ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вата, или Не все так однозначно
Тролли пекут пирог
Он мой, слышишь?
Сплетение
Роза и шип
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
Тамплиер. Предательство Святого престола
Квартира. Карьера. И три кавалера
Анна Болейн. Страсть короля

Картеру и Даскину Спрайдель показался человеком, заслуживающим доверия. Они поспешно уложили заплечные мешки и пошли вслед за ним.

– Кроме вас, нам в Китинтиме пока больше никто не встретился, – заметил Картер.

– Тут мало кого встретишь. Остались большей частью рабочие – плотники, водопроводчики, слуги да кузнецы. Ну, и Гильдия Уборщиков, само собой. Теперь мы тут главные, вот и стараемся, чтобы все было в полном порядке к возвращению короля.

– И когда он должен вернуться? – поинтересовался Даскин.

Спрайдель остановился посреди коридора настолько резко, что братья чуть было не налетели на него. Брови его выгнулись так, что почти коснулись околыша фуражки.

– Никогда, само собой. Не принимаете же вы нас за дурачков каких-нибудь?

С этими словами он развернулся и зашагал вперед. Картер и Даскин обменялись недоуменными взглядами.

По пути они увидели двоих людей в такой же форме, как у Спрайделя. Они на четвереньках ползали по лестнице. Спрайдель сказал им пару напутственных слов, но они не оглянулись и ничего ему не ответили.

Вскоре их ожидала новая встреча: еще несколько рабочих занимались натиркой паркета. По большей части пол уже сверкал, как зеркало, но кое-где оставались нетронутые участки. Разница была весьма заметна. Вид у полотеров был изможденный – щеки бледные, волосы седые от пыли, даже глаза у всех – одинаково серые. Казалось, тяжелый труд обесцветил их, отнял блеск глаз. Полотеры не переговаривались, не пели. Картер решил, что их труд похож на тюремную повинность. Только Спрайдель был по-прежнему весел. Он шагал, напевая себе под нос какую-то песенку без слов, но рабочие его не поприветствовали и даже не взглянули на него.

Картер и Даскин в сопровождении Спрайделя взошли вверх по лестничному пролету, прошли по начищенному до блеска коридору.

– Так мы пройдем над Обрушенным Путем, – пояснил Спрайдель. – Его можно будет увидеть сверху.

Вскоре они дошагали до пересечения с полуобрушившимся коридором, и Спрайдель подвел их к краю, чтобы показать лежащие внизу руины. Братья пригляделись и, как им показалось, рассмотрели то место, откуда они вошли в туннель. Через развалины был переброшен деревянный мостик. Они прошли по мостику и продолжили путь.

– Огромный кусок словно отрезан, – сказал Картер. – Из-за чего это произошло?

– Кому же это знать, как не Служителю, – отозвался Спрайдель.

– Я в Служителях совсем недавно, – признался Картер. Спрайдель на миг задумался, взгляд его словно бы устремился в прошлое.

– Все из-за анархистов, само собой. Они выпустили Темного Зверя из потайного хода – жуткую тварь, которой не место под солнцем. Я тогда был молодой, только-только в Гильдию вступил, но как раз где-то здесь пол натирал, когда это стряслось, так что все видел. Тут эту пакость сам король встретил, а при нем был его волшебный меч – Наркальдет, Древнее, почтенное оружие. Дрались они, словно двое богов, свет был просто безумный – разные цвета полыхали и сменяли друг друга. Я такого не видал ни раньше, ни потом. Я бежал, да и все бежали, так что я не видел, как обрушился коридор, но говорят, будто были страшный жар и пламя, и те, что не успели убежать, погибли. Когда все было кончено, и король, и его враг исчезли без следа, а с ними – и весь коридор. С тех пор все пошло не так, как было раньше, и будто тьма пала на Китинтим. Люди стали покидать эти края. Одни придворные исчезли вместе с королем, и никто не знает, что с ними сталось, а потом и другие стали уходить. Королевство превратилось в руины, и теперь им правит Гильдия Уборщиков.

– Чем же вы живете? – изумился Даскин. – Ведь нельзя же питаться мастикой?

– На западных террасах кое-кто еще ведет приусадебное хозяйство, ну а мы поддерживаем образцовую чистоту на ярмарке. За это получаем мясо и зерно. Народ по-прежнему верен королевству, хотя оно почти целиком разрушено.

К полудню они добрались до более богатых покоев: залы украшали беломраморные бюсты, окна закрывали тяжелые вышитые шторы. Коридоры сверкали до блеска начищенным паркетом, по стенам висели знамена с изображением серебряного медведя на фоне лазурной луны. Правда, знамена были перепачканные, по краям обугленные, а в углах гнездились пауки. Прислуги явно не хватало, стало быть, уборщикам приходилось трудиться не покладая рук.

Стены в коридорах от пола до потолка были забраны панелями резного ясеня. Подоконники украшал орнамент в виде идущих друг за дружкой медведей. Вскоре путники вошли в зал, где были расставлены длинные столы и скамьи. Так могла бы быть обставлена пиршественная палата древних викингов, вот только вряд ли бы в ее убранстве имелось столько золота и драгоценных камней. Прежде всего внимание привлекал барельеф из черного дерева с синеватым отливом, занимавший целую стену длиной пятьдесят футов и примерно такой же высоты, – скульптурное изображение истории Китинтима. Фигурки людей в высоту были всего фут, не более, так что верхние можно было бы разглядеть разве что в подзорную трубу. Над залом возвышался купол из золотистого стекла, украшенный бордюром с орнаментом из цветов и фигурок медведей. Далеко не сразу Картер понял, что в барельефе среди резьбы спрятаны две широченные двери.

– Дратх! – окликнул Спрайдель слугу, накрывавшего на стол. – У нас гости! Завтрак, три порции.

Спрайдель плюхнулся на скамью и знаком пригласил Картера и Даскина. Дратх исчез, но вскоре появился в сопровождении второго слуги. Они принесли дымящиеся горшочки с картофельным супом, нарезанный ломтями свежеиспеченный хлеб, масло, мед и горячий чай. Братья набросились на еду.

Спрайдель явно не был голоден. Большей частью он поглядывал на Картера и Даскина.

– Похоже, вы давно не ели? – поинтересовался он. Братья, поняв, что едят с неприличной жадностью, переглянулись и рассмеялись.

– В последние дни мы горячей еды почти не видели, – признался Картер. – С собой взяли сушеного мяса, сухарей и фруктов. Сами понимаете, пища не слишком аппетитная. Какой великолепный зал! Похоже, когда-то Китинтим действительно процветал.

– На самом верху Королевского Барельефа – так он называется – изображено прибытие в Китинтим наших предков, династии Луабенталей. Они изгнали обитавших здесь в те времена варваров, и наш первый король, Абсель Просвещенный, возвел дворец на этом самом месте. Как видите, тут мы прожили много лет. Случались войны, свершались великие подвиги. Теперь нас осталось немного, но когда-то мы были гордым народом.

Затем Спрайдель поведал Андерсонам историю китинтимцев. Он так ею гордился, что рассказ получился довольно продолжительным. Звучали сказки и легенды, которые Спрайдель иллюстрировал фрагментами барельефа. Повествование вызвало у Картера грусть и сожаление. В былые времена Китинтим был великой державой, но за годы пришел в упадок, как это часто бывает со многими странами.

Свой рассказ Спрайдель закончил повестью об Итриле, последнем короле Китинтима, который сразился с Темным Зверем и потом исчез.

– Он был самым могущественным в своем роду. Легенды утверждают, что в один прекрасный день он вернется и возродит Китинтим, и наша страна вновь станет такой же великой, как была когда-то, и тогда мы заключим союз с Хозяином Эвенмера, и Китинтим станет частью Белого Круга, как это было во дни моего прадеда. Но это всего лишь легенда. Правда, многие верят в нее, и быть может, именно из-за этого моя гильдия до сих пор в почете – ведь мы ухаживаем за дворцом. А в день наступления нового года мы все поднимаемся на самый верх Белой Лестницы, зажигаем семь свечей и молимся о возвращении короля.

– Почему же вы делаете это, если не верите в легенду? – спросил Даскин.

Спрайдель прищурил одни глаз.

– От этого ведь никому не плохо, правда? А если бы он вернулся, так, само собой, стало бы совсем хорошо. Просто замечательно!

– Так вы, стало быть, на сегодняшний день правитель этой страны? – решил уточнить Картер.

Спрайдель неопределенно повел рукой.

– Ну, если можно так выразиться. Я возглавляю Гильдию Уборщиков, но живу во дворце, мы с женой занимаем опочивальню рядом с прежними королевскими покоями. Если у кого-то возникает спор, меня призывают, чтобы я разрешил его. Мне также приходится вести торговлю с соседями. Не скажу, чтобы меня так уж сильно уважали, но нас теперь мало, так что можно считать меня правителем – уж какой есть.

52
{"b":"26090","o":1}