ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Не плачь
Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор
Город под кожей
Рыцарь Смерти
Путь к характеру
Душа в наследство
От разработчика до руководителя. Менеджмент для IT-специалистов
Фаворитка Тёмного Короля

Эш уселся за руль и собрался выезжать, когда Жермена выскочила из входной двери. Она была в такой ярости, что даже не замечала тяжести сумки, которую тащила в руке.

— Жермена! — воскликнул, вылезая из машины, Эш, когда увидел ее белое, страдальческое лицо. — Что…

— Не довезешь меня до ближайшей станции? — оборвала она дальнейшие расспросы.

— Но, дорогая…

— Я дойду пешком, — резко бросила она.

Эш быстро подошел и взял у нее сумку.

— Залезай, — пригласил он и, обойдя машину, открыл ей дверцу. — Что… — начал он.

— Если ты действительно друг мне, то отвези без всяких вопросов! — заявила ему она и только тогда перевела дух, когда Эш завел машину и с полмили отъехал от «Хайфилда».

Минут пять спустя Эш посмотрел на нее и проговорил:

— Поверь мне, Жермена, я не хочу лезть не в свое дело. Но ты расстроена. Могу я узнать, почему тебе нужно на станцию?

— Я еду домой, — резко сказала она.

— К родителям?

О боже. Если она вернется туда, отец будет снова и снова твердить о том, что она бросила несчастную Эдвину. Находясь в таком состоянии, Жермена вряд ли сможет устоять и не сообщить ему несколько горьких фактов о папиной гордости и радости — о его старшей дочке.

— К себе домой, в свою квартиру, — ответила она и поняла, что Эш говорил правду, называя себя ее другом, когда он настоял, что отвезет ее в Лондон.

— После праздников поезда еще могут ходить не по расписанию, — заключил он. Но подумав секунду-другую, добавил: — Правда, мне сначала нужно залить бензин.

В голове у Жермены крутился Лукас и его измена, и она была очень благодарна Эшу за то, что увез ее из «Хайфилда», от этого бессердечного чудовища.

Было уже девять часов, когда Эш наконец нашел заправочную станцию, которая была открыта.

— Я скоро вернусь, — сказал он, залив бензин и указав на контору, куда направлялся, чтобы заплатить. К глазам Жермены вдруг подступили слезы, и она отвернулась. Проснувшаяся гордость диктовала, что никто не должен видеть, что сделал с ней Лукас Тэвинор.

— Отсутствуй, сколько тебе нужно, — проговорила она.

Прошло минуты две или все двадцать. Голова Жермены была полна Лукасом и тем, что было с ними накануне. Как она понимала, вчера вечером из ее комнаты он мог пойти прямо в комнату Эдвины…

Эш заводил машину, когда Жермену сотрясло рыдание. Она быстро притворилась, будто закашлялась. Эш метнул на нее взгляд.

— Жермена, я… — начал он, как будто ее кашель совсем не обманул его.

— Не надо, Эш, — строго сказала она.

— Хорошо, дорогая, — согласился он. — Слушай, ты не возражаешь, если мы не поедем по шоссе? — И пока она не успела ответить, добавил: — Я, естественно, с удовольствием отвезу тебя куда угодно, но мне нужно побывать в окрестностях. Дела, знаешь ли…

Жермена выдавила улыбку.

— Я действительно благодарна тебе, Эш, — ответила она, хотя на самом деле ей хотелось как можно скорее вернуться в свою квартирку, закрыть дверь и сидеть, пока не наступит время идти на работу. — Сначала делай свои дела. Я не тороплюсь.

Минут через сорок Эш остановился около какого-то дома где-то в глуши.

— Я недолго, — пообещал он и действительно скоро вернулся.

Эш не хотел рисковать и быстро ехать по дороге, покрытой снегом. На взгляд Жермены, Эш уж слишком осторожничал. Но может, ей просто не терпелось поскорее вернуться к себе, чтобы в уединении зализать свои раны.

Наконец они въехали в Лондон. Жермена все еще размышляла над событиями, которые произошли в последние двадцать четыре часа. Зачем, зачем Лукас приехал вчера к ее родителям? Почему, если Лукас так явно увлечен Эдвиной, он подхватил явный намек ее отца взять в «Хайфилд» его младшую дочь?

Всплыли воспоминания о чудесном времени, которое они пережили, катаясь на санях. Она сердито отмахнулась от них. Тот момент был таким же фальшивым, как и сам Тэвинор.

Для него она была лишь вызовом, вызовом его мужскому началу; теперь Жермена это понимала. Боже мой, как она могла быть настолько слепа? Почему так скоро забыла его реакцию, его «изыди, Сатана», когда она недвусмысленно сказала ему, что еще не встретила мужчину, с которым захотела бы заняться любовью?

Он не смог справиться с искушением и подверг ее испытанию, разве не так? Даже забыл на время, что предпочитает Эдвину. А когда Жермена уже готова была отдаться ему, он понял: испытание окончено.

Довел бы он дело до конца, если бы хлопнувшая дверь не заставила его осознать, что у него есть другая, более опытная и потому более волнующая, на все согласная женщина и всего через три двери отсюда?..

Жермена резко тряхнула головой. К счастью, спустя минуту Эш уже останавливался у того места, где она жила.

— Спасибо, Эш, — поблагодарила Жермена, когда он поставил на тротуар ее сумку. — Я позвоню тебе насчет того завтрака, — добавила она, желая расстаться с ним на радостной ноте.

— Я тебе помогу.

— Нет необходимости.

Но Эш уже подхватил сумку и понес ее к входу. Ей оставалось только идти за ним и доставать ключи.

Но когда Жермена протянула за сумкой руку, Эш открыл дверь и вошел первым. Странно, но вместо того, чтобы пойти к лестнице, он стал озираться по сторонам, хотя знал дорогу в ее квартиру. Потом поставил сумку на пол в холле.

Жермена решила ничему больше не удивляться. И вдруг она услышала, как он говорит:

— Давно ждешь?

Она повернулась, чтобы посмотреть, к кому он обращается — и с ее лица отхлынула вся краска.

— Спасибо, Эш, — ответил Лукас.

Лукас!

Совершенно ошеломленная, Жермена взглянула на него. Как он сюда попал? Вероятно, один из жильцов дома, узнавший Лукаса из-за предыдущих визитов, впустил его. Но не это было важно. Потому что Жермена почувствовала, что между ним и его братом что-то происходит: Эш совсем не удивился, когда увидел в холле Лукаса.

Она перевела взгляд с Лукаса на Эша.

— Ты позвонил ему! — возмутилась она, высказав единственное логическое объяснение происходящего. — Ты позвонил ему с заправки по мобильнику!

Но Эш не успел ответить ей.

— Испарись, Эш, — ровным голосом попросил брата Лукас.

— Все будет в порядке, — пообещал Жермене Эш.

— Я ничего не сделаю ей, — заверил его Лукас.

Жермена вышла из транса и внезапно разозлилась.

— Верно, не сделаешь! — заорала она. — Вы уйдете оба!

Эш с сомнением покачал головой. Лукас не стал обращать внимания на тот факт, что у Жермены появился кровожадный блеск в глазах, и проводил брата до двери.

— Свяжись со мной, и поскорее, — попросил Эш.

— Хорошо, — тихо проговорил Лукас, выпуска: брата из здания, потом медленно повернулся и пристально посмотрел Жермене в глаза. — А теперь, — резко потребовал он, не давая ей отвести взгляд, — что ты можешь сказать в свое оправдание?

Глава ДЕСЯТАЯ

Что она может сказать в свое оправдание? Какое неслыханное нахальство!

Взбешенная, с горящими глазами, Жермена уставилась на него. Еще до этого она решила, что не будет испытывать никаких чувств к Лукасу, что ее чувства к нему мгновенно умерли, когда она узнала о его двойной игре с Эдвиной. Ей не привыкать, такое уже случалось раньше. Но на этот раз этого не произошло. К своему ужасу, Жермена обнаружила, что до сих пор любит эту вероломную крысу.

— Что ты имеешь в виду? — в ярости прошипела девушка. Может быть, она и любит его, но в этот момент с удовольствием опустила бы ему на голову что-нибудь большое и тяжелое.

Ни один мускул на его лице не дрогнул. Но когда именно в этот момент один из соседей стал выходить в холл, Лукас спросил суровым, непреклонным тоном:

— Хочешь, чтобы мы провели все двенадцать раундов здесь?

Она не хотела. Ей и так было больно, она и так была унижена, без того, чтобы весь подъезд узнал об этом.

— Закрой дверь, когда будешь выходить! — враждебно бросила она ему и пошла к лестнице.

Сумка осталась в холле, но гордость не позволила Жермене вернуться за ней, пока Лукас все еще находился в здании. Более того — оказалось, что Лукас, не обращая внимания на ее приказание уйти, шагал позади Жермены, когда она с шумом поднималась по лестнице. Он также нес и ее тяжелую сумку.

27
{"b":"26032","o":1}