ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Доктор Икс выбрал дверь – похоже, наугад – открыл ее и посторонился, пропуская судью Вана. Тот слегка поклонился и вошел. Комната казалась размером с баскетбольную площадку, но низкая. Внутри царил теплый и влажный полумрак. Сперва судья Ван увидел девушек в белом, которые приветствовали его поклонами, и лишь потом до него дошло, что комната заставлена детскими кроватками, сотнями детских кроваток, и в каждой кроватке лежит крохотное идеальное дитя. Девушки в розовом бегали с подгузниками. Там и сям молодки в белом, расстегнув молнию, кормили младенцев грудью.

У судьи Вана закружилась голова. Он отказывался верить своим глазам. Мысленно готовясь к сегодняшней встрече, он твердил себе, что доктор Икс способен на любую подлость, и ничто не следует принимать за чистую монету. Сейчас, как многие молодые отцы в родильном покое, он понял, что в живом, не умозрительном ребенке есть нечто ошеломляюще пронзительное. В мире абстракций нет ничего конкретнее младенца.

Судья Ван развернулся на каблуках и пулей вылетел в коридор, едва не оттолкнув доктора Икс. Он пошел, побежал вдоль ряда дверей, миновал пятую, десятую, пятидесятую, остановился без всякой видимой причины и дернул ручку.

Это могла быть та же самая комната.

Его мутило, слезы наворачивались на глаза. Он вылетел из комнаты, побежал по кораблю, взлетел по трапу на следующую палубу, выше, выше, открыл одну из сотни дверей. Кроватки стояли ровными рядами, в каждой спала годовалая девочка в пушистой розовой пижамке и шапочке с круглыми мышиными ушками, укрытая белым одеяльцем и с мягкой игрушкой под боком. Девушки в розовом сидели на бамбуковых циновках, читали или шили.

Одна, ближайшая, отложила работу, встала на колени и поклонилась судье. Тот машинально ответил и подошел к ближайшей кроватке. У девочки были на удивление густые ресницы. Она ровно дышала во сне, розовые мышиные ушки торчали сквозь прутья кроватки. Судья Ван смотрел на нее и ему казалось, что дыхание всех девочек на корабле сливается в один умиротворяющий шелест. Столько детей так мирно спят; все должно быть хорошо. Все будет замечательно.

Он повернулся и увидел, что девушка улыбается – не кокетливо, не глупой девчачьей улыбкой, но спокойно и уверенно. Судья Ван подумал, что доктор Икс, где-то в бесчисленных коридорах, улыбается точно так же.

Когда доктор Икс запустил пленку, судья Ван мгновенно узнал манеру. Это была работа медиографа ОгнеЛисса, который, насколько известно, изнывал той порою в тюремной камере. На экране была россыпь камней и бурая, пыльная равнина где-то в центральных районах Китая. Камера скользнула по окружающему запустению. Судье Вану можно было не объяснять, что это – бывшие плодородные поля, из-под которых ушла вода.

На камеру, взметая ногами бурую пыль, шли двое со свертком. Когда они приблизились, судья Ван увидел, что они страшно истощены и оборваны. Они положили сверток на камни и пошли прочь. Судья Ван отвернулся от медиатрона и рукой показал, что можно выключать – он и так знал, что в свертке – ребенок, скорее всего, девочка.

– Это могло быть снято в любой момент китайской истории, – сказал доктор Икс. Они сидели в надстройке, в спартански обставленной каюте. – У нас так делалось всегда. Великие восстания девятнадцатого века подпитывались сердитыми молодыми людьми, которым негде было взять жен. В династию Мао, в самые страшные годы контроля за рождаемостью, два миллиона крошек умирали вот так, – он указал на застывшее изображение, – каждый год. В последнее время из-за гражданской войны и оскудения водоносных пластов обычай возобновился. Разница в том, что теперь младенцев подбирают. Мы занимаемся этим уже три года.

– Сколько их у вас? – спросил судья Ван.

– На сегодня – четверть миллиона, – ответил доктор Икс. – Пятьдесят тысяч только на этом корабле.

Судье Вану пришлось поставить чашку на стол. Пятьдесят тысяч жизней только на этом корабле!

– У вас ничего не выйдет, – сказал он наконец. – Вы дорастите их до двух лет, до трех, но что потом, когда им надо будет учиться, играть и бегать?

– Задача и впрямь непомерная, – сказал доктор Икс серьезно, – но, полагаю, вы помните слова Учителя: "Не уступай возможности быть человечным даже и своему наставнику". Желаю вам удачи, магистрат.

Если бы доктор Икс хватил судью доской по башке, ощущение было бы схожее: ошеломляет, да, но полное осознание приходит чуть запоздало.

– Я не уверен, что понимаю вас, доктор.

Доктор Икс выставил вперед скрещенные ладони.

– Я сдаюсь. Можете взять меня под стражу. Пытки не понадобятся, я заготовил письменное признание.

Судья Ван и не подозревал, что у доктора Икс так развито чувство юмора. Он решил подыграть.

– Как бы ни хотелось мне, доктор, представить вас суду, боюсь, что не могу принять вашу явку с повинной, так как мы находимся вне пределов моей юрисдикции.

Доктор Икс кивнул официанту, тот открыл дверь, впустив холодный ветер и огни Арендованных Территорий, до которых внезапно оказалось рукой подать.

– Как видите, ваша честь, я приказал ввести корабли в пределы вашей юрисдикции, – сказал доктор Икс, указывая на дверь.

Судья Ван вышел на открытую палубу и увидел в кильватере четыре таких же корабля.

Из каюты несся надтреснутый голос доктора Икс.

– Можете задержать меня и команду за незаконный вывоз детей. Можете арестовать сами корабли, вместе с четвертью миллиона наших мышат. Надеюсь, вы найдете им достойных попечителей в пределах вашей юрисдикции.

Судья Ван двумя руками схватился за поручень и уронил голову. Он был на грани клинического шока. Чистое самоубийство – поймать доктора Икс на слове. Без того страшно помыслить, что он – и вдруг отвечает за четверть миллиона жизней, но представить судьбу девочек в руках продажных чиновников...

Доктор Икс продолжал:

– Не сомневаюсь, вы придумаете, как с ними быть. В случае с девочкой и ее книгой вы явили глубокое понимание того, как важно детям возрастать в знании. Без сомнения, ваша честь отнесется к четверти миллиона младенцев с тем же мудрым вниманием, что и к одной маленькой варварской девочке.

Судья Ван выпрямился, повернулся и шагнул в комнату.

– Выйди и закрой дверь, – сказал он официанту.

Когда они остались вдвоем, судья Ван повернулся к доктору Икс, опустился на колени и трижды ударил головой в пол.

– Увольте, ваша честь! – воскликнул доктор Икс. – Это мне пристало воздавать вам такие почести.

– Уже некоторое время я размышляю о перемене рода занятий, – сказал судья Ван, выпрямляясь на коленях. Он на мгновение замолк, прежде чем продолжать, и еще раз задумался, есть ли иной выход. Нет, доктор Икс не оставил ему пути к отступлению. Не в характере доктора расставлять ловушку, из которой можно ускользнуть.

Как сказал Учитель: "Мастер, желающий хорошо сделать свое дело, должен прежде наточить свои инструменты. Живя в государстве, надо служить самым мудрым из сановников и сближаться с самыми человеколюбивыми из образованных людей."

– На самом деле, меня удовлетворяет моя деятельность, но не удовлетворяет племенная принадлежность. Я разочаровался в Прибрежной Республике и понял, что истинная моя родина – Поднебесная. Я часто думал, не нужны ли Поднебесной магистраты, пусть даже такие ничтожные.

– Этот вопрос я должен переадресовать высшим, – сказал доктор Икс, – однако, учитывая, что в Поднебесной нет магистратов и вообще судебной системы, человеку ваших дарований почти наверняка сыщется достойное место.

– Теперь я понимаю, почему вы так стремились заполучить книгу, – сказал судья Ван. – Малышек надо будет учить.

– Мне нужна не столько сама книга, сколько ее создатель, артифекс Хакворт, – сказал доктор Икс. – Пока книга на Арендованных Территориях, Хакворт не теряет надежды ее отыскать. Если она будет у меня, он поневоле придет за самой книгой или за новой копией.

– Вы чего-то хотите от Хакворта?

– Он стоит тысячи простых инженеров, а превратности последнего времени не оставили Поднебесной и этой толики простых инженеров; все они потянулись за хорошей жизнью в Прибрежную Республику.

36
{"b":"26045","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неправильные
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Король на горе
Я продаюсь. Ты меня купил
Серые пчелы