ЛитМир - Электронная Библиотека

– Покатаемся еще попозже, – утешил он ребенка. – Твоя мама ждет тебя.

Глядя на Люси, Калил почувствовал нечто вроде жалости. Она выглядела такой напряженной и встревоженной. Он постарался не думать о том, что она утаила от него ребенка, в котором он все больше и больше узнавал своего сына. Судьба вмешалась, чтобы помочь ему; судьба свела их вместе вопреки ее обману. Ему не за что благодарить Люси Бенсон. Но все же…

– Никто не тронет Эдварда без твоего согласия, сказал Калил. – Но тест просто необходим. Согласись с этим. – Поставив Эдварда на землю, он поддержал его, пока малыш сделал несколько шажков к коляске. – Скоро ты пойдешь самостоятельно, – улыбнулся он Эдварду, садясь перед сынишкой на корточки.

Побледневшая Люси сама посадила Эдварда в коляску.

Ему не хотелось отнимать у нее эту маленькую победу. Калил махнул телохранителям, чтобы они отошли. Нарушение этикета со стороны Люси приводило к тому, что телохранители, которые оставались бы невидимыми, смешавшись с толпой, немедленно окружали его. Они всегда начеку, но он не позволит им ограничивать Люси ни теперь, ни когда-либо еще. Она все-таки мать его сына.

Мать его сына! Калил чувствовал, что его сердце разрывается от гордости. Эдвард его сын.

Он повторял про себя имя ребенка, и ему нравилось это. Люси, должно быть, еще не осознала, что ей не позволят уехать из Абадана, пока не выяснится правда о происхождении Эдварда.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Наступил четвертый день пребывания Люси в Абадане, и ее все больше и больше волновало будущее сына.

Она застонала, когда спустила ноги с кровати, и так и осталась сидеть, склонив голову, почти касаясь лбом коленей. Ее длинные золотистые волосы щекотали лодыжки. Этой ночью она так часто вставала к Эдварду, боясь, что он исчезнет, что теперь ей казалось, будто она вообще не спала. Вера в то, что Калил никогда не отберет у нее Эдварда, не утешала. Ее не покидала мысль, что однажды Эдвард сам выберет Абадан и Калила, и это пугало.

Единственно разумным в данный момент решением было забрать Эдварда и побыстрее увезти его подальше от Калила и от этой страны.

Теперь ей надо как-то осуществить свой план.

Поспешив в детскую, Люси улыбнулась сыну, который нетерпеливо ожидал ее и тут же протянул ручки, чтобы она взяла его. Если они останутся в Абадане, то постоянно будут испытывать все ограничения, которые Калил наложит на них, но Люси не подчинится его воле.

– Никогда, дорогой мой, – заверила она Эдварда, покачивая его на руках.

В покоях правящего шейха Абадана летели искры от того напряжения, которое там бушевало.

– Оставьте нас, – властно скомандовал своим придворным отец Калила.

Возраст наложил на него свои отпечатки. Наиболее тягостным из них была роняющая его достоинство трость из черного дерева, на которую он вынужден был опираться. Но, несмотря на это, Калил всегда трепетал, услышав его голос, все еще имеющий твердый, командный тон. Только после того как придворные, пятясь, вышли из богатой палаты, он повернулся, чтобы говорить с правителем Абадана.

– Я хотел сообщить тебе об этом прежде, чем сплетни достигнут твоих ушей, – сказал он в конце их разговора об Эдварде.

– Если у тебя есть хоть малейшее подозрение в его происхождении, то мальчика должны немедленно принести сюда, – произнес правящий шейх и посмотрел на Калила; в этот момент взгляд его напоминал взгляд ястреба. – Для его же собственной безопасности, Калил. Если это выйдет наружу…

– Я уверен, что никто не знает об этом.

– Пока еще не знает, – заметил отец. – Ты говоришь, что сходство между вами несомненное?

Твое сердце, я полагаю, уже знает правду.

– Я не могу быть полностью уверен в этом.

– До тех пор, пока не сделан тест.

– Ты должен поручить это мне, – твердо сказал Калил. – Люси никогда не согласится, чтобы тест был сделан в Абадане. Она не доверяет нам.

– Я так понимаю, что ты говоришь о его матери? – Старый шейх покачал головой, усматривая иронию в сложившейся ситуации. Он посмотрел на сына повнимательнее и заподозрил, что у Калила имеются какие-то чувства к этой женщине. Есть что-то еще, о чем ты не рассказал мне?

– Нет, больше ничего нет, – отрезал Калил.

Но была какая-то внутренняя боль в его взгляде, и отец вдруг понял, что ему надо делать.

Раньше Калил полагал, что с такой несгибаемой волей, которую он воспитал в себе как наследник трона, он может сам устраивать все по своему желанию.

Усыновить Эдварда было не таким простым делом, как, похоже, воображал его отец. Правящий шейх жил еще в те годы, когда женщины могли быть «вознесены до небес» или «сброшены в пучину забвения». Калил улыбнулся, вспомнив собственную мать. Она не была ни «вознесена», ни «сброшена». И, если уж на то пошло, это его отец потерял свое сердце, а вместе с ним и упрямую приверженность традициям, когда встретил свою будущую жену.

А теперь появилась Люси Бенсон, женщина, с которой нельзя не считаться. Она взбудоражила Калила, привела его в смятение; он запутался в своих противоречивых чувствах к ней. Она была упорна, непредсказуема и чертовски провокационна. Но хотел ли он такую женщину, которая отдалась ему, совершенно незнакомому ей мужчине, практически в первые минуты их знакомства? Не для того, чтобы стать женой наследника трона Абадана, это было несомненно. Люси Бенсон не подходила на роль жены и, тем более, на роль супруги возможного правителя Абадана, но нет ничего, что помешало бы ему иметь ее как свою любовницу.

Нужно найти правильное решение, такое, чтобы Эдвард был признан его законным наследником без брака с его матерью. А со временем он выберет какую-нибудь девушку, которая сможет стать его женой, женой будущего правящего шейха Абадана.

Настроение Калила испортилось при мысли об этом. Он не хотел выбирать себе жену из тех женщин, с которыми отец знакомил его в надежде, что тот согласится на брак с одной из них. Они ему не нравились, хотя с ними можно было поразвлечься в постели. Они хотели использовать его, поэтому он тоже использовал их без зазрения совести.

Его лицо потемнело, когда он шел к двери. Он опять подумал об Эдварде и Люси. Они находятся под негласной защитой с того самого момента, когда у Калила возникли подозрения насчет его отцовства. Теперь защита должна быть усилена, но ребенок пока останется со своей матерью.

Это совещание было лучшим, подумала Люси с облегчением, возвращаясь в детскую. Вероятно, потому, что проводилось оно в отсутствие Калила…

У Люси перехватило дыхание, когда она дошла до конца коридора. Она инстинктивно почувствовала, что что-то происходит, еще до того, как заметила это. Люси побежала, но кто-то выпрыгнул из тени и загородил ей путь.

Громко вскрикнув, она резко остановилась.

Прямо перед ней вырос высокий человек в темной одежде – в руках у него было оружие.

Люси попробовала оттолкнуть его, но мужчина схватил ее.

– Шейх Абадана, – Люси чуть не задохнулась от испуга. – Я требую встречи с шейхом! – Она рванулась, и он отпустил ее. И вдруг Люси увидела Лейлу, с тревогой выглядывавшую из приоткрытой двери детской. – Лейла, слава богу! Где Эдвард?

– Он здесь, – быстро сказала Лейла, втащив ее внутрь. – С ним все в порядке.

Люси захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной – она никак не могла отдышаться. Эдвард беззаботно играл в своем манежике. Закрыв глаза, Люси вздохнула с облегчением.

– Кто приказал поставить охрану? – спросила она Лейлу, направляясь к малышу.

– Шейх Калил, – грустно сказала Лейла.

– А где он сейчас?

– Я не знаю.

– Тогда мы должны спросить у охранника, отчаянно объявила Люси. Распахнув дверь, она позвала его, приглашая в комнату. – Где Шейх Калил? Отвечайте немедленно!

Но мужчина только качал головой и пожимал плечами.

– Я знаю несколько слов на абаданском языке.

Вы не возражаете, если я попробую? – предложила Лейла.

10
{"b":"26043","o":1}