ЛитМир - Электронная Библиотека

Пропел рог, и захватчики отошли от дверей, а в следующее мгновение тяжеленный таран, обитый железом, разнес стол пополам, и рыцари отбежали назад.

Глис приказал воинам наступать, но им было все труднее сдерживать натиск врагов. Серые силуэты один за другим вставали в дверном проеме. Картер понимал, что в любой момент они могут прорвать линию обороны. Он старательно прицелился…

Но не успел он потянуть спусковой крючок, как весь дом сотрясся от оглушительного взрыва, прогремевшего в библиотеке. Полыхнула ослепительная вспышка. Из дверей излился свет, ударной волной сбило с ног и захватчиков, и защитников Эвенмера. Картера отшвырнуло к стене.

Оглушенный, ослепленный, он встал на ноги и увидел, что из дверей библиотеки валит дым. Ни один из анархистов не устоял на ногах, но некоторые пытались подняться. Те, что до взрыва стояли на пороге, просто испарились. Несколько белых рыцарей лежали на полу и стонали. Но командор Глис уже был на ногах и помогал своим людям встать. Он первым осмелился заглянуть в библиотеку.

– Принесите огня кто-нибудь! – вскричал он, и Чант, которого Картер во время сражения не замечал, пробился из толпы слуг со светильником в руке. Картер догнал командора, и они, окруженные воинами, вместе вошли в библиотеку.

Ковер, стены, полки были опалены чудовищным пламенем, но книги не пострадали. Да и вообще все было цело, вот только оконные стекла выбило взрывной волной. На полу валялись шлемы и мечи врагов, дымящиеся обломки тарана, а их самих – как не бывало.

– Что же тут произошло? – изумленно пробормотал командор.

– Какая-то стихия вырвалась на волю, – предположил Чант. – Нас спасли, но кто и как – не догадываюсь. То ли сами враги прибегли к силе, им неподвластной, то ли у нас появился нежданный союзник. Как бы то ни было, эту ночь мы выиграли. «Сюда, сюда, скорей сюда! Продлитесь, светлые года! О, счастье, радость, впредь вам нет запрета – взамен зимы навек приходит лето!»

– Нужно будет допросить уцелевших, – решил Картер. – Быть может, удастся что-то выяснить. Но я просто в отчаянии из-за того, что мне недостает той власти, что нужна Служителю. Если бы я только знал Слово, Которое Закрывает Двери!

– Но как враги сумели войти в библиотеку? – нахмурился Глис. – Ведь она защищена могущественными заклятиями. Одно дело пробраться в сон, а в явь – совсем иное.

Картер замер. Его неожиданно озарило.

– Есть только один ответ. Когда я был ребенком, Полицейский прошел во двор потому, что кто-то его туда впустил.

ТАЙНЫЕ ПУТИ

Тем временем, пока командор Глис и его люди сооружали новое заграждение на месте полуразбитой двери, Картер прошел коридором для слуг, миновал неосвещенную лестницу и попал в коридор на мужской половине дома. Оттуда он вышел в зал для прислуги, где наконец разыскал Еноха. Эта комната была превращена во временный лазарет. Стены здесь до потолка были забраны дубовыми панелями. По широкому карнизу тянулась резьба в виде яблок и маргариток, перемежавшихся фигурами молочниц и скачущих коней.

По краю до блеска отполированного пола шел орнамент из розовых лепестков. Здесь расстелили циновки. Слуги сновали туда-сюда, зажигали лампы, подносили еду, питье, осматривали пострадавших, обрабатывали и перевязывали раны. Приказы, распоряжения смешивались с криками боли. Как ни странно, погиб только один из воинов Глиса, но еще шестеро были ранены, а кроме них – трое слуг. Старый часовщик тоже участвовал в сражении и тоже пострадал: длинный неглубокий разрез тянулся по его плечу.

Одна из горничных со взглядом, полным искреннего сострадания, накладывала на его рану повязку. Старик-еврей встретил Картера храброй усмешкой.

– Задали мы им жару?

– Мы бы проиграли бой, если бы не взрыв, – проговорил Картер. – Что ты об этом думаешь? Неужели анархисты не справились с каким-то собственным оружием?

– Но ведь только они погибли из-за взрыва? Это была целенаправленная сила. Наши люди почти не пострадали. У нас есть друг. Что вы теперь намерены предпринять?

– Прежде чем действовать, мне нужно произнести Слово Тайных Путей, но я не знаю как. Где мне следует произнести его? В каком месте я должен при этом встать? Во время боя я понял: чтобы уцелеть, я должен обладать всей полнотой власти, что была присуща отцу. Мне нужны Меч-Молния, Дорожный Плащ и Ключи Хозяина. Мне нужны все Слова Власти. Только тогда я обрету возможность одолеть врагов. Что бы ты мне посоветовал?

Енох задумался, поморщился от боли – горничная слишком туго затянула бинт.

– Где произнести Слово? Хороший вопрос. Где угодно? Везде? Наугад? Но это отнимет у вас много сил. Не знаю. Все вещи, о которых вы говорили, ваш отец унес с собой. Найдете его – и вещи разыщете. Что же до оставшихся Слов – они откроются вам в урочный час. Помогу ли я вам? Нет. Такие вопросы следовало бы задать тому зверюге, что живет на чердаке.

– Ты знаешь про динозавра?

– Так он теперь динозавром зовется? А мой народ звал его Бегемотом. Долгое время он охранял широкий мир. Он многое знает.

– При нашей последней встрече он велел мне не возвращаться без Слов Власти. Хватит ли четырех?

Енох пожал плечами:

– Четырех, пяти – кто знает? Но я уверен, он признает вас. Однако будьте осторожны. Он очень стар. Он мыслит по-своему и говорит о тех истинах, что ему ведомы, но эти истины другим непривычны. Одно неверное слово – и он вас убьет. Хорош ли мой совет? Лучше бы вы к Чанту обратились.

При мысли о восхождении на чердак, в логово чудовища, у Картера мурашки по спине побежали. Однако деваться было некуда, а Еноха он почитал мудрейшим из людей. К тому времени, когда в комнату вошел Хоуп, Картер уже принял решение.

– Я собираюсь навестить Йормунганда, – объявил Картер юристу. – Вы могли бы сопровождать меня, если хотите взглянуть на него. Енох наговорил мне много такого, из-за чего я предпочел бы не ходить туда в одиночку.

– Нынче же ночью? – Лицо Хоупа выразило неподдельное изумление. Сражение произвело в нем разительные перемены. Яростный свет вспыхнул в его глазах. – Но ведь я надеялся разузнать для вас побольше об этом страшилище, а так ничего и не выяснил.

– В таком случае я должен идти, уповая на лучшее, – заключил Картер. – Времени в обрез, а я проспал весь день. Я уже переговорил с Глисом, у него все под контролем.

– Я готов, – кивнул Хоуп. – Знаете, поначалу, когда враги хлынули из дверей библиотеки, я перетрусил. Я понимал, что дело нешуточное, но таких приключений, признаться, не ожидал.

Картер похлопал его по плечу:

– Молодчина! По храбрости вы меня переплюнете. А меня очень страшит предстоящая встреча с чудовищем. Отправляемся немедленно. – И добавил чуть тише: – Но с глазу на глаз скажу вам вот что: подозреваю, что среди нас есть предатель.

Картер вскинул брови.

– Откуда у вас такие подозрения?

– Думаю, анархисты не проникли бы в библиотеку, если бы кто-то не впустил их. Чант согласен со мной.

– Тот же вопрос задавал ваш отец! – воскликнул Енох. – Кто открыл калитку, ведущую во двор?

– Вот именно, – кивнул Картер. – Я пока буду молчать о своих подозрениях, однако нужно быть начеку. Никому об этом ни слова. Поговорим, когда я вернусь. Готовы, мистер Хоуп?

– Готов.

Они попрощались с Енохом, ненадолго задержались, чтобы сказать несколько слов раненым слугам. Раны у всех оказались, на счастье, пустячными: одна из горничных сломала ключицу в давке, форейтору порезали мечом бедро, но и тот, и другая были счастливы поучаствовать в сражении ради нового господина.

Картер и Хоуп не без изумления пронаблюдали за тем, как Чант аккуратно извлекал пулю из раны одного из воинов Глиса. Чант работал со спокойствием профессионала. А пациент скрипел зубами от боли. Фонарщик оторвал взгляд от раны и подмигнул Картеру розоватым глазом.

– Этой ночью потерь больше не будет.

– А у тебя, похоже, опыт имеется, – отметил Картер и поморщился, скосив глаза на кровавую рану.

26
{"b":"26090","o":1}