ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может быть. Но и это совершенно и прекрасно, — отвечала ему Леди Порядок. — Стерегите его, — приказала она Превращённым — былым воинам гвардии Белого Круга. — И найдите Лизбет. Я знаю: она где-то поблизости. Она вот-вот будет здесь.

Леди Порядок отвернулась от Картера и встала между Сарой и Енохом. Лорд Андерсон склонил голову к Грегори и прошептал:

— Все пришло в смятение! Ваш план провалился, анархисты утратили власть. Неужели ты не видишь этого?

— Я посвятил жизнь этой великой цели, — горячо отозвался Грегори. Чувствовалось, что он глубоко потрясён. — Во имя этой цели я предал Даскина и вас. Неужели вы думаете, что я горжусь этим? Но она обещает гармонию!

— Она не может сотворить ничего, кроме смерти. Не к такой цели ты стремился. Как бы она ни выглядела, она — не человек, а воплощение стихии, и материализовалась только благодаря вашей аппаратуре. Она готова всюду насадить Порядок, не задумываясь о последствиях. Она ничего не станет обдумывать, как ничего не обдумывает океан, в волнах которого гибнет утопающий. Спорить с ней бесполезно. Она превратит все человечество в прибой у своих берегов. Ты должен помочь нам, когда настанет решающий миг.

Грегори метнул в Картера яростный, гневный взгляд, но промолчал.

Лорд Андерсон отвернулся от него, обвёл взглядом зал и вдруг увидел, что с затянутого мраком потолка на него пристально смотрят два огромных глаза.

Лизбет зажмурилась. Она думала о терниях и о доме, и вдруг ей показалось, что она как бы смотрит вниз с высоты, а внизу простирается громадный зал. Она видела Картера и Грегори и несчастную, изуродованную превращением Сару. «О, как бы мне хотелось, чтобы она снова стала такой, какой была!» В зал волной хлынули Превращённые. Шеренга за шеренгой они выстраивались перед черноволосой женщиной в одеждах Человека в Чёрном. В ужасе Лизбет узнала в ней Леди Порядок, словно сам Дом прошептал её имя, и наконец девушка осознала, кто её истинный враг. Откровение повергло её в шок. Человек в Чёрном, её мучитель и единственный воспитатель на протяжении всех этих страшных лет, был призраком, обманом. Гнев и чувство облегчения обволокли Лизбет облаком дыма. На мгновение ей показалось, что она лишается сознания. Видение замерцало, заколебалось. Но вот Лизбет отдышалась и картина снова ясно предстала перед ней.

Коридор, уводивший из зала, заканчивался стеклянными дверями — давней целью Лизбет. Теперь ей нечего было бояться этих дверей, за ними её не поджидал Картер. На пути к дверям, посреди коридора, стоял Краеугольный Камень. Лизбет чувствовала, как в неё вливается его могущество. Она чувствовала его зов. Камень был источником её силы. Если бы она приблизилась к нему, она стала бы ещё сильнее.

Открыв глаза, Лизбет увидела, что Даскин смотрит на неё с ожиданием и надеждой. Они покинули Комнату Дня и теперь стояли в тёмной нише в сумрачном коридоре.

— Я видела Камень, — сказала Лизбет. — Теперь нужно только найти дорогу к нему.

Она снова зажмурилась и увидела за спиной Даскина вход — потайную дверь с серебряной ручкой. Открыв глаза, Лизбет протянула руку, и пальцы её коснулись холодного металла. Девушка радостно рассмеялась, когда потайная панель открылась. Она была поражена тем, как легко сотворила этот потайной ход.

— Все так, как ты говорил, — сказала она Даскину. — И это получилось так легко!

— Ты возводила этот дом столько лет, — улыбнулся Даскин. — Ты сама не знала об этом, но приобрела огромный опыт.

Они шагнули в потайной ход, и тогда Лизбет рассказала Даскину о своём видении. А потом, осознав наконец всю силу своего дара, она открыла себя для могущества Краеугольного Камня и впервые поняла, что это колоссальное здание принадлежит ей. Дом оказался намного более громаден, чем могла предполагать Лизбет. Анархисты держали её в одном его крыле, но теперь он предстал перед ней весь, целиком, она чётко видела каждый его уголок, каждый засов, каждую замочную скважину, арку, стропило, каждую лестницу, каждый камень. С поразительной ясностью она осознала, что она настолько же пленница здесь, насколько захватчик, и что все это время разум её был одурманен ложью Человека в Чёрном.

Лизбет вновь закрыла глаза, и перед ней предстали двери и комнаты, миновав которые, можно было попасть в золочёный зал, ещё более прекрасный, чем Комната Дня. Затем она нашла выход, и за дверью открылся самый короткий путь к цели. Двери, лестницы, залы и коридоры возникали по велению Лизбет. Она видела, каким восторгом и страхом полны глаза Даскина. Она улыбнулась ему и сказала:

— Я говорила тебе, что нам предстоит пройти по самому тёмному пути. В конце странствия нас может ожидать мрак, если нас схватит Леди Порядок. Но теперь я могу провести нас гораздо быстрее светлым путём.

Они торопливо зашагали по Обманному Дому. Вскоре Лизбет подвела Даскина к потайной панели — белой, сверкающей, с восьмиугольным глазком посередине.

— За ней — коридор, в котором стоит Краеугольный Камень, — сказала Лизбет. — И стеклянные двери — единственные, через которые я могу уйти из Дома. Но Леди Порядок там, и она попытается остановить меня.

— Картер говорил, что она необычайно могущественна, — проговорил Даскин. — А другого выхода нет?

— Нет. Теперь я это ясно вижу, потому что этот выход я сотворила сама.

— Если так, то мы пойдём вместе, — решительно заявил Даскин и храбро улыбнулся Лизбет.

Лизбет бесшумно открыла панель и шагнула в коридор. Краеугольный Камень оказался позади, а двери — впереди. Ветер раздувал занавеси, в лица Лизбет и Даскина пахнуло прохладным ночным воздухом.

И вдруг между ними и дверьми воздвиглась непроницаемая стена. Они резко обернулись. Перед Краеугольным Камнем стояла Леди Порядок. Теперь она ничем не напоминала Верховного Анархиста. В одеждах цвета слоновой кости, расшитых серебром, она была прекрасна и светла, словно богиня.

— Ты пришла, — безмятежно проворковала она. — Теперь ты будешь служить мне.

Лизбет захлестнуло волной могущественной силы — совершённой энергии Порядка, гармонией тиканья часов, чудом вращения планет. На миг ей показалось, что эта сила поглотит её, но Лизбет подняла руку и отразила удар Леди Порядок, сама не понимая, как это у неё вышло.

Отвернувшись, Лизбет нахмурилась… и в стене возникла дверь. Схватив Даскина за руку, она опрометью кинулась к двери. Миновав её, они очутились в лабиринте комнат и коридоров, но все они заканчивались тупиками. Иногда вдалеке мерцали стеклянные двери, к которым так стремилась Лизбет, но от них беглецов отделяли слои цветного стекла.

Не отпуская руки Даскина, Лизбет бежала и бежала вперёд, создавая двери там, где мгновение назад их не было и в помине, заставляя коридоры обрываться и изгибаться. Она отчаянно стремилась прорваться к заветным стеклянным дверям. В какой-то миг перед ними разверзлась бездна — и Лизбет перебросила через неё мостик. Потом угрожающе опустился потолок — Лизбет выгнула его аркой. Сдвинулись стены — Лизбет проложила туннель. Она сама не знала, как ей удаётся все это.

Неожиданно из-за угла появился один из Превращённых. Даскин уложил его ловким ударом и выхватил из его рук пистолет. Они с Лизбет поспешили дальше.

— Лизбет! — зазвучал вдруг голос в сознании девушки. — Не беги от меня. Я — Порядок и Покой, я — конец страданий. Останься со мной в Доме, и я сделаю тебя такой же, как я сама — неизменной, несравненной, совершённой. Мы покончим со смертью и печалями. Все будет подвластно прекрасному плану. Ты увидишь, каково твоё могущество. Если ты покинешь Дом, ты погибнешь, а здесь ты никогда не познаешь смерти. Отдайся мне. и я подарю тебе все, о чем ты мечтаешь.

Но Лизбет бежала и бежала, не останавливаясь, и думала только о малиновках и солнечном свете и о зелёных равнинах Иннмэн-Пика.

Перед ней встала стена, но она мысленно разрушила её, и со стены вниз с отчаянными воплями рухнула орда Превращённых. Они с Даскином перескочили через них и бросились дальше. На миг Лизбет вновь увидела желанные стеклянные двери и сотворила длинный коридор, ведущий к ним, и наделила этот путь отвагой, и наполнила его надеждой.

78
{"b":"26089","o":1}