двух ногах. Вдобавок ребенок изводил ее своими плясками.

— Он мне все внутренности отобьет! — жаловалась она Чарльзу.

По срокам она перехаживала уже две недели, но врач сказал, что так бывает, советовал много гулять и спать. Ни то, ни другое при нынешней неуклюжести ее не прельщало, но Чарльз и Ви насильно вытаскивали ее на прогулки, да еще потешались над тем, как она смешно, по-утиному, переваливается с боку на бок. Ожидание ребенка хоть немного скрашивало их общее горе.

— Хватит, больше ни шагу не сделаю, слышите? — взбунтовалась Одри и уселась на большой камень. — Сперва кормят на убой, потом заставляют бегать марафонские дистанции! Или на руках тащите меня домой, или нанимайте грузовик!

— Да где возьмешь такой большой грузовик? — откликнулся Чарли, за что получил подзатыльник.

Шутки шутками, а Одри едва доплелась до дома; у нее разламывалась спина. Она сказала Вайолет, что, видимо, подхватила грипп.

— Грипп? — нахмурилась та. — С чего ты взяла?

— Тяжесть в желудке, и спина весь день болит.

— Неужели? — хмыкнула Ви и, когда Одри пошла прилечь, объявила Чарльзу, что теперь его сын не заставит себя ждать.

— Как? — всполошился он. — У нее уже началось?

— Да нет. — Ви улыбалась, но не так, как прежде, при Джеймсе, а одними губами. — Но по всем признакам скоро начнется.

— Пора бы уже! — вздохнул он.

Этой ночью Одри, вместо того чтобы лечь, принялась делать перестановку в детской. Все ее вдруг перестало устраивать, только в час ночи муж уговорил ее лечь. Сам тут же уснул, а она все ворочалась. Поднялась, походила. К боли в спине добавилось неприятное покалывание по всему телу. Она решила принять ванну, но и это не помогло. Внезапно ее пронзила острая боль — она так и подскочила в ванне. Странно, ведь в книгах пишут, что поначалу схватки не должны быть такими резкими.

Когда боль прошла, она подумала, уж не приснилось ли ей все.

Успокоила себя, еще немного понежилась в теплой воде и уже собралась вылезать, как накатила новая схватка, и Одри уцепилась за оба крана, чтобы не упасть. Она поспешно выкарабкалась из ванны, завернулась в полотенце и хотела идти будить Чарльза, но тут отошли воды, залив весь пол. Ее охватила паника. Так не должно быть! Господи, что же это! Она изо всех сил старалась не думать о выкидыше.

Чарльз, когда она стала его тормошить, сонно перекатился на бок, но вдруг рывком сел и уставился на нее.

— Кажется, у меня началось, — испуганно прошептала она. — Чарли… мне страшно!

— Не бойся, родная! — Он ободряюще улыбнулся ей и соскочил с кровати. — Все будет хорошо. Посиди, я что-нибудь на себя натяну и помогу тебе одеться.

Но она вцепилась в него и стала хватать ртом воздух.

— Давно началось? — спросил Чарли, не в силах смотреть, как она мучается. — Почему сразу не разбудила?

— У меня было всего несколько схваток… но они… о Боже, Чарли, о-о-о…

Он с трудом уложил ее на кровать.

— Я пойду позвоню доктору.

— Нет! Не оставляй меня!

— Я быстро! Честное слово!

Он вылетел из спальни, по дороге забарабанил в дверь Ви и чуть не скатился по лестнице к телефону. Разбуженный среди ночи доктор сказал, что будет ждать их в больнице. Завидуя его спокойствию, Чарли бегом бросился назад.

Одри сидела на постели, широко расставив ноги и согнув их в коленях. Ви держала ее за руки.

— В больницу! — крикнул он с порога и, подхватив со стула брюки, рубашку и носки, метнулся в ванную.

Второпях натянул на себя одежду, вышел, сунул ноги в ботинки.

— Пойду выводить машину.

Но Одри лихорадочно трясла головой, подавала ему какие-то знаки, и у него не хватило духу уйти. Он подошел к постели, заглянул в испуганные, расширившиеся от боли глаза.

— Родная моя…

— Не уходи… Я не поеду…

— Боюсь, что действительно уже поздно, — вмешалась Вайолет. — Позвони доктору, попроси его приехать сюда.

— Как — здесь?! — в ужасе воскликнул Чарли.

А вдруг что-то не так? В больнице все же спокойнее. Но Ви молча кивнула на дверь, и Чарли подчинился. Через час после первых схваток Одри начала кричать. Слава Богу, доктор еще не ушел. И хотя Чарли говорил сбивчиво, он сразу все понял и сказал, что скоро будет. Не прошло и пятнадцати минут, как он вошел в спальню, тихо прикрыл за собой дверь и, заглянув Одри в лицо, громко и отчетливо проговорил:

— Слушайте меня! Ваш ребенок скоро появится на свет.

Помогите ему. Надо очень глубоко дышать. — Доктор внимательно смотрел в ее обезумевшие от боли глаза. — Ну, дышите же! Сильно, как собака, ну! — Он вырвал ее руки у Чарли и Ви. — Вот так! Еще раз!

Чарли, разинув рот, слушал, как доктор кричит на Одри, и удивлялся, что она выполняет его команды. На сей раз, когда схватка миновала, даже улыбнулась, довольная собой.

Еще пять минут она глубоко дышала, тужилась и кричала.

При самом пронзительном крике доктор наклонился над ней и удовлетворенно что-то пробормотал.

По щекам Чарли катились слезы. Почти в шоке он увидел между ног жены головку ребенка.

— Вот он, Господи, какой красивый!

Доктор деловито повернул маленькие пухлые плечики и вытащил все тельце. Через минуту ребенок уже лежал на животе матери, а Чарли смог прикоснуться к долгожданному сыну. Вайолет смеялась и плакала.

Доктор с довольным видом отступил от кровати. Ви сказала ему, что ничего прекраснее в жизни не видела.

— Хм, новые методы древнейшего искусства, — заметил он и ободряюще улыбнулся Одри. — Вы отлично справились, миссис Паркер-Скотт. Я горжусь вами.

Счастливая Одри взглянула на мужа, и тот поднес ребенка к ее груди. Малыш тут же начал сосать. Спустя час она, уже вымытая и прибранная, лежала на постели с запеленутым младенцем на руках. Чарли сидел рядом и любовался сотворенным им чудом. У малыша были рыжеватые волосики и большущие глаза, как у Одри, но в остальном он был очень похож на Чарли.

Ви решила не мешать идиллии. Да и самой ей тяжело было смотреть на них. С тех пор как Джеймс… Часы пробили шесть — занимался чудесный июльский день, пели птицы…

Ви вышла через черный ход, проводила взглядом машину доктора, и тут подъехала другая, довольно побитая. Ви удивленно вытянула шею, чтобы посмотреть, кто за рулем. Нет… не может быть!.. Сердце у нее остановилось. Она так закричала, что крик достиг ушей Одри и Чарли. Чарльз выскочил из дома и увидел, как она стоит на пороге, приложив пальцы к дрожащим губам, а Джеймс выходит из машины и оцепенело смотрит на самую дорогую, самую красивую для него женщину в мире, о которой он мечтал все три месяца, пока с помощью участников Сопротивления добирался сюда из Франции. Наконец, прихрамывая, Джеймс двинулся к ней. Он потерял руку, но разве это имело значение? Ведь он жив, жив! Чарли немного постоял, со слезами на глазах глядя на них, потом вернулся к жене.

— Что там, Чарли? — все еще слабым голосом спросила Одри.

У Чарли отнялся язык. Рождение сына, второе рождение лучшего друга — надо же, чтобы все сразу, в один день!

— Джеймс… вернулся…

Она откинулась на подушку и заплакала. Дошли-таки их молитвы! Права была Ви, что верила!

76
{"b":"26026","o":1}