ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

В салоне Калила стояли кровать, стол и диван.

– Зачем ты привел меня сюда? – спросила Люси.

Ей казалось, что Калилу нравится наблюдать, как она страдает, как ее щеки становятся красными от желания, а глаза темнеют от страсти.

– А как ты думаешь? Я дал тебе все, что ты хотела. Разве теперь не время, чтобы ты дала мне кое-что в ответ?

Ее страсть испарилась. Как бы сильно Люси ни желала Калила, она не хотела заниматься с ним сексом по первому же его требованию.

Но она снова недооценила его. Окинув ее оценивающим взглядом, Калил направился к столу, на котором лежали какие-то документы.

– Иди сюда, – позвал он, выбирая один из них. Ты должна поставить свою подпись.

Люси подошла к нему и посмотрела на лист бумаги. Это был брачный контракт.

– Ты должна была подписать его перед свадьбой. Думаю, ты даже не прочитала его.

– Этот контракт показался мне таким… нудным.

– А ты ожидала роман? – усмехнулся Калил. Читай его сейчас.

Люси сразу же поняла, что контракт был составлен с перевесом в ее пользу. Ей гарантировалась свобода от брака без любви через шесть месяцев. Она даже могла оставить Калила раньше, чем истечет срок, если захочет.

– Нет условий – нет обязательств, – сказал он, вручая ей авторучку.

Все так, как хотел Калил, решила она.

– Разве я не могу подписать это там? – спросила Люси, указывая на главный салон.

– Даже мои министры не знают о нашей договоренности, – пояснил Калил. – Если распространятся сплетни, может быть подорвано положение Эдварда.

Это имело смысл. Люси подписала документ.

– Теперь ты должна чувствовать себя защищенной, – произнес Калил.

Люси поняла, что все время ошибалась в нем, но теперь было слишком поздно. Калил дал ей все: совместную опеку над Эдвардом, возможность работать и воспитывать сына. Дополнения, о которых она даже не просила, составляли собственность, включающую ее личные комнаты в Золотом дворце, и пожизненные почести в качестве принцессы Абадана. А самым большим подарком была ее свобода. Но вместо чувства ликования Люси охватило отчаяние.

– Есть еще кое-что, – сказал Калил, передавая ей связку ключей. – Они принадлежат тебе.

– Вестбери-Холл?

Калил кивнул.

Теперь Люси действительно получила все, чего хотела. Кроме единственного в мире мужчины, которого она любит.

Поздняя весна в Абадане, наверное, была одним из наиболее красивых времен года, думала Люси, сидя на подоконнике в спальне дворца.

Сегодня должна состояться ее свадьба – ее аравийская свадьба.

Люси уже хотела отойти от окна, как вдруг увидела Калила в одежде для верховой езды, шагающего по внутреннему двору со своими министрами. Для нее он по-прежнему был незнакомцем если только она не возьмет инициативу в свои руки и не изменит ситуацию…

Импульсивно Люси метнулась к шкафу, где висела ее одежда.

– Где же они, черт возьми? – нетерпеливо бормотала она, бросая вещи на пол.

Королевские конюшни находились недалеко от дворца – так было удобно Калилу. Здесь он всегда мог привести свои мысли в порядок, расслабиться и израсходовать во время хорошего галопа избыток бурлящей энергии. И это именно то, что ему нужно сейчас.

– Не волнуйся, – сказал он конюху, когда тот поспешил к нему, чтобы выполнить любой его приказ. – Я оседлаю сам.

Калил с гордостью посмотрел на своего жеребца, Геликса. Очень крепкий конь с совершенными пропорциями, он был подобен закрученной до предела пружине. Пока Калил надевал уздечку на гордую голову коня, тот обнюхивал карманы рубашки, охотясь за мятными конфетками, которые обычно были у Калила.

– Как он красив!

– Люси? – с удивлением пробормотал Калил. И затем, когда его сердце несколько успокоилось, он с беспокойством добавил:

– Разве ты не должна готовиться к свадьбе? Я приказал пригласить для тебя самых лучших визажистов.

– Неужели я так уродлива?

– Конечно же, нет, – улыбнувшись ответил Калил.

– Могу я поехать с тобой?

– Поехать со мной? Возможно, на смирном мерине?

– А что, если на этом красивом мальчике?

– Геликсе? Он слишком мощный, с ним трудно совладать. Твоя физическая сила…

– Я видела твоих жокеев, Калил. Они все меньше, чем я.

Они посмотрели друг на друга, потом Калил приказал конюху, все еще стоящему поблизости:

– Выведи для меня Терко, я поеду на нем. – Без лишних слов он начал укорачивать стремена, в то время как великолепный жеребец фыркал и в нетерпении бил копытами в ожидании утреннего галопа. – Помочь тебе сесть в седло? – обратился Калил к Люси.

– Да, пожалуйста.

Теперь уж она не отступит. Каким бы норовистым ни оказался этот черный жеребец, она докажет Калилу, что ей не страшен любой вызов, который мог бы бросить ей ее будущий муж.

Калил сначала совсем немного прибавил скорость, как будто хотел проверить способность Люси, но, как только они достигли буйных зарослей кустарников, он пустил коня в галоп.

Полная решимости не отставать, Люси тоже пришпорила жеребца. Припав к шее лошади, она шептала подбадривающие слова, и Геликс не разочаровал ее.

– Ты умеешь ездить верхом, – признал Калил, когда они оказались рядом на прямом участке дороги и замедлили темп.

– А кто не смог бы проскакать на чудесном Геликсе?

– Чтобы ехать верхом на Геликсе, надо обладать достаточной храбростью. Не каждый на такое отважится.

Похвала? – подумала Люси, когда Калил вырвался вперед.

Вскоре они поднялись на вершину скалистого холма, и взору Люси предстала великолепная картина.

На многие мили вокруг расположились ряды грузовиков и привязанных верблюдов. Орды людей копошились в обширном городе из шатров и палаток.

– Это приглашенные на нашу свадьбу, – сказал Калил, глядя на нее. – Это наш народ, Люси.

Люси начала осознавать, какую ответственность она собирается взять на себя. Вид такого большого количества людей внушал ей благоговейный трепет.

Она ощутила полное единение с пустыней. Все восхищало ее – пряный воздух, звон уздечек, когда кони лениво вздергивали головы, мягкий ветер, растрепавший волосы… Она взглянула на Калила, который в тот же самый момент посмотрел на нее. Люси медленно выдохнула, чувствуя, что и тело, и дух ее расслабляются. Теперь она знала «своего незнакомца» немного лучше.

– Мы должны вернуться, – сказал Калил, натягивая вожжи. – Нам нельзя опаздывать на собственную свадьбу.

– Ты просто великолепная наездница, – произнес Калил, заставив ее зардеться от удовольствия.

– Ты тоже неплох.

Калил был самым лучшим наездником, которого она когда-либо видела, если не считать профессионалов. И его жеребец, Геликс, был выше всяких похвал. Она заключила договор с могущественным животным: он не сбросит ее, а она позволит ему мчаться изо всех сил наравне с Терко.

Гордость. Это качество необходимо каждому живому существу на планете – мужчине, женщине и животному, подумала Люси, спрыгивая на землю.

– Спасибо тебе, – сказала она, когда конюх увел лошадей.

– Ни к чему благодарить меня, Люси. Теперь эти лошади так же твои, как и мои. И если бы я только знал, что ты так хорошо ездишь, мы бы заранее договорились о совместной прогулке.

– Вот в этом-то все и дело, ведь правда? – спокойно произнесла Люси. – Мы ничего не знаем друг о друге.

– Но можем узнать.

– Ты, действительно, хочешь этого?

Он не стремится к этому, поняла Люси, когда Калил отошел от нее, ничего не ответив.

– Позаботься о них – они хорошо поработали, сказал он конюху, в смущении глядя на Люси.

Люси почти могла угадать, что он думает о том, какие еще сюрпризы она может преподнести ему…

– Подожди. – Калил снова подошел к ней. – Я только хотел сказать… что мне… очень понравилась наша прогулка, – признался он, ероша свои густые черные волосы. У нее создалось впечатление, что он не привык к таким высказываниям.

Люси вдруг почувствовала, что воздух стал чище, небо синее, а ее сердце перестало помещаться у нее в груди.

24
{"b":"26043","o":1}