ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нелл открыла глаза и приподнялась на локте. Букварь захлопнулся и соскользнул с живота на матрас. Она заснула за чтением.

Рядом мерно дышали спящие девушки, от них пахло мылом. Нелл хотелось лечь и уснуть, но она продолжала смотреть во тьму. Что-то подсказывало: спать нельзя.

Она села, подтянула колени к груди, высвободила ночную рубашку из-под одеяла и бесшумно соскочила на пол. Босиком неслышно проскользнула между рядами коек в коридор и оттуда в крохотную угловую комнатку, где девушки собирались, пили чай, причесывались, смотрели старые пассивки. Сейчас комната была пуста, свет погашен, из окон открывалась широкая панорама. На северо-востоке горели огнями Новый Чжусин, Индостанская и Ниппонская концессии, окраинная часть Пудуна. Центр Пудуна раскинулся вокруг, медиатронные небоскребы библейским огненными столпами висели в воздухе. На северо-западе лежали Хуанпу, Шанхай, его пригороды, разоренные шелковые и чайные районы. Пожары давно погасли, Линии Подачи сгорели до самого города, кулаки засели на окраине и придумывали, как пробиться за поредевшую защитную сетку.

Взгляд Нелл остановился на воде. Ни один город мира не сравнится красотою с ночным Пудуном, но Нелл всегда тянуло смотреть дальше, на Хуанпу, на Янцзы или на изгиб Тихого Океана за Новым Чжусином.

Она поняла, что видела сон, и разбудил ее не шум, а какое-то событие в этом сне. Она силилась вспомнить, что это было, и, разумеется, не могла.

Только несколько обрывков: женское лицо, прекрасное, юное, может быть, в короне, но неотчетливое, словно скрытое под бурной водой. И что-то сверкающее в руках.

Нет, не в руках, под руками. Что-то драгоценное на золотой цепи.

Ключ? Нелл не могла вернуть образ, но чутье подсказывало, что догадка верна.

Еще подробность: сверкающая ткань проплывает перед лицом раз, другой, третий. Что-то желтое с повторяющимся тканым узором. Эмблема: книга, семя, скрещенные ключи.

Золотая парча. Давно, когда русалки принесли ее доброму рыбаку, она была завернута в золотую парчу, по которой в ней и угадали принцессу.

Женщина во сне, скрытая бурлящей водой, должно быть, ее мать. Сон – забытое воспоминание детства. И прежде, чем отдать ее русалкам, мать подарила ей золотой ключ на цепочке.

Нелл села на подоконник, прислонилась спиной к стеклу, открыла Букварь и перелистала в самое начало. Он открывался все той же старой сказкой, только написанной теперь более взрослым языком. Нелл прочитала, как добрый рыбак принял ее от русалок, потом перечитала еще раз, вытягивая всевозможные мелочи, задавая вопросы, вызывая более подробные иллюстрации.

На одной картинке она нашла, что искала: сундучок приемного отца под лежанкой, в его лачуге, простой, дощатый, окованный ржавыми железными полосами, с тяжелой щеколдой. Здесь он хранил золотую парчу, а, может быть, и ключ.

Полистав книгу, она нашла забытую историю, в которой, вскоре после исчезновения приемного отца, злая мачеха отнесла сундучок на высокую скалу и сбросила в морскую пучину, уничтожив последнее свидетельство царственного рождения Нелл. Она не знала, что падчерица следит за ней из густых кустов, где часто скрывалась от мачехиного гнева.

Нелл открыла последнюю страницу "Иллюстрированного букваря для благородных девиц".

Принцесса Нелл подошла к обрыву, осторожно ступая во тьме босыми ногами и придерживая ночную рубашку, чтобы не зацепиться подолом за колючки. Внезапно ей показалось, что весь океан светится. Она часто видела подобное из окон библиотеки и думала, что вода отражает лунный и звездный свет. Но сегодня небо затянули плотные облака, опрокинутая ониксовая чаша не пропускала и слабенького лучика. Похоже, сияние шло из-под воды.

Осторожно ступив на самый край, она поняла, что не ошиблась. Океан – единственное неизменное в ее мире, субстанция, где зародилась из семени и растворилась Страна-за-морями – этот океан жил. После исчезновения Короля-Койота принцесса Нелл думала, что осталась мире одна. Сейчас она увидела города света под водой, и поняла, что одинока только по собственной воле.

"Принцесса Нелл двумя руками сдернула рубашку через голову, холодный воздушный ток пробежал по телу и подхватил ткань, – сказала Нелл, – потом глубоко вдохнула, зажмурилась, согнула коленки и прыгнула в пустоту".

Она читала, как лучезарные волны сошлись над ее головой, когда комната внезапно наполнилась светом. Нелл взглянула на дверь, думая, что кто-то вошел и щелкнул выключателем, но в комнате больше никого не было, и свет отражался от стен. Она повернулась к окну.

Центральная арка дамбы вздулась сверкающим белым шаром, выбросившим в ночь мраморные прожилки холодного черного вещества. Сфера росла, пока не захватила почти все пространство между Новым Чжусином и пудунским берегом, постепенно наливаясь оранжевой краснотой; от взрыва на воде образовался заметный кратер, круговая волна пара и брызг бежала по поверхности океана без всяких усилий, словно колечко света от карманного фонарика.

Обломки исполинской Линии Подачи, составлявшие некогда Дамбу и выброшенные взрывом в ночное небо, теперь замедленно кувыркались в падении, вводя в заблуждение мозг, который отказывался принять их истинные размеры. В полете ярче разгоралось желтое серное пламя, отблески его озаряли город. Свет выхватил из тьмы две колонны пара к северу и к югу от Дамбы: видимо, кулаки разом взорвали индостанскую и ниппонскую подачи. Выходит, у Кулаков Праведной Гармонии есть теперь нанотехнологическая взрывчатка; много воды утекло под мостом через Хуанпу с наивных попыток поджечь его несколькими баллонами сжатого водорода.

От взрывной волны задребезжали стекла, кто-то из девушек проснулся. Из соседней комнаты до Нелл донесся их приглушенный разговор. Она подумала было пойти сказать, что Пудун теперь отрезан от мира и кулаки перешли в наступление. Однако, хотя она и не понимала слов, тон разговора был совершенно ясен: девушки не испугались и не расстроились.

Все они, китаянки, легко войдут в новое общество: для этого достаточно надеть национальное платье и проявлять должное почтение к любым случившимся рядом мандаринам. Без сомнения, так они и поступят, как только кулаки захватят Пудун. Вероятно, кого-то из них изнасилуют и ограбят, но через год они все вольются в Поднебесную, будто никакой Прибрежной Республики и не было.

Но если репортажи из центральных районов не совсем лживы, Нелл ждет медленная и мучительная смерть. Кулаки будут насиловать ее, пока не надоест, потом начнут жечь и резать на мелкие кусочки. В последние дни девушки часто шушукались, искоса поглядывая на Нелл и укрепляя подозрение, что ее сговариваются выдать кулакам в доказательство верноподданнических чувств.

Она чуть-чуть приоткрыла дверь. Две девушки крались в ее спальню, держа в руках ворох красных полимерных лент.

Едва они зашли в комнату, Нелл выскочила и побежала к лифту. Лифт не приходил. Ей стало страшно, как никогда в жизни: алые ленты в кукольных девичьих руках почему-то пугали больше, чем ножи кулаков.

Из комнаты донеслось пронзительное верещание.

Зазвенел звонок лифта.

Хлопнула дверь спальни, кто-то выбежал в коридор.

Одна из девушек увидела Нелл, взвизгнула по-дельфиньи и устремилась к ней.

Нелл запрыгнула в лифт, нажала на первый этаж и вдавила кнопку закрывания дверей. Девушка мгновение колебалась, потом шагнула и вклинилась в быстро сужающуюся щель. Другие бежали по коридору. Нелл ногой ударила ее в лицо, девушка крутанулась волчком в спирали хлынувшей крови. Дверь начала закрываться, вот уже осталась щелка, и сквозь нее Нелл видела бегущих девушек. Двери закрылись и через мгновение вновь поехали в стороны.

Нелл уже приняла оборонительную стойку. Если придется вырубать одну за другой, что же, она готова. Но девушки стояли на месте. Одна шагнула вперед, выставила черный прямоугольник и прицелилась в Нелл. Раздался легкий хлопок, Нелл почувствовала булавочный укол в живот, и через секунду руки налились свинцовой тяжестью. Голова поникла, зад просел, колени подломились. Сквозь смежающиеся веки Нелл видела, что девушки, довольно улыбаясь, идут к ней с красными лентами в руках. Она не могла шевельнуть пальцем, но продолжала отчетливо все сознавать. Связывали медленно, методично, умело; свою работу девушки знали.

99
{"b":"26045","o":1}