ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я же говорю тебе — все законно, — уверил он ее. — Ни твой отец, ни я понятия не имели, что такое может с ним случиться, тем не менее он просил меня позаботиться о тебе, о твоих интересах. Поэтому я предпринял некоторые меры в твою защиту — заморозил счета твоего отца.

— А Нанет знает об этом?

— Если еще не знает, то скоро узнает, — улыбнулся он.

— Кофе, — вспомнила наконец Коли.

За чашечкой кофе она сказала ему свой новый адрес. Коли не хотела обманывать его, но не могла рассказать про Силаса. Их женитьба тайна, тайна ее и Силаса.

— Теперь ты можешь купить себе новый дом, предложил ей Генри. — Или же доплатить Нанет, выкупить ее часть дома и переехать туда.

— Наследства так много?

— О да, — закивал он головой.

Столько новостей сразу! Трудно все переварить. Но кое-что она знала точно. Во-первых, она намного счастливее сейчас, живя в квартире дедушки Силаса, чем в доме, где жила с отцом и его второй женой. Во-вторых, она не хотела возвращаться в этот дом. Жить там после смерти мамы было невыносимо для нее. Но самое главное — у нее есть собственные деньги. Она может не пользоваться деньгами Силаса!

Коли вернулась домой в полном замешательстве. Но неделю спустя, немного успокоившись, решила уладить некоторые проблемы, которые беспокоили ее с самого начала. Деньги, полученные от Силаса, являлись частью их сделки.

Но ей всегда это доставляло неудобство, и новость, которую сообщил дядя Генри, пришлась очень кстати.

Этой ночью она написала письмо Силасу, где рассказала ему о дяде Генри, о том, как он пришел в галерею и сообщил ей о существовании нового завещания отца. Написала о том, что очень благодарна Силасу за его поддержку в трудную минуту и что она возвращает его деньги обратно. Коли вложила чек на Десять тысяч фунтов в письмо. И добавила, что ей нравится жить в этой квартире, и, если он согласен, она останется в ней и дальше, но будет платить за нее.

Пожелала ему всего хорошего и подписалась:

«Коли».

Письмо она отправила по дороге на работу в среду утром. Ответ ожидала получить в субботу по почте.

Но ответ пришел раньше, ей лично. В четверг вечером. Она как раз закончила ужинать и мыла посуду на кухне, когда раздался стук в дверь. Ей показалось, что это кто-то из соседей.

Коли подошла к двери, открыла ее и удивилась. Почему-то она предполагала получить письменный ответ.

— У тебя же есть ключ от входной двери! глупо сказала она.

— Я подумал, что ты сама захочешь открыть мне, — произнес Силас, оглядывая ее изящную фигуру в джинсах и легком свитере.

Коли улыбнулась. Ей было приятно видеть его.

— Заходи, — пригласила она его. Как только он вошел, она спросила:

— Ты получил мое письмо?

— Да, — подтвердил он и спросил серьезно: Ты написала, что хочешь развестись?

Коли недоуменно на него посмотрела.

— Когда я такое сказала?

— Ты написала, что разрываешь наше соглашение!

— Нет! — возразила она и пригласила его в гостиную. — Я только упомянула, что теперь у меня есть личные деньги. И как бы глупо это ни выглядело, мне неудобно брать твои.

— Но при этом ты намерена сохранить наше соглашение? — требовательно спросил он.

— Конечно, — заверила она его. — Это абсолютное счастье — быть твоей женой.

— Мы редко видимся, — сказал он, его глаза заблестели. — Превосходная женитьба, — подтвердил он.

Ее сердце сжалось от его слов.

— Но с тех пор, как мы встретились… ты здесь… — сбивчиво говорила она. — Можно я останусь здесь?..

— Мне обидно, что ты спрашиваешь об этом! сказал он коротко.

— Позволь мне платить за квартиру.

Его ответ был коротким:

— Нет.

— По крайней мере подумай об этом!

— Здесь не о чем думать. Мы составили контракт, ты и я. Плата за аренду не входила в него.

— Это твое последнее слово? — спросила она.

— Да! — сказал он твердо.

Коли не понравилось это. Она отвернулась и пошла к двери.

— Пока, Силас, — указав на дверь, произнесла она с улыбкой.

Он посмотрел на нее потемневшим взглядом и сказал:

— Пока, жена. — Наклонился, быстро поцеловал ее и ушел.

После этого она только и думала о нем. Коли поняла, что ей нравятся его поцелуи, эти два замечательных поцелуя.

Она вспоминала их нелепый разговор. Воскресив в памяти его слова, Коли поняла, почему он пришел лично, а не написал письмо. Все дело в их соглашении, которое его сильно волнует.

В связи с тем, что ей больше не нужна его помощь, он хотел быть уверен, что договоренность между ними остается в силе.

Коли решила, что пока не будет думать о нем, так как обещала сходить на свидание с Тони Эндрюсом.

Тони занимался общественными связями и был очень коммуникабельным человеком, знал много анекдотов и умел развлекать людей. Но Коли не огорчилась, когда их свидание подошло к концу.

Он пытался страстно поцеловать ее. Очень страстно. Ее целовали прежде, но не так.

— Спокойной ночи, — сказала она, оттолкнув его.

— И это все?

Конечно. Она вошла в дом и подумала, как вообще согласилась пойти на свидание с ним.

Тони в течение нескольких дней умолял ее о встрече. Он говорил, что будет хорошо вести себя, и в конце концов она согласилась. И напрасно.

Коли все чаще думала о Силасе. Прошло две недели со дня их последней встречи. Она хотела, чтобы он разрешил ей платить за аренду. Но ей было понятно, что такой человек, как Силас, не любит быть обязанным кому-либо.

Только на следующий день, когда из банка пришла повестка о состоянии ее счета, она осознала, что он так и не принял ее чека. Силас не получил деньги по ее чеку!

Может быть, какие-то проблемы с банком?

Но нет, там все нормально.

Она тяжело вздохнула. Ей больше не хотелось писать ему письма, и, приехав в галерею, она стала думать, что можно еще сделать.

— Я опять ухожу на час, — сказал Руперт.

— Но ты только что пришел! — пыталась возразить Коли. Ясно, у него очередная пассия.

— Надо, надо! — прокричал он и ушел.

Сегодня в галерее работы было мало, поэтому, сделав кое-что, она ушла в кабинет, приготовила кофе и взяла газету со стола Руперта.

Коли уже прочитала несколько страниц, как ее осенило, почему Силас еще не получил деньги. Его не было в городе. Он уезжал в тропики по делам, вернулся домой и сейчас серьезно болен.

Сердце ее сжалось. Она еще раз прочитала статью в газете о вирусной инфекции в тропиках. Все больные госпитализированы в специальные изолированные палаты. Давался адрес больницы. Ей стало страшно за него, она ничего не знала о Силасе.

Как только Руперт вернулся, Коли засобиралась домой.

— Мне надо идти, — сказала она.

— Надолго?

— На сколько понадобится, — и, не дожидаясь ответа, она взяла свой плащ и ушла.

Никогда она не чувствовала себя такой возбужденной, как сейчас, по дороге в больницу.

— Могу я вам помочь? — спросила ее медсестра в холле, не позволяя пройти дальше.

— Силас Ливингстон… Как он? — спросила Коли.

— Ему уже лучше, — ответила медсестра, пристально изучая ее.

Слезы облегчения потекли из ее глаз.

— Он идет на поправку? — еще раз спросила Коли.

— Ему намного лучше, — улыбнулась медсестра и спросила:

— А вы кто?

— Коли Джилингэм, — сказала она. — Так ему точно лучше?

— Вы и мистер Ливингстон близки? — поинтересовалась медсестра перед тем, как выложить ей подробности.

Женаты — это близки?

— Да, — ответила Коли.

Она узнала, что анализы Силаса не так плохи и его не пришлось изолировать от других. Коли стало намного легче, она успокоилась.

— Спасибо вам, — сказала она и собралась уходить.

— Хотите повидаться с ним?

Она знала, что ей следовало сказать «нет».

Но желание увидеть его и убедиться, что с ним все в порядке, взяло вверх.

— Можно?

— Только наденьте тапочки и халат, — сказала медсестра.

Надев халат, тапочки и маску, она пошла за медсестрой. Ее сердце сильно стучало.

11
{"b":"26033","o":1}