ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Легенды об «освободителях от тирании Сауделеров» также содержат много удивительного. Если им верить, то во всем, оказывается, виноват бог-громовержец. Путешествуя по белу свету, он остановился в Нан-Мадоле и увидел замечательный город Сауделеров. Приметил там бог и прекрасную жену вождя. Он влюбился в нее и начал тайно с ней встречаться. Однако последний Сауделер – Сан Мемуо узнал о любовных интрижках своей супруги и приказал заточить громовержца в тюрьму. Однако бог оказался сильнее даже Сауделера и освободился из заточения, скрывшись с помощью морского тритона. Тритон доставил громовержца на остров Кусаие, где когда-то жили его земляки. Однако все они уже умерли, и в живых осталась лишь столетняя старуха. Бог окропил ее соком дикого лимона, и старушка, несмотря на свой более чем почтенный возраст, зачала. Она родила сына Исокалакала, который должен был отомстить за своего божественного предка и освободить Понапе от тиранической власти Сауделеров.

С дружиной, состоящей из трехсот тридцати трех лучших воинов с острова Кусаие, Исокалакал двинулся на Понапе. Здесь он прежде всего побывал на земле У и разузнал, как островитяне относятся к Сауделерам. Исокалакал убедился в том, что народ ненавидит самодержавных властителей Нан-Мадола и с радостью, как нового вождя, встретит своего освободителя на искусственном архипелаге. Тогда он отправился в город. Однако он появился там не как завоеватель, а как гость с далекого микронезийского острова. Исокалакал пожелал увидеть вместе со своей дружиной чудеса Нан-Мадола.

Сауделер не понял коварства Исокалакала и принял его как почетного гостя, предоставив ему и тремстам тридцати трем воинам удобное жилье. Однако микронезийский троянский конь не дремал. Однажды ночью воины Исокалакала, припрятавшие заранее оружие, напали на гарнизон Нан-Мадола и перебили его. Вождю с несколькими ближайшими подданными удалось бежать и укрыться на острове, но и их уничтожили в дальнейших боях. Со смертью Сан Мемуо владычество Сауделеров над Понапе закончилось.

Так бог-громовержец отомстил последнему властителю Нан-Мадола. Новым правителем и властелином города, естественно, стал Исокалакал. Он также стремился к единоличному правлению и даже не захотел иметь детей, чтобы они не угрожали его власти. После смерти Исокалакала опустевший трон занял Мусей Маур, первенец его сестры. Подобно своему дяде, Мусей Маур уже не носил титул Сауделера, а стал называться нанмарки. Но времена меняются. Лукуэн Мусей, сын Мусея Маура, восстал против собственного отца и провозгласил себя нанмарки земли У. Этот семейный бунт – сепаратистское движение в У покончило с властью нан-мадолских правителей на всем Понапе. Постепенно остров распался на пять самостоятельных «царств», во главе которых стоят пять независимых друг от друга нанмарки. Лишь один из них, матоленимский, ведет свое происхождение от самого Исокалакала. Под его властью находится ныне безлюдный Нан-Мадол. Поэтому он – первый среди равных, первый среди вождей Понапе. И его страна Матоленим – первая среди островных «царств».

Матоленимские нанмарки еще долгое время располагались в Нан-Мадоле. И лишь во время правления Лукуэн Малады они переселились на остров Темуэн, где сегодня живет двадцать первый нанмарки Матоленима – вождь, имя которого звучит уж совсем по-английски – Самюэль Хадлей. У него одна восьмая часть «белой» крови. Вместе с ней он унаследовал и имя своего прапрадедушки – Джимми Хадлея, американца, который прибыл на Понапе на борту китобойного парусника.

Микронезийский вождь Самюэль Хадлей, которому я отдал дань уважения, присев на скамейку в нашей лодке, имел право не пускать меня в Нан-Мадол. Но я оказался достаточно вежливым, да и к тому же не было повода запретить мне въезд в этот священный город. И вот наша лодка вошла в воды Нан-Мадола и остановилась у первого из девяноста двух островков. Наконец-то я попал в то место, о котором так горячо мечтал, – в загадочную микронезийскую Венецию.

ТАЙНА ПО ИМЕНИ НАН-МАДОЛ

Нан-Мадол – это самая загадочная, самая поразительная археологическая сенсация Микронезии. Несмотря на то, что он известен науке уже более ста лет, мало кто пытался разрешить эту величайшую загадку. Ян Станислав Кубари первым описал Нан-Мадол. Но Кубари – этнограф, а не археолог, поэтому его интересовала скорее современная культура островитян, а не их история.

В 1896 году англичанин Ф. В. Кристиан попытался изучить сооружения искусственного архипелага. Но тщательно провести свои исследования ему не удалось. Дело в том, что нанмарки Матоленима, которому до смерти надоели бесконечные «визиты» английских и американских миссионеров, заочно приговорил англичанина к смертной казни. Приговор этот нанмарки собирался привести в исполнение в том случае, если Кристиан попытался бы вступить на священную землю Нан-Мадола. Тем не менее Кристиан совершил несколько негласных поездок на необитаемый архипелаг. Ему удалось отметить на своем плане расположение шестидесяти из девяноста двух островков. Это был довольно подробный, хотя и не очень точный план. В это время началось антиколониальное восстание островитян. Готовый продолжить изучение Нан-Мадола даже с риском для собственной жизни, Ф. В. Кристиан вынужден был все же, не закончив работы, покинуть остров.

Через одиннадцать лет искусственные острова Нан-Мадола посетил губернатор Берг. Островитяне предупреждали, чтобы он не вступал в священный город. Но это не остановило губернатора, представителя Его Величества кайзера Вильгельма (в то время Понапе был уже под германским владычеством). Берг, конечно, начал исследование священного города с самого запретного места – острова Пеиенкель, где в царских могилах были погребены создатели Нан-Мадола – Сауделеры. Но стоило Бергу проникнуть в крипт и коснуться останков царей Понапе, как с Матоленима раздался звук трубы, словно кто-то дул в огромную морскую раковину. Всю ночь этот звук преследовал губернатора, наводя на него ужас. Утром следующего дня Берг, совершивший святотатство, коснувшись останков царей Нан-Мадола, скоропостижно скончался. Причину смерти не сумел установить даже немецкий колониальный врач, служивший на острове.

После Ф. В. Кристиана, которому грозила смерть, и погибшего Берга в руины микронезийской Венеции попал первый настоящий исследователь – немецкий ученый доктор Пауль Хамбрух. К сожалению, он посвятил изучению Нан-Мадола лишь двенадцать дней. И все же, когда я готовился к этой поездке, то изучал план города, составленный именно Хамбрухом, и исходил из фактов, приведенных им.

П. Хамбрух впервые нанес на карту все острова Нан-Мадола, но после этого практически на полвека задержалось научное изучение искусственного архипелага. Японцы, которые осуществляли опеку над Понапе до 1945 года, не проводили здесь никаких более или менее значительных работ. Они лишь вошли в гробницу с царскими могилами (на сей раз безнаказанно) и вынесли из нее останки Сауделеров. Теперь стало ясно, что властители Понапе были значительно выше всех обитателей микронезийских островов. Тогда же было высказано предположение об их немикронезийском происхождении. После японцев островом Понапе стали управлять американцы. Но даже эта богатая страна отправила на Понапе пока лишь одну небольшую группу археологов. Американская группа, изучавшая искусственный архипелаг в 1963 году, была малочисленна и провела там времени меньше, чем того заслуживает одна из удивительнейших исторических загадок. Поэтому Нан-Мадол все еще ждет своего настоящего исследователя. Я много думал над тем, что же все-таки препятствует тому, чтобы на Нан-Мадол была направлена большая, хорошо оснащенная экспедиция. Мне кажется, что это связано с до сих пор еще не выясненным вопросом о правах собственности на этот искусственный архипелаг.

Представляю себе, как удивились бы индийцы, если бы их спросили, кому принадлежит Тадж-Махал, или жители Афин, которым бы задали вопрос, чей же все-таки Акрополь. Однако з Микронезии подобный вопрос звучит совсем не бессмысленно, а на Понапе, в Нан-Мадоле, его следует обязательно задать, прежде чем приступить к исследованию мертвого города. Итак, кому же принадлежит Нан-Мадол? Вероятно, ни американцам, осуществляющим опеку над Микронезией, ни управлению округа Понапе, а самим микронезийцам. Именно за ними оставил бы я право владения Нан-Мадолом. Этот замечательный памятник культуры, даже если он находится в самом заброшенном уголке планеты, все-таки должен стать достоянием человечества. Однако по микронезийским традициям Нан-Мадол принадлежит вождю Матоленима, а так как на Понапе нет аилы большей, чем традиция, то искусственный архипелаг до сих пор находится в частном владении нанмарки Матоленима. Лишь от него зависит, позволит ли он «портить» свое имущество археологам или нет. Даже такая организация, как Охрана памятников старины, была бы угрозой для собственности нанмарки. Таким образом, преград на пути к разгадке тайны Нан-Мадола немало. Это не только вековое молчание, изолированность и малая доступность, но и частная собственность.

25
{"b":"26040","o":1}