ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее мысли сразу же унеслись к Калилу. Он примчался в пустыню, чтобы спасти наследника Абадана; она понимала это. Но ей было невмоготу отбросить образ его сильных рук, управляющих рулем, когда она сидела рядом с ним. Когда-то эти же самые руки управляли ею, ее послушным телом, принося ей такое наслаждение, слаще которого она не могла даже вообразить…

– Ты все еще в ванне?

Она напряглась, услышав голос Калила.

– Еще минуту, и я буду готова.

Вода расплескалась по всей комнате, когда Люси выпрыгнула из ванны. Она так быстро обернулась в полотенца, как будто Калил мог появиться здесь в любую секунду и увидеть ее обнаженное мокрое тело, все еще возбужденное мыслями о нем.

Она вытерла влажные волосы, спрятала их в некое подобие тюрбана из сухого полотенца. Новая шелковая одежда ласкала кожу, но ей придется обойтись без нижнего белья. Взяв себя в руки, она вышла и увидела Калила.

Мгновение они смотрели друг на друга. Калил переоделся, и черный шелк обрисовывал его великолепные мускулы. Густые черные волосы были еще влажными, на высоких скулах играл слабый румянец.

Люси почувствовала, что ее тело ответило ему, тая под его взглядом. Казалось, что взгляд его черных блестящих глаз раздевал ее, хотя не требовалось большого воображения, чтобы увидеть ее соски, набухшие и поднявшиеся под тонкой тканью.

Инстинктивно она подняла руки, чтобы прикрыть грудь.

– Не надо, – пробормотал он, продолжая рассматривать ее.

– Мы должны продолжить разговор, – хрипло проговорила Люси. – Как там Эдвард?

– О нем хорошо заботятся, – сказал Калил, протягивая ей руку.

Должна ли она взять предложенную им руку, как будто они возлюбленные, и позволить вести ее туда, куда он сочтет нужным?

– Разве ты не хочешь увидеть его?

– Конечно, хочу, – воскликнула Люси, быстро приходя в себя. Она побежала навстречу, едва касаясь дорогих ковров босыми ногами.

– Погоди. – Калил снял тюрбан из полотенца с ее головы и заменил его на изящно украшенный драгоценными камнями шарф ярко-синего цвета. – Чтобы не попал песок на твои чистые волосы, – пробормотал он, предчувствуя ее отказ. – И сандалии, – добавил он, опускаясь, чтобы достать пару простых сандалий, представляющих собой несколько переплетенных ремешков, укрепленных на пробковой подошве. – Теперь ты одета для пустыни.

Калил отступил в сторону, давая ей выйти, и указал на шатер, в котором был Эдвард.

– Сафия отлично заботится об Эдварде. Она хорошо говорит по-английски.

Люси улыбнулась пожилой женщине. Эдвард, утомленный опасными приключениями наконец заснул. Она с облегчением посмотрела на его розовые щечки.

– Ты выглядишь очень уставшей, – заметил Калил, стоя по другую сторону кроватки малыша. – Может, тебе сначала поспать, а потом мы поговорим?

– Я не могу спать, – честно сказала Люси.

– Тогда почему бы нам не перейти в мой шатер? Он недалеко отсюда.

– Да, пойдем.

Люси знала, что не сможет отдыхать, пока не выяснит, какие у Калила намерения. Вдали от дворца она чувствовала себя более уверенно, и Калил казался здесь… благоразумным. Наверное, пустыня действовала на него успокаивающим образом. Возможно, теперь они придут к какому-то приемлемому решению.

– Когда солнце встанет, – произнес Калил и помолчал, чтобы еще раз поглядеть на спящего сына, – ты увидишь горы, которые ограничивают наше королевство.

Люси будто ощутила пощечину. Как она могла подумать, что Калил смягчился? Нет, он оставался тираном, таким же твердым и жестким, как и раньше. Она ошибочно приняла его уверенность в результате их обсуждений за компромисс, его вежливую манеру – за прощение. Но теперь она не сомневалась насчет шейха Калила бен Сайда аль-Шарифа. Будущее его сына уже вырезано из камня.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Калил приказал принести чай в свои роскошные апартаменты. Чай был горячим и сладким, жидкость обожгла Люси язык.

– Подожди, – сказал Калил, беря маленький, похожий на вазу, стеклянный сосуд из ее дрожащих рук и подливая воду со льдом из золотого кувшина, усыпанного драгоценными камнями. Давай выйдем из шатра и посмотрим на восход солнца, – предложил он, когда она допила чай.

Надо быть бдительной. Люси знала, что из-за усталости не может адекватно оценивать все происходящее. Она последовала за ним наружу как робот, не уверенная, что ей хватит силы для борьбы с ним.

– Я любуюсь восходом каждый раз, когда приезжаю сюда, – сказал Калил, поворачиваясь к Люси. Потом подвел ее к веранде, где стояло что-то наподобие дивана из шелковых подушек.

Широко раскрыв глаза, Люси смотрела на пустыню, простиравшуюся вдаль до черных гор, о которых говорил Калил. Игра света на скалах и песке была необыкновенной. Горы, все еще окутанные туманом, гордо поднимались к серебристо-розовому небу, их снежные пики были едва различимы в тумане. И когда пламенные лучи солнца осветили горизонт, туман начал рассеиваться, обнажая массивные хребты во всем их величии.

Люси повернулась к Калилу, любующемуся пейзажем своего королевства. Какой он высокий и гордый. Черная одежда, прижатая ветром к телу, подчеркивала его великолепное сложение.

– Теперь я понимаю, почему ты так сильно любишь все это, – импульсивно выпалила Люси.

Допив одним глотком чай из сосуда, который все еще держал в руке, Калил вернулся в шатер, чтобы найти для нее что-нибудь теплое. Люси вздрогнула, когда он наклонился над нею и обернул ее плечи мягким, как шелк, платком ручной работы.

– Ты, должно быть, очень устала.

От его прикосновения по ней словно пробежал электрический разряд, который вызвал дрожь во всем теле.

– Да, я все еще немного утомлена…

– Синий – определенно твой цвет, – добавил он, выпрямляясь. – Ты очаровательна.

Люси стряхнула с головы ткань, и та упала ей на плечи. Волосы мерцали вокруг лица подобно золотому нимбу. Красивая, подумал Калил. Плохо, что у них так много проблем… Но он будет владеть ею, через какие бы трудности ни пришлось пройти.

Люси покраснела под его взглядом. Так или иначе нужно продолжить разговор. Она должна быть дипломатичной и казаться более покорной.

– Не возражаешь, если я присоединяюсь? – Он указал на подушки, на которых она сидела.

Шейх Калил спрашивает разрешение? У нее?

Да и как она может возразить? Это его шатер, его подушки, его королевство.

Люси не ожидала, что окажется от него на таком интимном расстоянии, но могла предсказать свою реакцию. Она вся была в огне. Получилось так, как будто Калил забыл обо всех разногласиях между ними, чтобы заставить ее почувствовать себя желанной.

Они сидели в тишине. Постепенно мышцы Люси начали расслабляться. Разумом она понимала, что должна быть начеку, но сердцем чувствовала нежность. Она должна искать решение, как обуздать волю Калила, но не могла – не сейчас.

Красота пустыни смягчит их сердца, излечит их раны и сократит трещину между ними…

– Проснись… проснись, Люси.

Люси неохотно открыла глаза и сразу же села.

Она спала в объятиях Калила, держа голову на его плече!

Боже! Люси подняла руку и зажала рот, чтобы не вскрикнуть. Она была уверена, что во сне почувствовала поцелуй в губы.

– Который час?

– Почти время ленча. Мне не хотелось будить тебя.

Он снял платок с ее плеч. Посмотрев вверх, Люси увидела, что над ними натянут тент. Но даже под ним было жарко.

– Мы еще не поговорили. – Все хорошее, навеянное ей сном, исчезло, когда она вспомнила события прошедшей ночи.

– Еще нет, – согласился Калил. – Теперь придется подождать. Эдвард готов поесть…

– Эдвард! Где он?

– Там, где мы оставили его. – Калил смотрел на нее сверху вниз; его лицо было скрыто тенью, отброшенной навесом. – Твои вещи выстираны. Если хочешь, можешь переодеться в нее к ленчу. Ты не против, если мы перекусим с нашим сыном?

– Конечно, я хочу поесть с Эдвардом!

– Хорошо. Ему понравится.

17
{"b":"26043","o":1}