ЛитМир - Электронная Библиотека

А он продолжал:

– Прошло много времени. Почти два года; многое могло произойти.

– Немного расслабившись, Люси рассказала ему о своей работе, но умолчала про личную жизнь.

Она не хотела замечать вспышки желания в его темных глазах, которые говорили ей, что шейх Калил помнит каждый момент их первой встречи и побуждает ее сделать то же самое.

Как будто она могла забыть, думала Люси, довольная тем, что постоянная перемена блюд заполняла промежутки в их беседе.

– Не хочешь ли пудинг или кофе? – спросил он, когда наконец унесли последние блюда.

– Нет, спасибо, – ответила Люси, сворачивая салфетку. Она стремилась поскорее попасть во дворец – к Эдварду – и разработать план, как благополучно добраться домой прежде, чем шейх Калил узнает правду о ее сыне.

– Я отвезу тебя во дворец.

Калил встал, и немедленно из ниоткуда возникла его свита и окружила их. Когда он жестом отпустил их, сердце Люси предупреждающе екнуло.

Шейх ошеломляюще привлекателен, признала она, поднимаясь из-за стола. Самым легким выходом было бы снова лечь с ним в постель и заняться любовью. Сама мысль о том, что она единственная женщина, которая сможет приручить принца-воина и растопить его ледяное сердце, казалась ей непреодолимым вызовом. Однако, как бы много меток о побежденных им женщинах не оставил он на столбике своей аравийской кровати, у нее не было никакого намерения добавить еще одну.

– Спасибо. Я сразу же приступлю к работе, как только мы вернемся, – солгала она, размышляя об Эдварде.

Неужели Люси Бенсон действительно воображает, будто может одурачить его? – думал Калил, когда шел впереди нее из ресторана. Следовало признать, что ее чопорность была чем-то новым, но он очень скоро собьет с нее спесь.

В дверях один из телохранителей вручил ему ключи от автомобиля. Калил спешил вернуться во дворец. Люси Бенсон имела смелость избегать его вопросов, и он хотел знать – почему. Факт, что он все еще желает Люси, но она пробудила в нем подозрения. Было в ней что-то такое, чего Калил никак не мог понять. Люси гораздо лучше владела собой и держалась значительно уверенней, чем он запомнил. У нее есть мужчина? Удар ревности застиг его врасплох, он не мог припомнить, чтобы такое случалось с ним раньше.

Подарив ему грациозный поклон, Люси забралась в салон, и Калил завел двигатель изготовленного по индивидуальному заказу «мазерати». Здесь, в своей собственной стране. Калил не подчинялся ничему и никому. Но сегодня это касалось Люси, и он все-таки использовал общепринятые знаки внимания. Она была испугана – за себя и больше всего за Эдварда, – но не забывала, что любое проявление слабости в конечном счете только повредит ей и ее ребенку. Она должна быть крайне осторожной до тех пор, пока не представится возможность убежать.

Однако шейх Калил был не простым противником. Это единственный мужчина в мире, которого желала бы любая женщина в здравом уме. И Люси не была исключением.

Сексуальное напряжение между ними просто невероятное, подумал Калил, сидя рядом с ней в дорогом спортивном автомобиле. Воздух в машине потрескивал от повышенного напряжения, которое так или иначе должно найти выход. Возможно, он прикажет принести пудинг в свои апартаменты, возможно, будет кормить ее с рук, а затем отнесет в спальню. Даже наиболее капризная из его скаковых лошадей научилась доверять ему, и Люси Бенсон непременно покорится шейху Абадана.

Своенравной гордячке Люси повезло; несмотря на ее дерзкое поведение в ресторане, он предоставит ей остальную часть дня – к тому времени, подобно лучшему из его аравийских коней, она будет умолять его о хорошей разминке.

Когда они прибыли во дворец, член совета Калила ожидал его у парадного входа.

– Мы встретимся позже, – сказал Калил Люси После того, как перекинулся парой фраз с ожидающим, – и закончим наш завтрак и разговор.

Сердце Люси пропустило удар.

– Когда точнее? – спросила она, чтобы успеть подготовиться.

– Через час, – пояснил Калил. – Тебя проведут к моим комнатам, а мой повар приготовит для нас восхитительный десерт.

Было облегчением узнать, что он не придет за ней сам. Но все это напоминает песок в песочных часах, сыплющийся слишком быстро, думала Люси.

Любой может рассказать Калилу, что она привезла с собой сына. Остается только надеяться, что у него на уме более важные вещи, чем дворцовые сплетни.

Эдвард спал, когда она вернулась.

– Нет, дай ему поспать, – сказала она Лейле. Я думаю, что он еще некоторое время будет ощущать смену часовых поясов.

– Мы хотим, чтобы он был на своем дне рождения завтра бодрым и веселым, – согласилась Лейла, нежно глядя на спящего Эдварда.

– Да, – согласилась Люси, чувствуя комок в горле. – Но мне надо будет уйти, чтобы закончить переговоры с шейхом.

– Не волнуйтесь о нас, – сказала Лейла, вглядываясь в напряженное лицо Люси. – У нас все будет прекрасно. Идите и просто наслаждайтесь тем, что дает вам жизнь.

Если бы это было так, подумала Люси, когда выходила из комнаты.

Нетрудно понять, почему она так легко уступила Калилу, сообразила Люси, наблюдая, как он берет вилкой последний кусочек восхитительного пудинга и подносит к ее рту. Резкие контуры его лица казались гораздо более мягкими в свете горящих свечей.

Несмотря на то, что до вечера было еще далеко, в роскошном павильоне царили сумерки: слуги задернули шелковые занавеси и зажгли множество свечей. Люси казалось, что она в сказке.

Потолок в комнате был обтянут изысканной тканью в рубиново-красных тонах, а окна из цветного стекла, занавешенные изящными шторами, защищали от яркого солнечного света. Калил выбрал хорошее место. Если хоть какая-то форма договора и была возможна между ними, то только в такой идеальной обстановке.

И рано или поздно он должен узнать об Эдварде. Она хотела доверять ему.

Люси наклонилась, чтобы взять кусок пудинга с его вилки. С пудинга капал апельсиновый соус.

Она смущенно засмеялась, потянувшись за салфеткой.

Но прежде чем успела взять салфетку в руку, Калил осторожно стер каплю соуса в углу ее губ кончиком пальца.

– Я был небрежен, дав тебе такой большой кусок, – мягко произнес он. – Удивлен, что ты не сделала мне выговор.

Люси поняла, что ей действительно хотелось шаловливо отчитать шейха Калила из Абадана.

Он безошибочно угадал одну из ее наиболее соблазнительных фантазий. Она тяжело сглотнула, когда он облизал свой покрытый соусом палец.

– Кофе? – пробормотал Калил, удерживая ее взгляд.

В его глазах стоял вопрос – и он не имел никакого отношения к кофе. Люси сделала несколько глубоких вздохов, но это не помогло. Ее сердце не подчинялось ей. Он все еще хочет ее. Они могут просто продолжить с того места, где остановились в прошлый раз…

Безумие! Она не должна думать об этом, рассердилась на себя Люси.

– Кофе, – твердо сказала она.

– Почему ты так застенчива? – спросил Калил, поворачиваясь к ней после того, как проинструктировал слуг и затем отпустил их. – Или в твоей жизни есть кто-то еще?

– Никого нет, – призналась Люси.

– Никого? – повторил Калил, поднимая одну бровь цвета черного дерева. – Тогда почему ты так упорно отказываешься рассказать мне хоть что-то из своей личной жизни?

У Люси побелели костяшки пальцев, когда она изо всех сил сжала руки в кулаки.

– Я должна уехать.

– Ты хочешь вернуться домой?

Калил взял ее руку, и Люси почувствовала, что ослабла, такими нежными и дразнящими были его прикосновения. Он медленно, осторожно возбуждал в ней желание. Взгляд его был мягким и ласкающим. И Люси не выдержала этой пытки, она растаяла, мечтая о близости с ним, чтобы еще раз забыть все на свете…

Забыть! Она не может ничего забыть, поняла Люси. Это был вопрос будущего Эдварда, его безопасности, его счастья. Он был самым дорогим ее сокровищем.

– Я должна идти, – сказала она, опуская веки, чтобы не видеть желания в его глазах.

– Я не буду останавливать тебя, – произнес Калил, зная, что она хочет остаться. Как ни странно, он тоже хотел этого. Калил едва не рассмеялся вслух. Сильный духом мужчина Абадана вдруг обнаружил, что у него тоже есть сердце? Но на эту опасную территорию Калил никогда и никого не впускал. – Ты можешь идти. Я провожу тебя.

6
{"b":"26043","o":1}