ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сьюзен Стивенс

На условиях любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Но, мадемуазель… у мсье графа совещание. Он никого не принимает.

– Меня он примет, – уверенно заявила Кейт Фостер и проскользнула мимо облаченного в ливрею слуги в просторный кабинет.

Комната мало изменилась за прошедшие с ее последнего визита годы, но зато Кейт поняла, как изменилась она сама. Собственный успех в бизнесе позволил ей смотреть на богатство несколько иными глазами. Когда Кейт вошла, сидевшие за столом мужчины обернулись, а потом встали. Но она смотрела только на одного.

– Кейт! – негромко воскликнул он.

Знакомый властный голос затронул какую-то струну в душе Кейт, и ей пришлось напрячь всю свою волю, чтобы не отвести взгляда. Она забыла, какой он высокий, какой потрясающий… Ги де Вильнев был не просто красив каждая его черта, казалось, была создана мастером на заказ. Смуглая кожа, густые волосы цвета эбенового дерева, длинные ресницы, выразительные соболиные брови и чувственные губы… Кейт быстро отвела взгляд, поняв, что Ги тоже ее рассматривает. Пронзительный взгляд его серо-стальных глаз напомнил ей, что бывает с теми, кто позволяет себе такую слабость – потерять голову от графа. Нет, напомнила себе Кейт, самыми сильными его сторонами всегда были стальная воля и интеллект, не говоря уже о безукоризенных аристократических манерах. Кейт залилась краской, почувствовав не столь заметную поначалу, но несомненную сексуальность в его взгляде.

– Граф де Вильнев, – намеренно холодно-учтивым тоном произнесла она, подходя ближе.

При этом официальном приветствии в его глазах вспыхнул сардонический огонек, но тут же погас. В последний раз они виделись десять лет назад, но сегодня она пришла не в гости, а по делу. Да, когда-то любимой забавой молодого графа было поддразнивать юную рыжеволосую красавицу, гостившую в его фамильном поместье, но за десять лет Кейт сильно изменилась… Ее первая карьера не сложилась, и теперь она стремительно возносилась к вершинам второй. И за эти десять лет она научилась обращаться с мужчинами, подобными…

– Здравствуйте, Кейт, – ворвался голос графа в ее мысли, – давно не виделись. Чем могу быть полезен?

Кейт остановилась на безопасном расстоянии. Какое-то едва уловимое, теплое, но тревожное чувство читалось во взгляде графа, и на секунду Кейт показалось, что она зря пришла к Ги. Его глубокий голос с легким акцентом сразу обезоружил ее. Нельзя было не заметить и того, что десять лет только добавили совершенства его стройной атлетической фигуре. Кейт слегка наклонила голову в ответ на слова Ги и отвела глаза.

– Простите за вторжение, мсье граф, но мне необходимо поговорить с вами.

– О чем конкретно?

Он был на добрую голову выше прочих мужчин в кабинете и с его внешностью мог бы легко стать кинозвездой, подумалось Кейт, когда Ги изящным жестом предложил своим коллегам сесть. Вскинув голову, она приблизилась на несколько шагов.

– Это дело частного характера.

– Но, как вы можете видеть, у меня совещание. Мой секретарь…

– Дело не терпит отлагательства. – Кейт была рада тому, как уверенно звучит ее голос.

В глазах Ги отразилось легкое удивление, а потом он опустил взгляд на лежащие перед ним на столе бумаги.

– Гораздо проще и удобнее было бы назначить встречу, – невозмутимо заметил он, но когда поднял глаза, странный огонь в них противоречил бесстрастности его слов.

Скрытый вызов в тоне Ги только укрепил решимость Кейт.

– Я звонила вашему секретарю перед тем, как вылететь из Англии, но она сказала, что ваш график расписан до конца месяца.

Ги медленно поднял голову.

– А вы назвали себя, мадемуазель? – Он выделил последнее слово не просто так, а с тонким расчетом. И этот расчет сработал.

– Да, конечно, – коротко отрезала Кейт, давая понять Ги, как сильно он ошибается, если считает ее настолько беспомощной. Впрочем, откуда ему знать, с кем он имеет дело? Он помнит Кейт только как подростка. – В разговоре с вашим секретарем я специально представилась. – Кейт снова порадовалась тому, как звучит ее голос, – по лицу Ги пробежала тень, когда он понял, какой промах допустила его сотрудница. Но кто-кто, а Ги никогда не выказывал своего неудовольствия на публике.

– Что ж, Кейт Фостер, – произнес он, с иронической тщательностью выговаривая каждый слог. – Пока не выясню, о чем конкретно вы хотите поговорить со мной, вряд ли я попрошу этих джентльменов оставить нас наедине.

Кейт заметила, что остальные присутствующие начали расслабляться, видя в их противостоянии возможность передохнуть.

– Я здесь для того, чтобы обсудить судьбу Ла-Птит-Мезон.

На стальные нотки в ее голосе Ги отреагировал почти гипнотически пристальным взглядом, а потом повернулся к коллегам.

– Джентльмены, прошу извинить нас. Мы возобновим совещание завтра утром в девять часов.

Один – ноль в ее пользу. Кейт слегка расслабилась. Она молча ждала, пока кабинет не опустеет, высоко подняв голову, стараясь не обращать внимания на заинтересованные взгляды выходящих мужчин – еще бы, эта женщина позволила себе нарушить планы самого графа де Вильнев!

– Не присядешь? – пригласил Ги, когда дверь наконец закрылась.

Кейт взглянула на два кресла у камина, а потом на преисполненного уверенности мужчину, стоявшего перед ней. Нет, если она откликнется на его приглашение, то они будут играть роли гостеприимного хозяина и гостьи.

А ее дело требует совершенно иных отношений.

– Если ты не возражаешь, я предпочитаю постоять.

– Как хочешь.

Словно ощущая беспокойство Кейт, Ги остался стоять на месте… достаточно далеко, чтобы избежать физического контакта, но достаточно близко, чтобы Кейт уловила запах его тела, смешанный с цитрусовым ароматом дорогого одеколона.

– Кейт, ты что, забыла меня?

Щеки Кейт залились краской, когда она встретилась с ним взглядом. Как она могла забыть?

– Похоже, все-таки вспомнила, – усмехнулся Ги.

Да, жар, охвативший ее, доказывал, что она ничего не забыла, но в то же время он служил ей своего рода предупреждением, что не следует повторять прошлые ошибки.

– Я приехала сюда не для того, чтобы предаваться воспоминаниям, – твердо заявила она. – Я хочу поговорить о настоящем.

1
{"b":"26044","o":1}