ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нан-Мадолу с полным основанием присвоили эпитет «загадочный», которым, однако, нередко злоупотребляют. Каменный Нан-Мадол продолжает хранить свою тайну. До сих пор он не ответил почти ни на один вопрос ни ученым, ни дилетантам. А их много, в том числе и такие, о которых вначале никто и не подозревал. Ученые, даже те, кто здесь побывал, не пришли к единому мнению по поводу названий отдельных островов. Например, Кристиан один из островов именует Пан-Илел, П. Хамбрух – Пан-Катау, а Я. Кубари вообще его не называет никак. Зато другому острову Кубари дает имя Науморлосай, Хамбрух – Кариан. Кубари пишет об острове Легинеонгаире, Хамбрух, имея его же в виду, – об Антеире и так далее. Значения местных названий островов разными лингвистами также расшифровываются по-разному. Так, название главного острова Пан-Кадира одни трактуют как «Место провозглашения указов», другие – как «Запретный город», а третьи – «Под защитой табу». Кстати, даже название Нан-Мадол нельзя буквально переводить однозначно – «Пространство», так как на языке жителей Понапе слово «мадол» означает довольно узкое пространство, щель. Его можно расшифровать как «Место, заполненное многими сооружениями, между которыми остается небольшое пространство». Таким образом, названия отдельных островов Нан-Мадола произносятся, пишутся и истолковываются различно. Они подчас совершенно непонятны человеку, не знакомому с образом мышления и языком жителей Понапе.

Имея в виду все вышесказанное и подводя итоги своему исследованию Нан-Мадола, я старался дать этим островам более простые названия, учитывая то, что слышал о них от проводника и самих островитян, и следуя их красочным, поэтическим легендам. С момента, как я только ступил на первый из девяноста двух островов микронезийской Венеции, мифы окружали меня всюду на Нан-Мадоле. Сопровождавший меня лодочник начал экскурсию по искусственному архипелагу с острова Нан-Муолусей, надо сказать не самого интересного. В путевом дневнике я обозначил его первым островом, или Островом акул. Это название я дал ему не случайно. Дело в том, что сначала проводник поднялся на юго-западную оконечность мощного вала, окружающего остров, и с вершины бросил в воды лагуны большой камень. Я поинтересовался, зачем он это делает.

– Старый обычай, – ответил лодочник, – им нельзя пренебрегать, если хочешь вернуться здоровым и невредимым.

На всякий случай я тоже бросил в воду сразу два больших камня. Затем проводник объяснил мне, откуда пошел этот обычай. Оказывается, в водах лагуны во времена расцвета Нан-Мадола жили две страшные акулы – Оун Муолусей и его жена Лиеоун Муолусей.

По преданию, только знатные островитяне обладали чудесным даром «оживлять» камни. Поэтому лишь они достойны того, чтобы их принимал Сауделер в его великолепном городе. Но прежде чем войти в Нан-Мадол, знатные островитяне должны были пройти особое испытание – доказать, что в их жилах действительно течет голубая кровь и они могут совершить то, на что не способны простолюдины. Прежде чем войти в Нан-Мадол, каждый должен был вначале пройти через «вестибюль» на Остров акул. Там он поднимался на юго-западную оконечность вала, окружающего остров, брал камень, «оживлял» его и бросал в лагуну. Акулы кидались на камень. Тогда в воду бросался и сам «волшебник». Акулы не причиняли ему никакого вреда, так как были заняты камнем. Смельчак возвращался на остров целым и невредимым раньше, чем акулы обнаруживали обман. Теперь он мог смело предстать пред очи правителя. До сих пор даже после смерти последнего Сауделера островитяне прыгают в воды, омывающие Остров акул. Хотя я и бросил в воду два камня, но прыгать не стал. Кто знает, может, там акулы действительно есть!

Второй остров – Нан-Довас – Остров воинов. Подробное знакомство с архитектурой искусственного города я и начал на этом одном из важнейших и самых крупных островов архипелага Нан-Мадол. Расположен он у самого входа в древний город. По его зданиям, точнее, по главному сооружению, занявшему почти весь остров, можно судить, из какого материала построен фантастический архипелаг. Как ни странно, но при осмотре первого объекта Нан-Мадола на меня большее впечатление произвело не само сооружение, а строительные камни, из которых оно возведено. Весь Нан-Мадол, все его постройки как бы собраны, сложены из «кубиков» – базальтовых плит, вытесанных в нескольких отдаленных каменоломнях и доставленных в Нан-Мадол.

Каменоломни находились на территории «царства» У и на Сокесе. Отсюда шестигранные тяжелые монолиты, вероятно, тянули волоком на плотах вдоль берегов острова, а затем устанавливали на необходимом месте. Одна из плит, которую мне показал проводник на Острове воинов, весит более пяти тонн. Таких монолитов для создания всего Нан-Мадола понадобились десятки тысяч. Прямо-таки гигантская стройка!

Окружающие нан-мадолские постройки стены были из каменных блоков. Они достигали трех метров в ширину и одиннадцати в высоту. Это были очень прочные сооружения. Например, стена, которая опоясывала почти весь Остров воинов, служила главной крепостью Нан-Мадола. Именно тут, словно в башне средневекового европейского замка, скрывались Сауделеры и их семьи во время войн, на Нан-Довасе в такие времена совершались религиозные обряды, там, а не на Острове мертвых хоронили знать. В периоды смут Остров воинов становился настоящим сердцем Нан-Мадола. В мирные времена на нем располагался гарнизон Нан-Мадола, состоящий из наемных солдат. Командовал крепостью Нан-Доваса своеобразный «начальник стражи». Лишь он имел право подниматься на стены двойного укрепления, высота которого якобы достигала одиннадцати метров.

На Острове воинов находится место захоронения Сауделеров, погибших во время войн. Войдя в крепость, я спустился, вернее, спрыгнул в узкую подземную камеру, которая служила тюрьмой для самых опасных врагов страны. В этом мрачном подземелье содержали архитектора Кидеумениена, того, кто первым начал претворять в жизнь идею загадочных братьев – основателей Нан-Мадола. Кидеумениену удалось избежать смертной казни. Он сумел ускользнуть с Острова воинов и укрылся в Кити, где даже пытался построить уменьшенную копию сооружений Нан-Мадола.

По соседству с Островом воинов я заметил еще два небольших острова – Довас-Рове и Довас-Ра («Над Довасом» и «Под Довасом»). На этих спутниках Острова воинов тоже располагались волонтеры, охранявшие Нан-Мадол. Название же главного «штаба» здешних войск – Нан-Довас – в переводе означает «Высокие стены на канале», сам же канал на языке местных жителей называется «Канал захоронений», потому что именно по его водам перевозили для вечного сна знатных островитян в усыпальницы Острова воинов. Второй важнейший водный путь – Внутренний канал. Однако главной водной артерией города, Елисейскими полями загадочной тихоокеанской метрополии, был большой канал (Канал крокодила), в воды которого смотрят каменные строения большинства главных островов Нан-Мадола. Согласно легенде, самка крокодила, именем которой назван канал, якобы приплыла по этому каналу в Нан-Мадол с острова Сокес. Этот канал, самый удобный из всех водных дорог мертвого города, сослужил добрую службу и мне. Водой он; правда, наполняется лишь в часы приливов. Во время отливов я бродил пешком по дну мокрых, илистых улиц микронезийской Венеции. Канал крокодила привел меня в центр города, на третий в моем списке искусственный остров, который я в своем дневнике обозначил как Остров крокодила, или, как его называют островитяне, Пан-Кадира.

Оказывается, весьма почтенного возраста самка крокодила Нан Киеил May приплыла в каменный город не случайно. Когда-то она выдала за Сауделера свою единственную дочь, и теперь ей захотелось узнать, как живется супруге вождя.

Сауделер оказал своей теще горячий прием. Он приказал отвести для нее в Нан-Мадоле замечательный дом. Но при этом он никак не решался взглянуть на свою странную родственницу. Однажды вечером, когда все члены его семейства покинули Пан-Кадир, Сауделер решил посмотреть, что происходит в доме тещи.

26
{"b":"26040","o":1}