ЛитМир - Электронная Библиотека

Через несколько часов они вошли в последнюю дверь, что вела на лестничную клетку, от которой ступени спускались к Нижним Кладовым. Отряд пошел вниз по винтовой лестнице. То был предательский, коварный путь. Деревянные ступени с перилами, украшенными резными горгульями, были перепачканы слизью и усеяны костями жертв гнолингов. Большей частью тут были кости животных, но попадались и человеческие. Картеру вспомнилась дорога к Комнате Ужасов.

Наконец они остановились у двери, выкрашенной красной краской, высотой восемь футов и почти такой же ширины. Посередине двери был вырезан алый глаз.

По команде Джоркенса охотники разобрали и зажгли факелы.

– Остальные чудища убежали сюда, – пояснил он. – Предстоит тяжелая работа – потруднее, чем раньше. В кладовых темно хоть глаз выколи. Нам нужно растянуться по комнате цепью и гнать тварей к дальним стенам. Тигры пойдут впереди. Пистоли бесполезны. Уберите их. Выставьте копья перед собой.

– Вы готовы, мой господин? – спросил Джоркенс. Картер крепко сжал копье.

– Да.

Джоркенс ухватился за дверную ручку и попробовал повернуть ее. Лицо его побледнело.

– Дверь заперта, сэр, – сообщил он, ошарашенно глядя на ручку.

– Нужно воспользоваться Ключами Хозяина, – подсказал Дункан.

Картер покраснел:

– У меня их нет. Они потеряны много лет назад.

Дункан поморщился.

– Доходили до меня такие слухи, а я не верил. Такие двери открывают только Ключами Хозяина. Значит, Ключи у анархистов?

– Да, – кивнул Картер.

– Стало быть, они учатся ими пользоваться, – заключил Меводин. – Им это наверняка нелегко дается, потому что таким людям Ключи покоряются неохотно. Но гнолинги теперь в безопасности и смогут нападать когда пожелают.

– А мы не могли бы выбить дверь? – спросил Картер. Джоркенс глянул на него с нескрываемым изумлением.

– Вы должны помнить, сэр: никакая сила на свете не способна открыть дверь, запертую Ключами Хозяина.

– Что же станет с Наллевуатом? – спросил Дункан, мертвенно побледнев.

– И что станет с Высоким Домом? – спросил тигр. – Что же теперь можно спасти от анархистов, молодой хозяин?

– Не знаю, – ответил Картер. – Но намерен выяснить.

Два тревожных дня Джоркенс вел отряд по извилистым переходам из Наллевуата к Длинному Коридору, по Серому Клину к Зеленой Двери, во Внутренние Покои. Взглянув на перепачканный плащ и сапоги, Картер понял, что прошел путем отца. Тот часто возвращался домой в таком виде. Вот только лорд Андерсон возвращался домой с победой, а Картер пока познал лишь поражение.

Чант и Енох ушли с обходами по Дому, а мистер Хоуп встретил Картера в столовой, и они вместе отобедали жареной дичью с картофелем и хлебом с маслом и клубникой на десерт. Но все эти деликатесы Картеру на вкус казались похожими на сухую дорожную пыль. Завершив рассказ об охоте, он сказал:

– Неужели я никогда не расплачусь за детскую шалость? Ведь когда я стащил у отца Ключи, я вовсе не замышлял зла, а эта шалость аукается мне уже столько лет.

– Нет, – отозвался Хоуп. – Это было чистой воды ребячество, такие проступки многие из нас совершают в детстве. Верно, в вашем случае последствия оказались серьезнее, но вы никак не могли этого предвидеть. Вы уж не обижайтесь, но я бы сказал, что вина за случившееся лежит на ваших воспитателях, даже на вашем отце. Запретить ребенку входить в определенную дверь – вот лучшая гарантия того, что он в нее непременно войдет.

– Я должен найти Ключи Хозяина, поймите, – вздохнул Картер. – Мне нужны и они, и Меч-Молния, и Дорожный Плащ, чтобы вершить труд Служителя. Другого выхода нет.

– Я так и думал, но как вам раздобыть все эти вещи, не представляю. Правда, пока вас не было, я все придумывал, чем бы вам помочь. Помните, я упомянул о Белом Круге? Чант, оказывается, кое-что знает о нем. И с его помощью я разослал весточки представителям пограничных государств с приглашением на переговоры. Думаю, я поступил правильно, поскольку чувствовал, что медлить нельзя. Судя по тому, что вы мне рассказали о Наллевуате, могу предположить, что все эти страны примыкают к Дому. Конечно, законам природы это абсолютно противоречит. Получается, что Зеленая Дверь ведет в целый мир.

– Ведет, судя по тому, что я повидал своими глазами.

– Что ж, тогда, вероятно, наши союзники сумеют помочь нам и защитой, и в поиске Ключей.

Картер вздохнул:

– Не знаю. Отец наверняка располагал всеми возможностями для поисков, но ничего не нашел. И все же вы славно потрудились. Прошло десять лет. Может быть, нам удастся добиться успеха там, где удача не улыбнулась отцу.

В тот вечер Картер лег спать рано, жутко усталый после похода, и тут же забылся тревожным сном, в котором ему снились гнолинги и тигры. Проснулся он рано и, спустившись вниз, застал опечаленных слуг. Мистер Хоуп поджидал Картера у подножия лестницы.

– Что случилось? – спросил Картер.

– Зеленая Дверь, – мрачно проговорил Хоуп. – Ее заперли снаружи. Анархисты орудуют Ключами вовсю.

ОСАДА

Енох, плача, спускался вниз по лестнице. Он рыдал так горько, что сотрясались перила, а эхо его рыданий влетело в уголок для завтраков, где Картер, Хоуп и Чант, еще не успевшие оправиться от известия о том, что Зеленая Дверь заперта снаружи, грустно сидели за столом и ели яичницу-болтунью и тосты с джемом. За витражным окном ветер раскачивал корсиканские сосны, лил дождь. Стояло хмурое утро. Картер и Хоуп вскочили, а Чант опустил голову и уставился на остатки еды.

Енох вбежал в столовую, в отчаянии разрывая одежду на груди. Лицо его было искажено болью. Никто не успел проронить ни слова. Он тяжело опустился на стул, закрыл глаза ладонью и стукнул кулаком по столу.

– Мы у них в руках! – вскричал он. – Мы обречены, а вместе с нами – и весь Дом!

– Что стряслось? – взволнованно спросил Картер. Енох глянул на Служителя. Его карие глаза утратили обычный блеск.

– Они заперли дверь, что ведет к Башням.

Чант горестно вздохнул и, понурившись, принялся рассеянно водить пальцем по фигуркам чаек, вырезанным по краю стола.

– Что это значит? – спросил Картер.

– Всё! Если я не сумею завести часы на Башнях, они остановятся! Все остановятся!

– А их нельзя завести снова? – спросил Хоуп.

– Всё, как мы вам говорили, – негромко проговорил Чант. – А вы не верили. Дом – это механизм, который вращает Вселенную. Часы, как и лампы, которые я зажигаю, – одна из частей этого механизма. Если не заводить часы на Башнях, ведомая ими часть Вселенной будет поражена энтропией. Представьте сотни звезд, что померкнут на ночных небесах. «Нет больше Круглого стола, исчез он безвозвратно, как образ мира, что, увы, вотще нам ждать обратно».

Енох уронил голову на руки и застонал.

– Сегодня утром, когда я вышел зажигать лампы, я обнаружил, что возле всех фонарей стоят приспешники Полицейского, – продолжал Чант. – Они окружили Дом и настолько хорошо освоились с Ключами Хозяина, что сумели запереть многие из важных дверей и ворот. Мы в осаде.

– Что можно сделать?

– Кто бы мог ответить на этот вопрос, кроме Бриттла? – пробормотал Енох. – Как мы могли выучиться его работе, когда у нас всегда своих дел было по горло?

– Если бы я смог… – произнес Хоуп, сев к столу и возвращаясь к поеданию яичницы. – Я, конечно, не сумел бы заменить Бриттла, но я все время читал, а особенно – «Историю Высокого Дома». А там я обнаружил упоминание о Семи Словах Власти. Вы говорите, что выучили два из них – Слово, Приносящее Помощь, и Слово Надежды, но существует еще Слово Тайных Путей, которое «открывает двери, что видны не всегда». И если нам нужно попасть на Башни, может быть, как раз это Слово и откроет нам путь.

– А ведь это возможно! – просиял Енох.

– Стоит попробовать, – кивнул Картер. – Но когда я в последний раз открывал Книгу Забытых Вещей, оттуда пахнуло Комнатой Ужасов. Меня страшит мысль об этом.

22
{"b":"26090","o":1}