ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пусть мне принесут лист бумаги, – попросил Картер. Спрайдель недоуменно выгнул бровь, однако отдал Дратху соответствующее распоряжение. Тот принес растрепанный блокнот. Картер взял его, открыл на чистой странице и старательно вывел следующее:

Я, Картер Андерсон, сын Эштона, Хозяина Высокого Дома, назначившего меня Служителем, заключил союз со Спрайделем, исполняющим обязанности правителя Китинтима, и сим удостоверяю, что он и его народ дружественны Внутренним Покоям. Клянусь сделать все, что в моих силах, для возвращения Китинтима в Белый Круг, и дарую Спрайделю титул Барона Китинтимского на время отсутствия законного короля.

Потом поставил под указом витиеватую подпись, попросил Даскина удостоверить ее и вручил бумагу Спрайделю.

Тот внимательно прочел написанное с недоверием и удивлением.

– Ну, само собой, спасибочки, – поблагодарил он, и глаза его весело сверкнули. – Похоже, я приютил двоих ангелов, и притом жутко проголодавшихся.

– Наверное, мы больше похожи на бродяг, – улыбнулся Картер. – Но на вашем месте я бы сохранил эту бумагу.

Спрайдель пожал плечами и, улыбнувшись, свернул лист и убрал во внутренний карман куртки.

– Говорят, в былые времена Хозяин частенько наведывался в Китинтим, и наши короли разговаривали с ним, как равные с равным, поскольку в те дни наша страна была бастионом у границ Эвенмера, и никому не дозволялось покидать северные покои без нашего ведома. Славное было времечко, да нам-то его уже не увидать. Ну, если вы готовы в дорогу, я провожу вас до границы и покажу, куда вам идти дальше.

Понимая, что Спрайделя он не убедил, Картер не стал больше ничего ему говорить. Главный уборщик целый час вел их с Даскином по хитросплетению коридоров и наконец вывел к серой двери с ручкой, вырезанной в форме медвежьей головы.

– За этой дверью, – сообщил Спрайдель, – лежит граница Белого Круга. Идите по дуге, покуда не доберетесь до Вета. Королевство это небольшое. Минуете его, а оттуда уж до Аркалена рукой подать. Народ в Вете живет добрый, только уж больно они там застенчивые. Так что дурного вам от них ждать не придется, не опасайтесь. В Аркалене вообще ни одной живой души не найдете, вряд ли вам там понравится. Для души место не полезное.

Братья поблагодарили Спрайделя, шагнули за дверь, обернулись. Спрайдель стоял на пороге, усмехался и качал головой, глядя вслед бродягам-оборванцам, пытавшимся выдать себя за великих Служителей Высокого Дома.

ВЕТ

Выйдя за дверь Китинтима, Картер и Даскин прошли по короткому проходу и очутились в Длинном Коридоре, который после странствий по полуразрушенной стране порадовал их несказанно. В этой части коридора стены уже не были тоскливо-серыми. На обоях пестрели оранжевые циннии, на полу лежал персиковый ковер. Стояла спокойная тишина. Братья повернули направо.

Буквально через несколько шагов их ожидала развилка. Левое ответвление перегораживали черные чугунные ворота, на которых висела деревянная табличка с изображением зеленой черепахи, под которым имелась короткая надпись, гласившая:

Мирные странники, добро пожаловать в Вет,

страну Фарфоровой Герцогини!

Да не войдет сюда никто с дурными намерениями.

Гравировал Яспер, в годы правления Мумписа

Ворота были заперты на ржавый амбарный замок, висевший на такой же ржавой цепи. Картер покричал, окликая привратника, но никто не вышел, посему братья просто-напросто перелезли через ворота, которые были им чуть выше пояса. Скорее всего они предназначались для того, чтобы из Вета никто не выходил, а не наоборот.

Вет представлял собой царство, состоящее из небольших комнаток и узких коридоров. Застраивался он явно постепенно, поскольку стиль менялся от комнаты к комнате. В одном и том же коридоре можно было лицезреть панели, выполненные из дерева различных пород: дуба, красного дерева, вишневого и березы. Точно так же чередовались потертые обои. Словом, тут царили полная разностилица и неразбериха. Мебель также казалась собранной с миру по нитке – подержанная, покосившаяся. Давно не чищенные дверные ручки уныло тускнели, на паркете участки засохшей и утратившей цвет мастики чередовались с вытоптанными дорожками

Братья почти сразу же заблудились, поскольку многие из развилок и поворотов на карте обозначены не были. До вечера они блуждали кругами, возвращались в уже пройденные коридоры, и на каждом шагу им приходилось в очередной раз разгадывать головоломку ориентирования. Встречные попадались редко, а если попадались, то до странности пугались незнакомцев и спешили укрыться за дверями, которые спешно запирали на засовы. Один единственный раз Андерсонам встретился ребенок – мальчик лет одиннадцати. Они окликнули его, но тот от страха вытаращил глаза и опрометью взбежал вверх по лестнице, громко призывая мать.

К вечеру, смертельно устав от бесцельных блужданий, Даскин пожаловался на головную боль, и Картер решил свернуть из коридора в боковую дверь. За ней оказалось несколько смежных комнатушек. Посовещавшись, они решили на сегодня завершить путешествие и вскоре наткнулись на пожарника. Тот сидел у зажженного камина и старательно полировал сапоги. На голове у него красовался красный широкополый шлем, бледное лицо было выпачкано копотью, на толстой серой куртке чернели пятна сажи.

Было в этом человеке нечто необыкновенное. Казалось, дымные ветра долгие годы обвевали его смуглое морщинистое лицо. Брови стали похожими на надкрылья жуков. В глазах отражались великие познания об огненном ремесле – о трутах и искрах, растопке и золе, о кострах и фейерверках. Крючковатый нос напоминал загнутый конец багра. Вид у него был мудрый и задумчивый, словно у гадателя, который способен прочитать по горстке пепла стародавнюю историю. Завидев незнакомцев, пожарник вытаращил глаза, но не вскочил, а схватился за валявшийся рядом топорик.

– Приветствую вас, – учтиво поздоровался с ним Картер. Пожарник пугливо потупился и заговорил голосом низким, гортанным, под стать физиономии:

– Если вы решили убить меня, то предупреждаю: у меня нет ни еды, ни денег, а с топором я управляюсь ловко.

– С какой стати мне бы понадобилось вас убивать? – изумился Картер.

– А вы разве не из подручных Руко будете? – прищурившись, поинтересовался пожарник.

– Да мы и не слышали про такого. Мы идем в Аркален. И зла никому не желаем.

Пожарник вздохнул.

– Вот это славно! А то устал я, как собака, – силушки нету даже встать да защититься, ежели что. Только вы в дурные времена к нам пожаловали. По Вету жуткий пожар пронесся – полстраны сгорело дотла. Погибли женщины и дети. А все из-за Руко. А я – Нунт, пожарный из Уза. Мы три дня гасили пламя и в конце концов погасили. Только бы Руко сызнова за свое не принялся.

– Кто он такой, этот Руко? – спросил Даскин.

– Вы, видно, в Вете прежде не бывали?

– Картер Андерсон, – представился Картер. – Мой брат, Даскин.

После насмешек Спрайделя он решил не упоминать о том, что он Служитель.

– Вы уж простите, что я не встаю, чтоб вам руки пожать, – извинился Нунт. – Ей-богу, сил нет. А что до Руко, так он родом из Вета, но народ тут поговаривает, будто пару лет назад его занесло в партию анархистов. Словом, болтун он и подстрекатель – мотается по стране, речи произносит – дескать, Хозяина больше нет и не будет во веки веков. Молодежь стала попадаться на его удочку – им это по душе, чтобы, значит, все сразу были главные, а притом – никто. В общем, одурачить ему многих удалось, никто даже и не гадал, что так у него выйдет. А на прошлой неделе сюда сам Полицейский пожаловал. Речь тоже, значит, произнес сладкую, да только это все прикрытие было. Пока Полицейский трепался, Руко уже поджоги начинал. Может, они и не думали, что так все обернется – попугать просто хотели, но когда мы с ребятами из Уза сюда прибыли, молодчики Полицейского нам дорогу загородили, не хотели пускать. Полкоролевства сгорело, герцогиня прячется где-то, а Руко со своими дружками-разбойниками заняли Малые Палаты и заявляют, что они – повелители Вета.

53
{"b":"26090","o":1}