ЛитМир - Электронная Библиотека

-- Заметить важные вещи в этой болтовне трудно, усмехнулся Лазар Карно. - Вы проделали непосильную работу!

-- Вы слишком уж преувеличиваете ее заслуги, - сказал мэтр Бюиссар.

Робеспьер попытался было спорить, но безуспешно. Закончился разговор тем, что все решили разойтись по домам, так как было уже поздно.

Судья, как обычно, вызвался проводить мадмуазель Деэ, которая, конечно, не возражала. Ей нравились эти прогулки, ведь Максимильен всегда мог рассказать много интересного. Но мне кажется, ее интересовали не только эти беседы. Расставаясь с ним, мадмуазель Деэ сказала:

-- Вы на мумию вовсе не похожи!

-- Большое спасибо! - ответил судья.

Я закончила рассказ и довольно вздохнула. Никогда до этого я не писала с таким вдохновением. В этот момент я была довольна собой. Надо заметить, что меня окрылил успех первого рассказа.

Я решила отдохнуть, прогулявшись по парку. Настроение было прекрасное, я купила мороженое и села на скамейку. Но мою идиллию нарушил Антуан Сен-Жюст.

-- Отдыхаешь, Светлана? - спросил он, усаживаясь рядом. Небось, десятое мороженое уже ешь?

-- Пока только первое, - ответила я. - Мой рассказ уже вышел! Вот второй сегодня написала.

Лучше бы я этого не говорила. На лице у Антуана появилась такая кислая гримаса, что у меня случилась оскомина.

-- Глупо ты пишешь, - сказал он мне. - Не серьезно! Ты превратила славное прошлое Робеспьера в какой-то балаган.

-- Ничего подобного! - возмутилась я. - Я пишу все, как было, и Макс просматривал мой рассказ и одобрил его. И, в конце концов, я знаю Макса с моих трех лет, и лучше тебя осведомлена о его прошлом.

На это Антуан ничего возразить не мог, он уставился на меня с открытым ртом, как рыба.

- Это идиот Камилл Демулен подкинул тебе эту дурацкую идейку! - произнес он, наконец.

-- Не понимаю, чего ты взъелся на этого Камилла? - спросила я. - Только из-за того, что он назвал тебя "кавалер Сен-Жюст", когда узнал, что ты каждое утро совершаешь прогулку верхом в Булоньском лесу? Чего тут обидного? Вот если бы он назвал тебя "таракан Сен-Жюст" или "Крысак Сен-Жюст" или...

-- Замолчи! - перебил меня Антуан. - Опять ты начинаешь городить какую-то бредятину. Я просто не могу терпеть этого болвана и все тут!

Если честно, то Антуан мне нравился. У него была очень красивая внешность, но, увы, полное отсутствие чувство юмора. Из-за этого с ним было почти невозможно общаться. На любую мою шутку он надувался, как хомяк, и мне приходилась уговаривать его не обижаться. Я представила Антуана в виде хомяка и захихикала.

-- Что ты смеешься? - не понял Антуан.

-- Камилл мог бы назвать тебя "Хомяк Сен-Жюст", ты постоянно дуешься, - едва сдерживая смех, произнесла я.

-- Очень смешно, - обиженно проворчал тот.

Я положила руку ему на плечо.

-- Тотти, лапочка, не обижайся, - сказала я ласково. - Это шутка.

Он скинул мою руку и недовольно проворчал.

-- Мозги у тебя набекрень.

Тут уж обиделась я. Какое право имеет этот пижон оскорблять меня. Я поднялась со скамейки и спокойно произнесла:

-- Между прочим, Макс доверил мне написание статьи от клуба Монтаньяров в одном важном журнале. Я уже отнесла эту статью ему на проверку, и пускай он решит набекрень у меня мозги или нет.

-- Что!? - вскричал Антуан. - Тебе доверили такое важное дело! Вечно тебе всякие поблажки! Это все потому, что ты давно с ним знакома!

Мне показалось, что он сейчас вцепиться мне в горло. Я отступила на шаг назад. Он вскочил с места и почти бегом направился прочь из парка. Я тяжело вздохнула и плюхнулась на скамью.

-- Светлана, что-то твой кавалер опять распсиховался, сказал подошедший Жорж Дантон. - Прохожие, наверное, подумали, что у вас любовная ссора.

Я улыбнулась. О любви Антуана мне мечтать не приходилось. Он считал меня идиоткой. Я рассказала Жоржу о нашей беседе.

-- По-моему, он ревнует Макса к тебе, - хихикнул Жорж. Ему обидно, что Макс слишком сильно доверяет тебе. Его самолюбие задевает, что какая-то девчонка лезет в такие важные дела. Но, по-моему, он к тебе неравнодушен.

-- Это вряд ли, - сказала я. - Он только к себе неравнодушен.

-- А про хомяка ты хорошо придумала, надо будет Камиллу сказать, пускай напишет...

Жорж расхохотался так, что соседнее дерево затряслось.

-- А этого, пожалуйста, не надо! - попросила я. - А то он опять обидится.

-- Хорошо, - нехотя согласился Жорж. - А насчет "мозгов набекрень" я с ним поговорю.

Мне опять пришлось долго отговаривать Жоржа.

10
{"b":"261","o":1}