ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одержимый женщинами
Сто лет одиночества
Быть евреем: секреты и мифы, ложь и правда
Космобиолухи
Обреченные пылать
Точка наслаждения. Ключ к женскому оргазму
Таро. Полное руководство по чтению карт и предсказательной практике
Новые записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни
Мясо, рыба овощи: маринуем по-корейски. 500 рецептов

Завоеватель отбила меч капитана, словно тот был надоевшей букашкой. На этот раз в ее прищуренных глазах притаилась опасность: "Палаемон, ты случайно не пил с другими солдатами вчера вечером? Я не потерплю такого поведения от Капитана Королевской Гвардии. Безусловно, ты знаешь об этом", - едва заметно покачала она головой.

"Нет. Конечно же, нет, Завоеватель". - Но протест прозвучал довольно нерешительно, особенно после того, как сопровождался серией предсказуемых движений, которые даже близко не попали по цели. Последнее обстоятельство рассердило Зену и она предприняла свою собственную атаку, решив преподать капитану урок. Однако она очень скоро обнаружила, что каждый раз ее меч натыкается на клинок противника. Разгадав обман, она рассмеялась, гордясь своим спарринг партнером.

"Пытаешься обмануть меня? Думаешь, я настолько самонадеянна?"

"Никогда... не повредит... попытаться получить... небольшое... преимущество". – Палаемон тяжело дышал, перейдя в свою очередь в наступление. Его приятно удивил тот факт, что он оказался способен заставить ее отступить к южной стене. Возможно, его стратегия работает. Он удвоил усилия, используя при этом все свои навыки. Выпад, блок, удар, разворот, новый выпад.

Бросив взгляд через плечо, Завоеватель увидела приближавшуюся стену. Несколько быстрых шагов назад и она увеличила дистанцию между собой и капитаном. Как она и надеялась, Палаемон принял ее отступление за страх и устремился за ней. Огласив комнату боевым кличем, Зена бросилась на стену, по инерции взбежала по ней и, разогнавшись, - прыгнула… Ловко перелетев над головой Палаемона, она приземлилась в аккурат у него за спиной и, шутливо постучав по плечу, приставила свой меч к его горлу. Капитан опустил оружие, признавая свое поражение.

"Женщины всегда наиболее опасны, когда кажется, что они отступают, Палаемон. Никогда не забывай об этом", - прошептала она ему на ухо.

Тепло от ее дыхания послало легкую дрожь по его позвоночнику. Несмотря на свое незавидное положение, Палаемон улыбнулся: "Очередной урок, полученный из ваших рук, Завоеватель". - Ему бы хотелось иных, более частных уроков, но он был достаточно мудр и знал, что такой просьбой только укоротит свою жизнь.

Зена опустила оружие и направилась к своему слуге, предусмотрительно протягивающему ей полотенце. Небрежно стерев легкую испарину с бровей и шеи, она с кошачьей грацией устроилась на троне.

"Какие дела на сегодня, Нестор? Что нового, способного развлечь меня?"

Нестор – высокий, худой королевский секретарь, - был похож на огородное пугало, окончательное сходство с которым ему придавали волосы, по цвету и строению напоминавшие собой пучок жесткой соломы.

"Конкурс истины, моя госпожа", - прогнусавил он, справившись со свитком. Голос королевского секретаря всегда звучал так, будто кто-то зажал ему нос.

Подняв левую руку, Зена быстро провела ею по волосам, наспех приводя их в порядок. "Ах… Я почти забыла об этом". – И действительно, она забыла. Она все еще недоумевала, почему решила объявить вчера о конкурсе. Просто в то время это казалось ей довольно удачной идеей. - "Зачитай правила конкурса, Нестор".

Секретарь, чей длинный нос и в самом деле был настолько тонким, что казалось, только недавно покинул тиски, тут же уткнулся им в пергамент и начал читать: "Каждый соперник должен дать определение, что такое истина. Жюри из трех философов решит, какое определение является правильным... и если вы согласитесь с их решением... победитель будет награжден, как вы посчитаете нужным".

"А проигравшие?"

Нестор просмотрел свиток до конца, но так и не нашел никаких предписаний для проигравших участников.

"Моя госпожа, я жду ваших указаний".

Зена прикусила губу, задумавшись: "Мне кажется, что истина - если она существует - не должна быть свободной. Точно также как процесс ее постижения не должен быть свободным от... боли. Разве все философы не жалуются на муки, которые испытывают при столь глубокомысленных размышлениях?" - Завоеватель рассмеялась, и не думая скрывать свое презрение к таким людям. По ее мнению любой трудоспособный человек, для которого война не была основным увлечением, просто бесполезно растрачивал себя.

"Да, моя Госпожа". - Секретарь с тревогой ожидал, какое наказание должны понести побежденные. Завоеватель бывала такой... выдумщицей... время от времени.

"Чего стоит истина? Руки? Ступни? Ноги? Жизни?" - Внезапная мысль вдруг снизошла на правителя. - "Нестор, тот оракул, который посетил меня в прошлом году и предупредил о регентах. Ты помнишь, почему - по его словам, - он мог видеть будущее?"

Нестор медленно кивнул, улыбка заиграла на его тонких губах. "Да, моя Госпожа, поскольку он не мог видеть настоящего".

Устраиваясь поудобнее на троне, Зена придумала наказание. "Это тогда и будет моим даром тем, кто не в состоянии увидеть настоящую истину: я дам им возможность увидеть их будущее". - Она щелкнула пальцами. - "Запиши это: все, кто солжет - должны быть ослеплены". - А в сторону пробормотала: "Возможно, это уменьшит число дураков, которых я должна вынести сегодня".

После возвращения Зены из ванной и переодевания, Нестор распорядился принести еды и установить ее на столике рядом с ней. Пока она наблюдала, Митрус - ее дегустатор, - вышел вперед, чтобы испробовать предложенные блюда: жареного перепела, вареные овощи и сладости.

Королевские стражники насильно привели философов из Коринфской Академии и, неделикатно толкнув, усадили по левую руку от Завоевателя. Раскрасневшиеся после принудительного, форсированного марша, трое мужчин тяжело дышали, переводя дух.

Зена наклонила голову, и Нестор в ту же секунду был рядом, ожидая инструкций.

"Я не хочу видеть тех... 'людей’. Я уже страдаю от яркого света их бледной кожи и лоснящихся голов". - Завоеватель прикрыла глаза рукой, будто закрываясь от слепящего блеска. - "Пересадите их".

"Да, моя Госпожа". - Нестор передал пожелание Палаемону, который немедленно подал сигнал трем стражникам, которые привели ученых мужей в Большой Зал. Совершенно не церемонясь, охранники тут же схватили и оттащили философов подальше из поля зрения своей королевы.

Зена - Завоеватель Греции, - хотела быть арбитром сущности истины.

Ей это нравилось: это стало бы еще одной строкой в списке ее достижений. И все же один титул ей хотелось иметь в особенности: Завоеватель Рима и Палач Цезаря. Она все время мечтала о нем, страстно желая получить больше всех остальных, но он все еще был вне досягаемости.

Цезарь был единственным человеком, кому когда-то удалось взять над ней верх, кто использовал ее точно так же, как теперь она использовала других. Человек, который сломал ей ноги и почти уничтожил ее дух. Человек, который в настоящее время управлял Римом и своей империей. Тот, кто знал о ее истинных слабостях.

"Настанет день, Цезарь, и я разделаюсь с тобой".

"Моя госпожа?"

Зена даже не подозревала, что произнесла последнюю фразу вслух. Сердито посмотрев на державшегося поблизости секретаря, она махнула рукой, отсылая его прочь. Взглянув на все еще живого Митруса, она взяла ближайшее печенье и праздно задалась вопросом, почему все дегустаторы похожи на крыс.

"Провозгласите условия конкурса и посмотрим, найдется ли доброволец, кто осмелится указать трону, что такое Истина".

Палаемон, который наблюдал за разворачивающимся зрелищем со скрытым интересом, всерьез сомневался, что кто-либо вызовется. Однако обещанное вознаграждение от Завоевателя наверняка соблазнит некоторых. Интересно, что получит победитель. И стоит ли рисковать ради этого своими глазами? И тем, что она узнает его имя. Разумеется, я каждый день рискую своей жизнью, надеясь, что она не устанет от меня. Если мне доведется прожить достаточно долго, то, безусловно, я прославлюсь. Я стану ее лучшим Капитаном Королевской Гвардии. Возможно, мне выпадет честь спасти Завоевателя в сражении против Рима или даже привести Цезаря в цепях. Или убить последнего из тех необычных животных - Кентавров. Боги, все, чего мне хотелось, с тех пор как я стал достаточно силен, чтобы удержать меч, - это сражаться рядом с нею. И возможно только однажды увидеть какой-нибудь отклик в тех глазах, которые снятся мне каждую ночь.

3
{"b":"261037","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Избранные
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Обаятельное чудовище
Всё хреново
Повседневная жизнь петербургской сыскной полиции. Том 1
Рабочие отношения. Как договориться с трудным начальником
Скопление неприятностей
Академия темной магии. Умереть, чтобы выжить
Тайна Таро Ленорман. Узнай свое будущее! 36 карт. Инструкция к гаданию