ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всё сама
Лохматый Коготь
Мы взлетали, как утки…
Тайная жизнь влюбленных (сборник)
Как я стал собой. Воспоминания
Потерянное озеро
Башня у моря
Война
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов

И вновь видения захватили Картера, они вспыхивали в сознании, слово молнии на полночном небе. Они увидел самого себя, шагающего выше дрожащих звезд, и под его ногами порядок превращался в сущую сумятицу. Прямо у него на глазах возникали и сменяли друг друга краски поразительной красоты.

Голос чудовища все звучал. Теперь старик не шелестел, не пришепетывал, он говорил уверенно, ровно:

– Пойдем со мной, я покажу тебе Море, Которое Не Переплыл Ни Один Смертный, море под радужными небесами, где когда-то бродил по берегу твой отец. Я видел, куда он ушел и что совершил. Если пожелаешь – я могу его вернуть.

– Скажи мне! – вскричал Картер, ибо увидел лорда Андерсона на носу небольшого корабля, рассекавшего глубины вод. Ветер раздувал его волосы, и глаза его были ужасны и исполнены ужаса. Жуткая боль сжала сердце Картера. – Скажи мне, жив ли он еще!

– Жизнь и смерть для меня ничего не значат, они для меня равны. Но я могу сказать тебе все. Я могу исполнить твои самые заветные желания. Дай клятву служить мне, и твои желания будут исполнены. В противном случае я скажу тебе… ничего не скажу.

Слезы застлали глаза Картера, он прислонился к стене – беспомощный, бессильный против чудовища.

– Бессердечная тварь! – крикнул он с горечью. – Неужели у тебя нет ни капли сострадания?

– Ни капли, это точно. Но я могу стать твоим другом…

– Ты никому не друг! – вскричал Картер дрожащим голосом и, пятясь, страстно желал вернуться к стене, сказать старику, что готов на все, готов служить кому угодно, лишь бы разыскать отца, но самая память об отце не позволила ему сделать это. Еще мгновение – и чары спали, и Картер понял, что все обещания Хаоса – наглый обман.

Хаос стукнул по стене кулаками. Наверняка он не знал о существовании потайного хода. Видимо, подобные вещи были ему неподвластны.

– Мы еще встретимся! – прошипел он. – О да! Мы разделаемся с тобой!

Картер и Хоуп поспешили прочь.

– Как ты? – спросил Хоуп на ходу.

– Приду в себя, как только выберемся из этого кошмара. Давай-ка выясним, та ли дорога ведет к библиотеке во сне, что и в реальном мире.

Через несколько минут они разыскали лестницу и спустились во двор. Как будто здесь не было ни души. Вспомнив про карту, которой его снабдил Хоуп, Картер вынул ее из дорожного мешка.

– Как думаешь, пригодится? – спросил он у друга.

Хоуп пожал плечами:

– Будь это обычный сон, толку от карты наверняка не было бы никакого, но сейчас – кто знает? Игра есть игра, анархисты могли и подменить карту.

Картер развернул свиток и внимательно рассмотрел его.

– Но с той же вероятностью могли и не подменить. Предлагаю пойти направо, более прямым и коротким путем, чем тот, которым мы сюда добирались с Енохом. Он выведет нас прямо к Длинной Лестнице.

Они шагнули в дверь, за которой их ждало несколько коридоров, устланных красными дорожками. На каждом повороте горели лампы, повсюду лежали тени. Обои пожелтели от старости, плинтусы покрывала многолетняя пыль. Часа два бродили они по переходам и порядком устали, но в конце концов нашли тот перекресток, что был обозначен на карте, и почему-то именно здесь Картера охватило отчаяние.

– Вот этим путем пошел бы Енох, не опасайся мы засады, – проговорил он и по просьбе юриста рассказал об их странствии с часовщиком, о своем ранении, о том, как они отсиживались в Часовой Башне. Мистер Хоуп, в свою очередь, поведал Служителю о том, что происходило в это время в Доме.

– После того как вы ушли, мы хлебнули лиха с анархистами. Они трижды пытались выбраться из библиотеки, но Глис надежно охранял дверь и встречал врагов меткими выстрелами и острыми мечами. Потом они нашли обходной Путь выискали потайную дверью, что уводит на верхние этажи. Захватили там половину крыла, только потом мы их выследили. Выбить их оттуда было жутко тяжело. Наши воины два дня еще преследовали их по пятам. А потом пришло подкрепление из Наллевуата и Кидина.

– Жаль, что меня там не было, а пришлось торчать здесь и ждать, когда заживет нога, – вздохнул Картер. – Между тем вот еще одно подтверждение тому, что это сон – ведь за три дня рана меня ни разу не беспокоила. Я должен был раньше догадаться. А что потом?

– Как только мы отбросили анархистов и получили подкрепление, Глис повел своих людей потайным ходом тем путем, которым ушли вы с Енохом, и занялся расчисткой пути к Башням. Он отчаянный храбрец. Ну а останься вы дома, вы мало чем могли бы помочь. Отвести Еноха к Башням – это было гораздо важнее.

Они подошли к двери, которая вывела их на широкую галерею, где у начала балюстрады стояла статуя – человек с луны, старик в ночном колпаке. Он словно глядел, вытянув шею, на тех, кто поднимается по ступеням. Отсюда начиналась Длинная Лестница. Сверху она напоминала эскалатор, вдоль которого через определенные промежутки были расставлены светильники. Витражный потолок над лестницей украшала фигура ангела – близнеца того, что был изображен в кабинете, где хранилась Книга Забытых Вещей, только намного больше. Волосы у ангела были светлые, глаза – темнее ночи, меч сверкал червонным золотом, а взгляд был устремлен вниз, вдоль ступеней. Если он был хранителем лестницы, то по ней, на взгляд Картера, не могло бы пройти никакое зло.

– Восхитительно, – пробормотал Хоуп и обернулся на ходу.

Спуск продолжался несколько часов. Они не останавливались передохнуть и перекусить. Ведь если они спали, то какой смысл есть или отдыхать во сне? Между тем ноги у них все же устали, спины ныли, а в животе начало урчать. Через некоторое время, недовольно ворча, они остановились, и Картер достал из дорожного мешка сушеное мясо.

– Какой-то все-таки неправильный сон, – пожаловался Хоуп. – В настоящем сне можно чего-нибудь напугаться. Бежать куда-то, но чтобы вот так устать – вряд ли. Да и все подробности какие-то чересчур реальные.

– Да, похоже на некое особое состояние, будто бы мы попали в другое измерение.

– Наверное. Этим и может объясняться тот факт, что не все в этом измерении подвластно Полицейскому. Ему, видимо, приходится тратить на это часть своей жизни.

Примерно через шесть часов, измученные, ослабевшие, они смирились с неизбежным и решили немного передохнуть. Уселись на ступеньки, пожевали сушеных фруктов, запили водой и неожиданно разглядели чуть впереди, под потолком, что-то вроде дыма или тумана.

– Что бы это могло быть такое? – удивился Картер. Юрист открыл рот, чтобы ответить, губы его зашевелились, но с них не сорвалось ни звука. К ужасу Картера, поверенный вдруг стал прозрачным и исчез. Лицо его перед исчезновением было крайне изумленным. Тут Картер понял: мистер Хоуп проснулся. Он заставил себя подняться, чувствуя себя одиноким и брошенным. Теперь некому было ему помочь.

Картер пошел дальше и добрался до загадочной дымки гораздо быстрее, чем ожидал, – она сама двигалась ему навстречу и вскоре поплыла над головой, шевелясь подобно складкам тяжелого плаща и поблескивая в свете ламп. Затем дымка уплотнилась и стала похожей на летнюю грозовую тучу. Пронизывающий ветер заставил Картера поднять воротник.

Тяжелая капля упала ему на нос – предвестница проливного дождя. Хлынул ливень, и за считанные секунды Картер вымок до нитки. Взвыл шквалистый ветер. Он чувствовал себя матросом на палубе корабля в шторм. Пришлось ухватиться за перила, чтобы не сбросило за борт, закрыть лицо рукавом. Фонарь погас, на лестнице сгустился непроницаемый мрак.

Падающая сверху вода заливала лестницу, стекала с нее пенящимися волнами. Картер захлебывался. Он попытался шагнуть вперед, но тут же убедился, что это бесполезно. Тогда он вытащил из мешка веревку и, обвязавшись ею, другой конец привязал к перилам, решив переждать ненастье.

Сколько оно длилось – минуты или часы, Картер не мог бы сказать, но он уже начал бояться, что захлебнется и утонет. Вода мчалась по ступеням бурным потоком, ревела и шипела, грозила подняться до самого потолка. Он ничего не видел, а слышал только рев воды и вспоминал о том, как мальчиком чуть было не утонул в колодце. Сердце сжалось от страха. Казалось, его враги способны на все, казалось, им подвластны любые силы, но все же Картер осознавал, что это не так, – иначе они бы попросту убили его или появились на лестнице и схватили его.

45
{"b":"26090","o":1}