ЛитМир - Электронная Библиотека

МАНЕВРЫ

Возвращение братьев произвело в доме настоящий переполох. Оборванные, небритые, исхудавшие, напуганные встречей с динозавром, они, еле переставляя ноги, спускались по лестнице. Первым их заметил мальчишка-слуга. Он выпучил глаза, развернулся и со всех ног помчался по боковому коридору, барабаня во все двери подряд и вопя во всю глотку:

– Хозяин вернулся! Хозяин вернулся!

Из гостиной выбежал Хоуп. Вид у него был озабоченный и хмурый. Он явно был готов устроить мальчишке выволочку, но завидев братьев, просиял и бросился к подножию лестницы.

Ожесточенно пожимая руки Андерсонов, он изумленно лепетал:

– Откуда, во имя всего святого, вы явились?

Братья переглянулись.

– А нас что, уже похоронили? – улыбнулся Картер.

– Хуже того! – воскликнул юрист. – Но… мы думали, что если вы вернетесь, то появитесь со стороны Башен. Глис повсюду разослал весть о вашем странствии в Аркален, и мы даже получили сообщение от госпожи Мелузины о том, что вы побывали в Вете. Но потом – тишина. Последние дни мы просто истерзались, ожидая вас.

– Умоляю, пусть нам подадут поесть чего-нибудь повкуснее, и мы все-все расскажем, – пообещал Даскин.

– Немедленно распоряжусь.

Примчался запыхавшийся мальчишка-слуга. За ним еле поспевали Енох и Чант. Хоуп отправил слугу с поручением для повара. Енох обнял братьев, а Чант застыл в торжественной позе и произнес:

– «Домой вернулся моряк, домой вернулся он с моря» 1, но Лев с Итаки больше не Хозяин. Да здравствует Король!

Тут Картеру стало ясно, что фонарщик узнал Дорожный Плащ и Меч-Молнию и понял, что Эштон Андерсон мертв. Все понял и Енох. Глаза старого еврея подернулись слезами. Немного помолчав, он улыбнулся и осипшим голосом проговорил:

– Но разве он не порадовался бы, разве не гордился бы тем, что его сыновья стоят рука об руку? А я вижу, между вами воцарилась любовь.

– Путь был суров, но мы вместе выдержали все испытания, – сказал Картер.

Они уселись за стол, где их уже ожидало угощение, подобающее настоящему пиршеству. Картер диву давался – как это только повар успел так быстро все приготовить.

А приготовлены и поданы были осетровая уха по-русски, форель в бордоском вине, а потом – окорок, поджаренный на вертеле под соусом из мадеры, с дымящимися макаронами и тертым сыром, обложенный по кругу филе из кроличьих грудок, и фаршированные куриные кнели под соусом бешамель. Братья жадно набросились на еду. Утолив голод, они повели рассказ о своих странствиях. Впервые с того страшного мига, когда Картер узнал о смерти отца, он чувствовал себя по-настоящему счастливым. Как приятно было сидеть на обитом черной кожей стуле под массивной аркой, любоваться резными белками, задерживать взгляд на дубовых панелях, жарко пылающем огне в камине, на персидских коврах, а главное – видеть лица старых друзей. Он снова вернулся домой. Дослушав рассказ до конца, Енох улыбнулся братьям.

– Вместе вы сделали то, что было бы не под силу каждому в отдельности. Но как вы переменились! Картер – Хозяин. Но вижу ли я зависть в глазах Даскина? Нет. Ни следа. Я, который знает его с пеленок, вижу в его глазах только уважение. И оно исходит от самого сердца. И все же, наверное, призрак отца вас здорово напугал?

Тут и Картер понял, как сильно изменились они с Даскином, понял и то, что не укрылось от зорких глаз Еноха: случилось это из-за Долговязого.

– Думаю, вы порадуетесь, узнав, что мы не сидели сложа руки с того дня, как нам с Картером приснился один и тот же сон, – сказал Хоуп. – Глис сновал туда и обратно, как угорелый, восстанавливал наши связи с союзниками, искал самый короткий путь к Белому Кругу. Я же большую часть времени проводил в переговорах с послами и гонцами. По настоянию Еноха я взял на себя больше ответственности, чем сам бы отважился, так что теперь ты, Картер, имеешь полное право уволить меня без выходного пособия за те обещания, которые я раздавал направо и налево.

– О, как он грыз ногти, как сокрушался: «Я не имею права! Я не имею права!» Как бегал из угла в угол! – рассмеялся Енох. – Но кто еще мог принимать решения?

– Слишком много пришлось принимать решений, – жалобно проговорил Хоуп. – Как только мы узнали о пожаре в Вете, пришлось отправить туда войска. Из того, о чем нам сообщила госпожа Мелузина, мы заключили, что вы прибыли в ее страну вовремя и положили конец мятежу. В противном случае там до сих пор бы продолжалось сражение. Но это только начало. Полицейский успел посеять смуту по всем государствам Белого Круга. Похитив Ключи Хозяина, он обрел великую силу, многие его злые умыслы уже дают плоды. В некоторых странах он даже объявил себя Хозяином. Все его планы рассчитаны на то, чтобы выбить у нас почву из-под ног, покуда он укрепляет свои позиции. Наллевуатские тигры сообщают о массовом нашествии гнолингов, повсюду кишат анархисты, вербуют добровольцев где только можно. А в западном крыле Дома, за Белым Кругом, зашевелились порождения Тьмы, жаждущие отомстить тем Хозяевам, что изгнали их в мрачные пределы Абхаза и Брудхайма еще в самом начале Творения.

– Не сомневаюсь, невзирая ни на что, ты не прекращал и книжных изысканий, – улыбнулся Картер.

– Конечно, – кивнул Хоуп. – То и дело приходилось листать то один фолиант, то другой, дабы удостоверить личность того или иного дипломата, барабанящего в дверь. У меня и на сегодняшний вечер уже назначено несколько встреч. Думаю, ты не откажешься поучаствовать. Твое присутствие придало бы переговорам солидность.

– Если мне предстоит принимать гостей, не помешало бы предварительно принять ванну, – усмехнулся Картер. – И переодеться. А то мы с Даскином, мягко говоря, пообносились.

– А я-то думал, крыса сдохла под столом, – съехидничал Енох.

– Ну у тебя и шуточки! – покачал головой Картер.

– Ванны для вас уже готовы, – сообщил Хоуп. – Одежда тоже. Какие планы затем?

– Сегодня надо отдохнуть, – ответил Картер. – А завтра я намерен заглянуть в Книгу Забытых Вещей. Потом я должен буду отправиться на поиски Ключей Хозяина в Комнату Ужасов.

Приняв ванну и переодевшись, Картер до позднего вечера вел переговоры с различными официальными лицами. После многодневных изнурительных скитаний эта деятельность показалась ему не такой скучной, какой он ее себе представлял, хотя и несколько утомительной. До сих пор Картеру казалось, что то, как они с Даскином оказались в гостиной, пережив столько опасных приключений, похоже на чудо. Но с ним рядом сидел мистер Хоуп и дипломатично руководил беседами, направлял их в нужное русло, время от времени высказывал предложения или сообщал какие-то сведения – словом, лишний раз доказывал, насколько он незаменим. Все это позволяло Картеру прятать недостаток опыта под обличьем глубокомысленного Хозяина – мудрого и немногословного. Он принял двоих посланников из Гимнерхина и наместника Сута – симпатичных старичков, желавших возобновить связи с Домом и его новым господином. Рыжеволосый крестьянин из Порт-Кина просил оказать помощь в борьбе с волками. Картер пообещал выслать на подмогу отряд, как только появится такая возможность. Сам он пока покинуть Эвенмер не осмеливался. Кроме того, прибыл проситель из Фиффинга, объявивший себя принцем этой страны, которого незаконно сместил с престола троюродный братец. Он умолял Картера оказать ему содействие в восстановлении справедливости и просил выслать в Фиффинг ни много ни мало – батальон. Но Картер ничего не мог предпринять до тех пор, пока не разделался с Полицейским. Единственное, что он пообещал, что в самое ближайшее время самым внимательным образом проштудирует историю Фиффинга. Принц, оскорбленный до глубины души, покинул гостиную, громко хлопнув дверью.

– Нечего удивляться тому, что он потерял свое королевство, – заключил Хоуп.

Картер выгнул дугой бровь.

– Надеюсь, его троюродный брат не так вспыльчив.

вернуться

1

Р. Л. Стивенсон. «Эпитафия». Пер. И. А. Кашкина.

67
{"b":"26090","o":1}