ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подняв руку, И.В. дает доске упасть на ладонь и, ударив краем доски по пустому столу, подходит к Дядюшке Энцо, снимает с наплечного крепления пакет.

– Джино, прими, пожалуйста, – говорит Дядюшка Энцо, кивком указывая на пакет.

Встав, Джино делает шаг вперед и протягивает руку за пакетом.

– Мне нужна ваша подпись, – говорит И.В., почему-то не добавляя обычное свое «приятель» или «дружок».

На мгновение И.В. отвлекается на Джино, а потом вдруг Дядюшка Энцо оказывается совсем близко, а в его левой руке – ее правая. В верхней части курьерской перчатки имеется отверстие, как раз под размер его губ. И Дядюшка Энцо звонко целует И.В. руку. Поцелуй у него тёплый и влажный. Не слюнявый и похабный, и не сухой и антисептический. Интересно. Какая уверенность в себе! Один – ноль в его пользу. Господи, а он классный! Отличные губы. Твердые мускулистые губы, не студенистые и распухшие, какие бывают у пятнадцатилетних мальчишек. От Дядюшки Энцо слабо пахнет лимоном и выдержанным табаком. Чтобы яснее уловить этот запах, надо стоять к нему совсем близко. Сейчас же он высится над ней на почтительном расстоянии, поблескивая веселыми глазами в сети морщинок. Очень мило.

– Позволь сказать, что я очень давно искал случая с тобой познакомиться, И.В., – говорит он.

– Привет, – отзывается она, при этом ее голос звучит слишком высоко, словно она щебечет. И поэтому добавляет: – А что вообще в этом чертовом пакете такого важного?

– Решительно ничего, – отвечает Дядюшка Энцо. Улыбка у него теперь уже не такая самоуверенная, скорее смущенная, мол, что за дурацкий способ знакомиться. – Все дело в имидже, – говорит он, разводя руками, словно извиняясь или отмахиваясь от упреков. – У таких, как я, слишком мало поводов познакомиться с молодой женщиной и не вызывать нежелательного освещения в средствах массовой информации. Глупо, конечно. Но на такие вещи приходится обращать внимание.

– А зачем вам со мной знакомиться? У вас есть посылка, которую мне нужно доставить?

Все типы в комнате смеются.

Раскаты хохота несколько удивляют И.В., напоминая ей о том, что она работает на аудиторию. На секунду ее взгляд покидает лицо Дядюшки Энцо.

Дядюшка Энцо это замечает. Его улыбка становится совсем чуть-чуть уже, и он с мгновение мнется. В это мгновение все остальные мужики в комнате встают и направляются к выходу.

– Возможно, ты мне не поверишь, – говорит он, – но я просто хотел поблагодарить тебя за то, что пару недель назад ты доставила ту пиццу.

– Ну, разумеется, верю, – говорит она и сама удивляется, как это с ее губ срываются такие милые вежливые фразы.

И Дядюшка Энцо тоже удивлен.

– Уверен, ты лучше всех сумеешь найти причину.

– Значит, – говорит она, – вы прекрасно проводите время со всеми этими младомафиози?

Дядюшка Энцо награждает ее красноречивым взглядом, мол, следи за своим язычком, дитя. Через секунду после того, как ей становится страшно, она начинает смеяться; ведь это всего лишь притворство, он просто пытается на нее надавить. А Дядюшка Энцо улыбается, показывая, что ей позволено смеяться.

И.В. даже не помнит, когда разговор так бы ее занимал. И почему все люди не могут быть такими, как Дядюшка Энцо?

– Давай посмотрим, – говорит Дядюшка Энцо и поднимает взгляд к потолку, сканируя базы своей памяти, – я кое-что о тебе знаю. Тебе пятнадцать лет, ты живешь с матерью в небольшом ЖЭКе в Долине.

– И я кое-что о вас знаю, – отваживается И.В.

– Не так много, как ты думаешь, это я тебе гарантирую. Расскажи мне, что думает о твоей карьере твоя мать?

Как мило с его стороны употребить слово «карьера».

– Она не все о ней знает или не желает знать.

– Тут ты, вероятно, ошибаешься, – весело говорит Дядюшка Энцо, вовсе не пытаясь ее этим принизить. – Тебя, возможно, шокирует, насколько хорошо она информирована. Так, по крайней мере, было в моем случае. А чем твоя мать зарабатывает на жизнь?

– Работает на федералов.

– А ее дочь доставляет пиццу для «Новой Сицилии»! – от души забавляется Дядюшка Энцо. – И что же она делает для федералов?

– Что-то такое, о чем она не может мне рассказывать, вдруг я проболтаюсь. Ей приходиться проходить уйму тестов на детекторе лжи.

Дядюшке Энцо, кажется, прекрасно это понятно.

– Да, у федералов много такой работы. Повисает компанейское молчание.

– Это меня типа бесит, – говорит И.В.

– То, что она работает на федералов?

– Проверки на детекторе лжи. Ей на руку надевают такую штуку – чтобы измерять давление.

– Сфигмоманометр, – решительно вставляет Дядюшка Энцо.

– От него у нее потом синяки на руках. Это меня почему-то тревожит.

– Это и должно тревожить.

– И весь дом в подслушивающих устройствах. Поэтому когда я дома, что бы я ни делала, наверняка кто-то подслушивает.

– Тут уж я точно с тобой, – говорит Дядюшка Энцо, и они оба смеются.

– Я задам тебе вопрос, который мне всегда хотелось задать курьеру, – говорит Дядюшка Энцо. – Я всегда смотрю на вашу тусовку из окна лимузина. Если уж на то пошло, когда меня кто-нибудь пунит, я всегда прошу Питера – это мой шофер – не слишком ему докучать. А вопрос такой: вы с головы до ног одеты в защитные костюмы с прокладками. Тогда почему вы без шлемов?

– У комбинезона есть шейный воротник, который надувается, если ты падаешь с доски, и покрывает голову, так что вполне можно отскочить от асфальта на голове. Кроме того, в шлеме странно себя чувствуешь. Говорят, он никак не влияет на слух, но на самом деле влияет.

– В своей работе вы сильно полагаетесь на слух?

– Да. Ясное дело. Дядюшка Энцо кивает.

– Я так и думал. Мы тоже так считали, я и ребята из моего подразделения во Вьетнаме.

– Я слышала, что вы были во Вьетнаме, но… – Она останавливается, понимая, что это скользкая тема.

– Ты думала, это очковтирательство? Нет, я действительно там был. Мог бы держаться в стороне, если бы захотел. Но я пошел добровольцем.

– Вы добровольцем пошли во Вьетнам? Дядюшка Энцо смеется.

– Да, пошел. Единственный мужчина в моей семье, кто так поступил.

– Почему?

– Думал, там будет безопаснее, чем в Бруклине. И.В. смеется.

63
{"b":"26048","o":1}