ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не хотела, чтобы Эдварда держали в золотой клетке. Если бы только удалось уехать с ним домой, чтобы оказаться под защитой служб безопасности собственной страны…

Это было как наваждение, нарастающее внутри нее; теперь Люси не могла думать ни о чем ином, кроме побега.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Вас желает видеть шейх Калил бен Сайд аль-Шариф из Абадана.

– Понятно. В какое время? – вежливо спросила Люси придворного.

– Через час, – ответил тот, покидая комнату и кланяясь на ходу.

После встречи с правящим шейхом Люси просидела половину ночи, раздумывая и ожидая возвращения Калила. Ее все еще терзала боль оттого, что кто-то прокрался в детскую, чтобы забрать расческу Эдварда. Единственного волоска оказалось достаточно, чтобы узнать, кто его родители.

То, что Калил – всесильный шейх, ни в коей мере не изменит ее решения. Она согласилась бы уравнять с ним права по воспитанию Эдварда, но основанные на законах ее собственной страны, а не Абадана. Чтобы добиться этого, ей надо во что бы то ни стало отвезти Эдварда домой.

Губы Люси побелели, когда она подумала о тех трудностях, с которыми придется столкнуться при побеге. Но воспоминание о возмутительном предложении шейха Абадана только усилило ее намерение. Он может тысячу раз быть прекрасным человеком и беззаветно любимым своими подданными, но он понятия не имеет о том, что только мать знает, как можно защитить своего ребенка.

Наверняка найдутся люди, которые могут посоветовать ей, что делать, как только она доберется до дома. Но сначала надо подготовиться к встрече с Калилом, чтобы решить общие дела, и уже потом готовить побег. Лучшего времени не будет. Калил и его отец убеждены, что могут согнуть ее по своей воле, подкупить, заставить уехать одну – они удовлетворены теперешней ситуацией, и поэтому настало время, чтобы сбежать.

Сцепив руки за спиной. Калил ходил взад и вперед по огромной комнате. Он восхищался своим отцом, его непоколебимой храбростью и намерением управлять так, как будто он все еще тот же самый король-воин, как и половину столетия назад. Но в этот раз отец перехитрил самого себя.

С того момента, когда Калил обнаружил, что анализ на его отцовство был проведен с помощью волоска, взятого с расчески Эдварда, он пребывал в состоянии кипящей ярости. То, что Эдварда при этом никто не трогал, не ослабило его гнева. Он дал слово Люси, что ничего не будет сделано без ее согласия. А его слово было нерушимым.

Грубое вмешательство отца было непростительно. Эдвард – маленький ребенок, неспособный сам защитить себя. С его родителями нужно считаться.

Калил резко оглянулся, когда открылась дверь и вошла Люси. С ней будет не так-то легко договориться, подумал он, заметив решительное выражение ее лица. Наконец Люси остановилась, и Калил уловил легкий аромат жасмина. Как же она хороша – просто настоящая красавица! Изящная фигура, тонкие черты лица. Женственная, желанная…

– Спасибо за то, что пришла, – начал он вежливо, но Люси подняла руку и прервала его.

– Даже не пробуй найти оправдание тому, что я должна натыкаться на вооруженную охрану, когда хочу увидеться со своим сыном, – заявила она. И не трать попусту время на объяснения, почему были нарушены права Эдварда. Неудивительно, что ты избегаешь меня. На твоем месте я бы тоже опасалась…

– Опасалась?! Я не понимаю значения этого слова. – С огромным удивлением Калил перехватил ее кулак, летящий в направлении его лица. Ты хотела ударить меня? – воскликнул он с недоверием. – Ты посмела поднять на меня руку?

Он притянул Люси к себе и прижал так, что она не могла шевельнуться. Люси задыхалась от гнева, хотя и понимала, что зашла слишком далеко.

– Ты не запугаешь меня. Калил.

– Тогда ты большая дура. – Он отпустил ее и отвернулся, стыдясь, что не смог сдержать раздражение. – Нет никакого оправдания тому, что случилось. Но сейчас безопасность Эдварда – первостепенная задача.

– Ты обещал мне, что не будет предпринято никаких мер без моего согласия в вопросах, касающихся Эдварда.

– Я не знал о том, что сделали тест. Мой отец отдал приказ об этом, когда меня не было во дворце. Исполнители не получали от меня никаких указаний и сделали все без моего ведома. Но здесь, в Абадане, слово моего отца – закон. И прости меня, Люси, – добавил Калил с усмешкой, никогда слуги моего отца не будут спрашивать мнения такой простой женщины, как ты.

– Простая женщина, – повторила Люси и холодно посмотрела на него. – Я полагаю, что ты не считаешь меня простой женщиной?

Он медленно растянул губы в улыбке.

– Слуги моего отца очень преданы ему. Они чуть ли не его ровесники. Я могу поручиться, что у них совершенно другие представления об этикете, чем у молодых людей Абадана.

– Следует ли надеяться, что ты причисляешь себя к последнему лагерю? – насмешливо спросила Люси, ощутив на своей щеке теплое дыхание Калила, заставившее ее содрогнуться.

– Я так предполагаю. Но довольно об этом, нетерпеливо сказал он, отходя от нее на некоторое расстояние. – Я хотел обсудить с тобой будущее нашего сына. Если ты заинтересована в том, что я скажу, давай сядем и спокойно поговорим.

Люси присела на краешек стула.

– Итак? Что ты хочешь со мной обсудить? Но учти, у меня нет настроения для компромиссов.

Компромисс он предложил своему отцу. Люси останется в Абадане. За это ей позволят жить с Эдвардом. В случае отказа она уедет без сына.

Калил уже продумал, как убедить Люси остаться. Она возбуждала его плоть, будоражила чувства. Даже в ярости она была неотразима. Непреклонное стремление бороться разрумянило ее бледные щеки, но Калил предпочел бы сделать Люси румяной совсем другим способом. Он хотел, чтобы она осталась в Абадане, стала его любовницей и разделяла с ним его ложе, но пока…

– Твоя работа признана хорошей, – произнес Калил. – Есть мнения, что нужны еще некоторые преобразования, поэтому ты будешь вынуждена задержаться здесь.

– Вынуждена? – возмутилась Люси. – Меня никто не заставит что-либо делать без моего желания. Я скоро улечу, а возвращусь в Абадан только тогда, когда здесь действительно потребуется моя профессиональная помощь.

– Ты не уедешь, пока не закончишь свою работу, – противостоял ей Калил. – Ты не забудешь свои обязательства по отношению к Абадану.

– Забуду? – недоверчиво сказала Люси. – Как я могу забыть, что отец моего сына – шейх Абадана? Моего мальчика, которого уже держат за закрытыми дверьми с вооруженной охраной?

– Для его же собственной безопасности, – напомнил ей Калил.

– В Абадане нет никакой опасности для членов королевского семейства. Эта страна так стабильна, как только может быть. «Народ процветает под мягким правлением семьи Сайд аль-Шариф», сказала она, цитируя одну из множества статей, которые успела прочитать. – Поэтому единственная опасность для Эдварда может возникнуть только от посторонних. А посторонняя во дворце это я. Следовательно, вы защищаете Эдварда от меня!

– Ты ошибаешься, – холодно проговорил Калил. – Что касается моего отца, то его реакция типична для его поколения. Он был так же потрясен, как и я, когда узнал, что у него есть внук. Он успокоился только тогда, когда приставил к нему охрану – Успокоился? – Люси в изумлении покачала головой, подумав, можно ли находить вооруженную охрану успокаивающей.

– Отец хочет защитить Эдварда. Таким образом он хочет показать, что принимает его в нашу семью.

Холод пронзил Люси. Она почувствовала, как будто удерживает Эдварда кончиками своих пальцев, в то время как целая армия Сайда аль-Шарифа тянет его в другую сторону.

Как это все нелепо! Они обсуждают будущее Эдварда, единственного, кто соединяет их, и все же Люси никогда не чувствовала такого отчуждения по отношению к Калилу, как сейчас.

Поправив складки на своей одежде, Калил натянуто посмотрел на Люси.

– У тебя здесь будет полная свобода. Ну, конечно, тебя всегда будет сопровождать личный телохранитель.

12
{"b":"26043","o":1}