ЛитМир - Электронная Библиотека

Добежав до окраины городка, он последовал по единственной дороге, уводящей от Иннмэн-Пика. Бежал он ровно, размеренно, решив сохранить силы для сражения. Примерно в миле впереди, за стройными силуэтами корсиканских сосен, вздымались постройки Эвенмера.

Картер заметил повозку, стоящую под навесом, (Свет, лившийся из-за полуоткрытой двери, освещал взмыленную, тяжело дышащую лошадь. Помешкав пару мгновений, Картер задул фонарь и скользнул в тень сосен. Вскоре он подобрался достаточно близко для того, чтобы получше разглядеть лошадь. Он вовсе не был уверен в том, что поблизости не слоняются анархисты, однако, некоторое время понаблюдав за входом, подкрался к задней части повозки.

Она оказалась пуста. Грабители и вправду исчезли. Вынув из кобуры револьвер, Картер подбежал к полуоткрытой двери и резко распахнул се. Бледно-жёлтый свет хлынул во мрак ночи. Картер ступил в узкую тесную прихожую, миновал ещё одну дверь, держа палец на спусковом крючке и в любой миг ожидая нападения. Однако за дверью оказался совершенно пустой длинный коридор. Картер пошёл по нему. У его врагов было преимущество в несколько минут, однако, учитывая тот факт, что они везли свою добычу на повозке, теперь они тащили её в руках, а следовательно, не могли идти слишком быстро. Картер дошёл до места, где коридор разветвлялся, и в неуверенности остановился. Он вызвал в сознании карту Эвенмера и мысленно проследовал по хитросплетении) коридоров. Путь, уходящий влево, вёл к разнообразным комнатам и в конце концов выводил во внутренний двор, замыкавший Иннмэн-Пик. Путь вправо вёл в другие помещения Дома. Картер выбрал его и пошёл по коричневым унылым залам, вскоре оказавшись в неосвещённых переходах. Опустившись на колени, чтобы зажечь фонарь, он увидел вдали слабую вспышку света, но она сразу же погасла, и Картер уже не был уверен в том, что видел её.

Он прикрутил фитиль фонаря и прикрыл его полой плаща. Тусклый огонь, просвечивая сквозь ткань, творил на стенах коридора странные, причудливые созвездия. Картер побежал трусцой по тёмному коридору. Ему казалось, что впереди прыгают какие-то существа, и от этого было весьма не по себе. Он слышал только тук собственных шагов по истёртому ковру, своё тяжёлое дыхание, шум рассекаемого воздуха и тихое шипение фонаря.

Через некоторое время на его пути возникла винтовая лестница. Под ней коридор продолжался. Если бы Картер последовал по нему, то вскоре оказался бы на задворках Вета, где спавших в плен анархистов чаще всего отправляли на виселицу. Если бы Картер поднялся по лестнице, он попал бы на верхние этажи, а оттуда — либо к Длинному Коридору, либо к тёмным пределам юга.

Немного подумав, он спустился по ступеням вниз. Лестница обрывалась на следующем этаже, выводя на галерею с несколькими уровнями. Внизу, в зале, шипели газовые лампы, освещая затейливый рисунок плиток, которыми был выложен пол. В восточной стене виднелись высокие окна. По утрам эта комната, наверное, смотрелась чудесно. Картер понял, что покинул унылый Иннмэн-Пик и перешёл в искусно изукрашенную область Липпенхост — один из его протекторатов. Держась за поручень, Картер дошёл уже почти до конца галереи, и тут до него донеслись откуда-то сверху негромкие голоса и приглушённый звук шагов. Он быстро загасил фонарь и, высунувшись за поручень, попытался рассмотреть верхний уровень галереи.

Над головой проплыл свет занавешенного фонаря, но того, кто нёс фонарь, за поручнем разглядеть не удалось — впрочем, как и его спутников. Не разобрал Картер и слов, произнесённых вполголоса. Тем не менее он был уверен, что людей больше двух, а шумные выдохи и кряканья подсказали ему, что незнакомцы пронесли тяжёлый груз.

Нужно было забраться наверх, но верёвки у Картера не было — пришлось бежать к лестнице, довольствуясь лишь тем светом, что лился снизу. Картер был полностью уверен, что никто из врагов не попадётся ему на пути, и эта ошибка чуть было не стоила ему жизни: менее чем в десяти футах от него прогремел выстрел. Картер выстрелил в ответ и тут же услышал дикий, душераздирающий крик. Картер поспешил к противнику, зная по опыту, что нет никого опаснее раненого врага, однако анархист лежал мёртвый под опорной колонной. Картер не мог понять, как уцелел сам, но потом догадался, что жизнь ему спас Дорожный Плащ — анархист его не видел и стрелял вслепую.

Добежав до конца галереи, Картер промчался по лестнице на следующий уровень и вышел в зал, который поспешно пересёк, ожидая в любой момент нападения. Врагов не было. Картеру стало страшно: они приближались к настоящему лабиринту коридоров.

Он шёл крадучись и думал, что того и гляди может наткнуться на противника.

Когда Картер вышел на открытое пространство, он понял это лишь благодаря картам Дома, запечатлённым в сознании. Свет ламп, озарявших зал, давно померк позади. Картер шёл в полной темноте, прислушиваясь и стараясь дышать как можно тише, дабы расслышать чужое дыхание. В конце концов он обнажил Меч-Молнию. В стене, озарённой светом клинка, виднелось семь дверей. Мысленно сверившись с картой, Картер сразу отверг все двери, кроме двух, представлявшихся ему равновероятными. За обеими дверьми начинались лестницы, а дальше пути шли приблизительно в одном направлении, но завершались они на расстоянии многих миль друг от друга. Итак, совершая выбор, он мог рассчитывать только на удачу.

Картер открыл дверь. За ней была лестница — длинные пролёты чередовались с широкими площадками. Ступени устилала алая ковровая дорожка — мягкая, как бархат, поручни были вырезаны из красного дерева, стены оклеены обоями с рисунком в виде красных птиц-кардиналов. Когда-то, когда эти края были обитаемы, они были обустроены с шиком и комфортом, а теперь в свете волшебного клинка все казалось призрачным, и жёлтые глазки птиц недружелюбно посматривали с обоев на Картера. Он поёжился и ускорил шаг, почти побежал, бесшумно перепрыгивая через две ступеньки. От последней лестничной площадки, словно из дельты алой реки, вытекали багровые коридоры, из которых дальше вновь уводили лестницы, а за ними — новые коридоры, узкие, как речные протоки. Стены были увешаны картинами с изображением алых роз, и казалось, будто цветы растут по берегам. Но Картер знал дорогу: лишь единственный выход с верхних этажей мог вывести анархистов из этого крыла Эвенмера.

Когда наконец после бесчисленных поворотов Картер добрался до нужной двери, он обнаружил, что она крепко-накрепко заколочена железными пластинами. В отчаянии он помчался обратно, гадая, что за ужас таился за этой дверью, если кто-то её столь тщательно заколотил.

Потеряв два часа, он спустился вниз и стал подниматься на верхние этажи другой дорогой. На сей раз он отказался от осторожности, предпочтя скорость, и наконец оказался в длинном переходе. Дверей в Высоком Доме было не меньше, чем переходов в муравейнике, но теперь Картер точно знал, что анархисты должны двинуться в сторону Длинного Коридора и тем самым избегнуть прохода по самой населённой области низин Гена. Куда враги могли направиться оттуда, Картер предугадать не мог.

Он шёл всю ночь, а когда утреннее солнце позолотило оконные рамы и в его лучах заплясали пылинки, оказалось, что он все ещё пробирается по Кверни. Картер порадовался рассвету, хотя утренние лучи и напомнили ему об усталости. Он остановился — совсем ненадолго, только для того, чтобы перекусить вяленым мясом из дорожного мешка, а потом снова пустился в путь. Он так изнемог, что шёл словно во сне. Ближе к полудню Картер наткнулся на человека, греющего ноги у камина. Незнакомец предложил ему горячего чая и рассказал о том, что видел «четверых джентльменов в серых плащах, которые несли какой-то груз в мешке из рогожи на двух шестах, словно Ковчег Завета».

Приободрённый выпитым чаем и обрадованный тем, что верно идёт по следу грабителей, Картер шагал ещё три часа. По дороге он снова перекусил на ходу. Его враги наверняка тоже жутко устали, но останавливаться и не думали — их вела вперёд жестокая необходимость, превозмогавшая страх погони. День сменился вечером, а Картер так и не догнал анархистов.

3
{"b":"26089","o":1}