ЛитМир - Электронная Библиотека

-- Она хотела сказать проверить на наличие яда, - пояснил я малость удивленному химику.

Тот сразу же взялся за работу. Я принялся наблюдать за ним, совсем позабыв, что за Мадлен надо присматривать. Она была поражена, увидев такое количество различных баночек, пробирочек, минзурочек, колбочек, в которых были разноцветные жидкости с пузырьками. Мадлен как зачарованная разглядывала все это. Потом решила сама заняться химией. Если бы я заметил действия Мадлен заранее, то помешал бы ей! Мадлен потом мне пересказала подробности своей работы.

Она взяла пробирку с ярко-розовой жидкостью и задумчиво произнесла:

-- Красивый цвет, а что будет, если его смешать с синеньким?

Сказано - сделано. Она тут же претворила свои мысли в жизнь.

-- Зелененькая! - взвизгнула она от восторга! - А если эту желтенькую сюда? Ой, красненькая! А теперь эту беленькую, перельем в эту огромную баночку с бульками. Ой! Что это!? Оно шипит!

Тут я заметил, что за развлечение она себе отыскала. Я рванул к Мадлен и оттащил ее от стола. Мы ринулись вслед за перепуганным химиком, который сразу догадался в чем дело. У самой двери Мадлен споткнулась и растянулась на полу. Каясь во всех грехах, я закрыл ее собой. На меня посыпались осколки стекла, которые разлетелись от лопнувшей колбы по всей комнате.

-- Макс, мы живы? - спросила меня перепуганная Мадлен.

-- Живы, живы, - раздался голос химики. - Мадам, вы какую жидкость туда вылили?

-- Беленькую, - ответила Мадлен, отряхиваясь. - Макс, вы мне все платье помяли!

-- Это хорошо, что беленькую, а вот если бы вы вылили туда красненькую, то мы бы уже с апостолом Петром беседовали, сказал химик. - А с беленькой пошла бурная реакция, которая не подходит для подобной посудины, вот она и лопнула.

-- А для какой подходит? - оживилась Мадлен. - Дайте, пожалуйста, мне смешать еще что-нибудь интересное!

-- На сегодня опытов хватит! - отрезал я, беря Мадлен за руку. - Мы подождем в приемной, - сказал я химику.

-- Ой, не тяните меня так, - застонала Мадлен. - Я же благородная дама!

В общем, результат нашей поездки был таков: яд был в бокале.

На следующий день мы получили новость, которая вызвала у нас не радостные чувства. Нам сообщили, что мадам де Турвель умерла в аббатстве, в своей комнате. Это нам сообщил Крон, которому очередная смерть явно не нравилась.

-- Это она не вовремя сделала, - выдала Мадлен. - Она еще могла нам пригодиться, ведь Турвель явно что-то скрывала. Мы надеялись со временем ее разговорить.

-- Именно это и наталкивает на мысль, что Турвель умерла не своей смертью, - сказал я.

-- Бог с вами! - перекрестился Крон. - Зачем мне лишнее убийство!

-- Увы, это так, - вздохнул я. - Вы сами понимаете, что не следует доверять таким фактам, как внезапная смерть, не так ли?

Крон расстроено кивнул.

-- Но кто ее мог убить? - в аббатство не может проникнуть никто посторонний. - К тому же у двери комнаты Турвель стояли мои люди, которые утверждают, что никто к ней не заходил.

-- А монашки? - спросил я.

-- Монашки? - Крон задумался. - Если и заходили, вряд ли кто обратил на монашек внимания. Неужели вы думаете, что монахиня убила Турвель!

-- Монахиней мог нарядиться убийца! - сказал я.

-- Вы правы, - согласился Крон. - Только как он проник в само аббатство?

-- Надо бы съездить туда, - предложила Мадлен.

-- Вы правы, моя милая! - похвалил я.

Иногда эта красотка давала очень толковые советы.

Мы тут же отправились в аббатство. Когда мы прибыли, Мадлен так увлекли цветы в саду, что она позабыла об убийствах, и принялась с интересом разглядывать чудные растения. Цветы Мадлен очень любила, даже больше, чем я. Я помню, какой скандал она мне закатила, увидев мои гербарные папки. Она назвала меня изувером и убийцей беззащитных цветочков. Однако, когда ей дарили цветы, она всегда радовалась, особенно красным розам.

Какая-то молодая болтливая монахиня подошла к восхищенной Мадлен и принялась радостно рассказывать о цветах. Мадлен заслушалась.

-- Идем, пока ваша дама занялась цветочками, - шепнул мне Крон, ускоряя шаг.

Он был рад избавиться от Мадлен. Нас провели в комнату Турвель. Она лежала на кровати в белом одеянии. Ее уже подготовили к погребению.

-- Мы нашли ее мертвой вчера поздно вечером. - сказала аббатиса. - Увы, Бог решил забрать ее в столь юном возрасте.

-- У нас есть версии, что ее к Богу отправили насильно! мрачно произнес Крон.

-- Господи! - перекрестила аббатиса. - Я, как вы велели, никого не впускала в аббатство, даже мужа Турвель. Неужели демоны пробрались в нашу тихую обитель.

Крон раскрыл рот, чтобы ругнуться, но, вовремя сообразив, где он находиться, сдержался.

-- Может, это и демоны, - проворчал он. - А каких-нибудь гостей из соседних монастырей к вам не приходило?

-- Клянусь вам! Мы никого не пускали! - горячо заверила женщина.

Я обошел комнату и даже заглянул под кровать, что оказалось не зря. Я нашел маленький стаканчик. Он закатился под кровать, когда Турвель выронила его из рук.

-- Из него Турвель пила лекарства каждый вечер, - пояснила аббатиса.

-- В нем осталось несколько капель, - сказал я.

Крон осторожно понюхал эти остатки.

-- Яд, - уверенно произнес он.

-- Странно, что капли еще не высохли, - удивился я.

-- Этот яд долго не высыхает, - кивнул Крон. - Даже если бы он и высох, то все равно мы бы его заметили. Видите, следы на стенках?

-- Теперь я понимаю, что значит опыт работы! - с уважением произнес я.

Крон довольно улыбнулся. Ему нравилось чувствовать себя опытным и старшим, хотя, он был взрослее меня всего лишь на пять лет.

-- Простите, сестра, а ваше аббатство имеет подземный ход? - спросил я.

-- Конечно! - гордо ответила аббатиса. - Наше аббатство очень древнее. А тогда все строилось с подземным ходом, чтобы можно было сбежать от врага. Он ведет из погреба в какую-то пещеру. Этот подземный ход является тайной нашего монастыря, но мне пришлось открыть ее вам, раз уж вы разыскиваете грешника-убийцу.

-- Большое вам спасибо! - горячо поблагодарил я. - А вы запираете погреб?

-- Зачем? - удивилась аббатиса. - У нас нет воровства. Мы все доверяем друг другу, у нас каждая сестра может войти в погреб и взять для себя все необходимое. Наш устав это позволяет.

-- Еще раз спасибо! - радостно произнес я.

-- Теперь я понимаю, как убийца проник в монастырь и убил бедняжку Турвель! - довольно произнес Крон. - Только кто это!?

-- Я знаю, - ответил я. - Конечно, у меня есть только предположения, но я боюсь, что мои сомнения повлекут за собой новые жертвы.

-- Ну и кто убийца? - спросил Крон.

-- Маркиза де Мертей, - ответил я.

-- Не может быть! - вскричал полицейский.

-- А, по-моему, это вполне возможно, - согласилась со мной аббатиса. - Эта женщина была ужасной грешницей, я уверена, она убийство не считает большим грехом.

-- А что вы это тут без меня делаете? - раздался голосок Мадлен. - Уже рассказываете про убийцу? Так не честно, вам надо было меня подождать.

-- Уверяю вас, дорогая, я ничего еще не рассказал, успокоил я Мадлен.

-- Кто убийца? - спросила она.

-- Мертей, - ответил я.

-- Неужели? Как она это сделала? - удивилась Мадлен. Неужели, она проткнула его шпагой. Скорее всего, это дело рук Дансени.

-- Мне кажется, что Вальмон был уже мертв, когда его тело проткнули шпагой, - высказал я очередную версию.

Крон кивнул.

-- Какая-то глупость выходит! - вмешалась Мадлен. - Неужели Дансени дрался с трупом!?

-- Мадлен, любимая, Дансени тут вообще не при чем! - сказал я. - Я думаю, что когда он вошел, Вальмон уже лежал мертвый со шпагой в груди.

-- Ох, начните ваш рассказ с другого начала! - попросила Мадлен. - А то ничего не ясно!

-- Маркиза де Мертей, - начал я рассказ, воспользовавшись замешательством. - Как мне рассказала мадмуазель Воланж, передала Вальмону записку, где была оговорена встреча Сесиль и Вальмона в гостиной ровно в час. Маркиза выпила на брондершафт с ним, как она сама говорила, в знак дружбы. Бедняга не знал, что подружка угостила его отравой. Все было расписано по часам. В час яд должен был начать действовать, а Вальмон в это время должен был быть в гостиной.

8
{"b":"261","o":1}