ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

46

– Куда они подевались? – вдруг спрашивает Хиро.

Все выискивают глазами поплавок с русскими, будто разом заметили, что его нет на месте. Наконец они его видят: обломок замер в четверти мили позади них. Крупные шишки и телохранители теперь стоят и смотрят в одну и ту же сторону. Вокруг кружит быстроходный катер, чтобы подобрать конец.

– Они, наверное, нашли способ отсоединить буксирный трос, – говорит Хиро.

– Маловероятно, – отвечает стеклянноглазый. – Он был закреплен на днище, под водой. И это стальной трос, поэтому им было его никак не перерезать.

Хиро замечает еще одно суденышко, покачивающееся в волнах на полпути между русскими и буксировавшим их катером. Суденышко настолько мало, так низко сидит в воде, выкрашено в такие тусклые естественные цвета, что почти неразличимо. Каяк. А в нем – длинноволосый человек.

– Вот черт, – бросает Ливио. – Откуда он, черт побери, взялся?

Человек в каяке оглядывается назад, оценивая волны, потом вдруг поворачивается и начинает усиленно грести, разгоняясь и каждые несколько гребков оглядываясь назад. Сзади его нагоняет большая волна, и в тот самый момент, когда она набухает под каяком, скорость лодчонки достигает ее. Каяк остается на гребне волны и летит вперед, будто ракета, летит на самом гребне, внезапно развивает скорость вдвое большую всего, что держится на воде.

Упираясь в воду концом весла, человек в каяке слегка отклоняется, потом опускает весло на пересечку курса и, запустив руку на дно каяка, достает небольшой темный предмет, трубочку длиной в четыре фута, которую укладывает себе на плечо.

Он и катер проходят друг подле друга, направляясь в противоположные стороны, их разделяет не более двадцати футов воды. А потом катер взрывается.

«Каулун» отошел от места действия на добрую сотню ярдов. Он разворачивается настолько круто, насколько вообще способно судно таких габаритов, пытается совершить поворот на сто восемьдесят градусов, чтобы вернуться и разобраться с русскими и – что более проблематично – с Вороном.

А Ворон гребет к своим дружкам.

– Ну и сволочь, – бормочет Ливио. – Что он собирается сделать? Отбуксировать их на Плот на своем чертовом каяке?

– У меня мурашки по спине, – говорит стеклянноглазый. – Проверьте, есть ли у нас наверху ребята со «стингерами». За ними, наверное, вертолет прилетит.

– Никаких других кораблей на радаре, – рапортует вошедший с мостика солдат. – Только мы и они. И никаких вертолетов.

– Вам известно, что Ворон таскает за собой боеголовку, да? – спрашивает Хиро.

– Слышал. Но в каяке места для нее не хватит, он слишком мал. Не могу поверить, что кто-то согласится выйти в море на таком корыте.

Из моря вырастает гора. Пузырь черной воды, который все поднимается и расширяется. Позади от бешено раскачивающегося на волнах плотика возникает черная башня, вертикально поднимающаяся из воды, на ее вершине распростерлась пара крыльев. Башня все растет, крылья все поднимаются над водой, а по обе стороны от них гора поднимается и обретает очертания. Красные звезды и несколько цифр. Но никому не нужно разбирать цифры, чтобы понять, что это подводная лодка. Подводная лодка с ядерными боеголовками.

А потом она останавливается. Так близко к плотику, что Гуров и компания практически могут на нее перепрыгнуть. Ворон гребет к ним, точно стеклянный нож прорезая волны.

– Черт меня побери! – говорит стеклянноглазый. Он совершенно поражен. – Черт меня побери, черт меня побери, черт меня побери! Дядюшка Энцо будет недоволен.

– Откуда вы могли знать? – говорит Ливио. – Может быть, нам открыть по ним огонь?

Не успевает стеклянноглазый принять стратегическое решение, как на батарейной палубе ядерной подлодки открываются люки. Первый снаряд падает в каких-то нескольких ярдах от «Каулуна».

– Ладно, ситуация развивается слишком быстро. Хиро, пойдете со мной.

Весь экипаж «Каулуна» уже оценил ситуацию и отдал пальму первенства ядерной подлодке. Матросы бегают по леерам, сбрасывая на воду большие стеклопластиковые капсулы. Капсулы раскрываются ярко-оранжевыми складками, расправляясь в небольшие спасательные плоты.

Как только стрелки на батарейной палубе соображают, как попасть в «Каулун», ситуация развивается еще быстрее. «Каулун» никак не может решить, утонуть ли ему, сгореть или просто развалиться на части, поэтому делает все разом. К тому времени все, кто был на нем, перебрались на спасательные плоты. Теперь они болтаются посреди океана, застегивают оранжевые спасательные комбинезоны и наблюдают за ядерной подлодкой.

Ворон спускается в подлодку последним. Минуту-другую он тратит на то, чтобы забрать с каяка свое снаряжение: какие-то мешки и восьмифутовое копье с прозрачным листовидным наконечником. Но прежде чем скрыться в люке, он поворачивается к обломкам «Каулуна» и поднимает над головой копье – жестом одновременно победным и многообещающим. А потом исчезает. Несколько минут спустя исчезает и подлодка.

– От этого парня меня жуть берет, – резюмирует мужик со стеклянным глазом.

126
{"b":"26048","o":1}