ЛитМир - Электронная Библиотека

Мадлен, которая знала о романе только понаслышке, бессмысленно кивнула. Я вкратце пересказал ей, о чем там шла речь. Мадлен внимательно выслушала меня.

-- Мне что-то подозрителен этот Дансени, - сказала она. Он заходил в гостиную, где был убит виконт.

-- Мадлен, мы же не знаем, был ли в тот момент виконт в этой гостиной, - возразил я.

-- Это легко узнать, - сказала Мадлен. - Надо бы навестить этого Дансени, и расспросить хорошенько об этом.

Я был полностью согласен с ней, и мы отправились в гости к кавалеру Дансени, который, к счастью, жил неподалеку. Его лакей поначалу не хотел нас пускать, но когда узнал, что речь идет об убийстве, резко поменял свое мнение.

Кавалер Дансени выглядел усталым и измученным.

-- Я ненавидел виконта! - сказал он честно. - Он соблазнил мою любимую девушку, наговорил ей пошлых глупостей, а эта наивная дурочка поверила! А когда-то он был моим другом!

-- Вы так не возмущайтесь, - одернула его Мадлен. - Между прочим, вы один из подозреваемых! Вас видели входящим в гостиную.

-- Да, это так! - честно ответил молодой человек. - Что дальше?

-- С какой целью вы туда направлялись? - спросил я.

-- Этот вопрос оскорбителен! - возмутился Дансени.

-- Когда речь идет об убийстве, нужно на время унять свою гордость, - сказал я. - Иначе, это может быть истолковано, как сокрытие важных сведений, а это рождает подозрения.

-- Чертовщина! - ругнулся Дансени. - Да, я заходил в эту чертову гостиную! Я видел этого мерзавца Вальмона. Я вызвал его на дуэль и вышел. Дуэль должна была состояться завтра. Я задержался в этой гостиной меньше минуты, я понятия не имел, что этого подонка кто-то прикончит. Но я не виню убийцу!

-- Вы не видели, чтобы кто-то еще входил в гостиную? спросил я.

-- Нет! - слишком твердо и коротко ответил кавалер.

-- Что ж, надеюсь, что вы сказали нам правду, - сказал я.

-- Могу поклясться на библии! - хмыкнул Дансени.

-- Поберегите ваш юмор, - спокойно ответил я. - Он вам потом пригодиться. Как знать, может быть, очень скоро вам придется произнести эту клятву.

Из этого разговора мне стало ясно: кавалер Дансени что-то скрывает, а вернее, кого-то покрывает.

Следующей нашей собеседницей стала Сесиль де Воланж. Молодая худенькая девушка выглядела очень испуганной. Она уставилась на меня, круглыми от ужаса глазами, ее пальцы нервно теребили платок. Я даже не знал, как начать разговор, чтобы не нагнать на нее еще большего ужаса. Выручила простота Мадлен.

-- Вы любили виконта? - спросила она.

Какое-то время Воланж растерянно смотрела на нас, печальная улыбка застыла на ее бледном лице.

-- Поначалу я так думала, но потом поняла, что это мне показалось. На самом деле я люблю Дансени!

В глазах Сесиль блеснули слезы.

-- Меня с виконтом познакомила моя лучшая подруга маркиза де Мертей, она говорила, что общение с ним пойдет мне на пользу. Она ошиблась. В тот вечер я хотела поговорить с виконтом наедине в гостиной. Я даже написала записку, это тоже мне посоветовала подруга. Она даже помогла мне ее незаметно передать. Когда концерт еще не начался, она подошла к Вальмону и предложила выпить с ним на брондешафт в знак их старой дружбы, и незаметно вложила ему в руку мою записку.

-- На какое время была назначена эта встреча? - спросил я.

-- На час ровно, сразу же после концерта, - ответила Воланж. - Но я не пошла, испугалась.

-- А вам было известно, что мсье Вальмон добивался любви мадам де Турвель? - спросил я.

Сесиль удивленно уставилась на меня.

-- Нет, - с трудом проговорила она. - Он добился своего?

-- Этого я не знаю, - ответил я честно. - Сплетни мне бы разносить не хотелось.

-- Не расстраивайтесь, прошу вас! - вмешалась сердобольная Мадлен. - В наши годы подобные ошибки случаются постоянно. Надо смотреть на эти вещи проще.

Воланж кивнула.

-- Когда вы видели мсье Вальмона живым? - спросил я.

-- Я не видела его после концерта, - ответила она. - Мне кажется, что его именно тогда и убили.

-- Почему вы так думаете? - спросил я.

Девушка вздрогнула.

-- Потому что после концерта он куда-то исчез, - ответила она испугано.

Нашу беседу прервал жених Воланж мсье де Жеркур. Узнав цель нашего визита, он устало произнес:

-- Мадмуазель Воланж, мне бы хотелось переговорить с гостями наедине, если вы не возражаете.

Девушка поклонилась и вышла.

-- Это все она придумала! - сказал Жеркур. - Я ее ненавижу!

-- Кто? - удивилась Мадлен.

-- Маркиза де Мертей! - ответил он. - Эта женщина мстит мне за то, что я захотел жениться на ней. Рога мне не нужны!

-- А что она придумала? - спросил я.

Жеркур не ответил на этот вопрос.

-- Что касается меня, то я весь вечер пробыл в зале с другими гостями. Но желание прикончить виконта у меня было, сказал он. - И прошу вас, не надо расспрашивать Сесиль, она и так ужасно себя чувствует. Мне жаль ее. Она решила уйти в монастырь.

-- Это глупо! - воскликнула Мадлен.

-- Я тоже так думаю, - согласился Жеркур. - Она сегодня сообщила мне об этом решении, подумать только, накануне нашей свадьбы! Напрасно я пытался убедить Сесиль, что простил ее.

Когда мы покинули этот дом, Мадлен возмущенно произнесла:

-- Ну что это за мода такая!? Чуть какая беда, дамочки сразу же уходят в монастырь! Жуть! Лучше бы они в Сене топились, тем самым они обрекли бы себя на меньшую кару.

-- А вы когда-нибудь жили в монастыре? - поинтересовался я.

-- Да, - со вздохом ответила красотка. - Тогда мне было примерно тринадцать лет. Мне там очень не понравилось! Кормили нас кашей, одели в какую-то форму, как узников Бастилии и заставляли читать скучные книги. Тоска там смертная, не попрыгать, не побегать! Я очень скоро захотела домой, и дядя сразу же забрал меня.

-- Монашки не возражали? - спросил я.

-- Наоборот! Они даже устроили праздник в честь моего отъезда! - гордо сказала Мадлен. - Они даже спрашивали, нет ли у дяди еще одной племянницы. Он ответил, что нет. Они сказали "Слава Богу!". Но вернемся к нашим баранам, что вы скажете о Сесиль и ее женихе?

-- Только то, что они оба могли совершить это убийство, ответил я.

-- Вдвоем? - переспросила Мадлен.

-- Может быть, вдвоем, это тоже вполне допустимо, согласился я. - Но не исключена возможность, что убийство совершил кто-то один из них.

-- Я думаю, что жених! - предположила Мадлен. - У него есть все основания для этого. Ведь этот тип обесчестил его невесту! А по закону высшего общества, это можно смыть только кровью!

-- Не знал, что в вашем высшем обществе поощряются убийства, - иронично произнес я.

-- Макс, душечка, это не совсем убийство! - поправила Мадлен. - это дуэль! Вы же знаете!

-- Ох, моя дорогая Мадлен, это то же убийство, где жертвой может стать любой из дуэлянтов. И это тоже наказуемо, хотя не так как обычное убийство. Но где гарантия, что это была дуэль, и имел ли мсье Жеркур вообще какое-либо отношение к этому убийству!

-- Как все трудно! - вздохнула Мадлен.

-- Не стоит исключать возможности, что убийцей была Сесиль де Воланж, - продолжал я. - У нее были веские мотивы, она явно пожалела, что связалась с этим типом. К тому же меня удивило ее смелое предположение, что Вальмон был убит после концерта.

Мадлен промолчала, конечно, ей не хотелось подозревать эту добрую девушку, но кое какой жизненный опыт показывал, что чаще всего именно такие хорошие и добрые девушки бывают убийцами.

Мадам де Турвель нам посетить не удалось. Служанка сказала, что госпожа плохо себя чувствует и посоветовала придти завтра. Из ее слов мы узнали, что Турвель, оповещена об убийстве Вальмона, и, возможно, именно эта новость сказалась на ее самочувствии.

Мы решили отправиться домой к Мадлен, которая очень устала от этих расследований. Хорошо хоть путешествовали мы в ее личном экипаже, а то бы мне пришлось нести ее на руках.

3
{"b":"261","o":1}