ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вас тут вполне достаточно…

— Ё-мое, Крипе слишком осторожен. Он не дает нам ни малейшей возможности.

Гернзеец перестал нарезать круги.

— И поэтому мы притащили тебя сюда.

— Хотите, чтобы я его пришил?

— Нет, мы хотим, чтобы ты сделал так, что его сможем пришить мы. Приведи его ночью в убойный цех. Оставь одного. Просто приготовь его для нас тепленьким, вот и всё.

— Это то же самое.

— Этот мерзкий мужик — подлый убийца. Видел, что происходит из-за него? Это так и надо? Ну-ка, чувак, скажи-ка мне, это, по-твоему, так и надо?

— Нет, конечно. Но я не могу это сделать.

— Крипе от тебя не отвяжется, ты знаешь. Тебе кажется, то, что было сегодня, отвратительно, а он будет водить тебя в это помещение снова и снова, пока ты, блядь, не поверишь в то, что он с тобой делает. Тебе сегодня понравилось? Хочешь так себя чувствовать каждый день? Это придет, пижон-чик. И рано или поздно, если у тебя останется хоть капля мозгов, ты пожелаешь ему смерти, как и любой из нас.

— Я не могу этого сделать.

Стивен покачал головой, перед глазами у него поплыло. Он снова был в убойном цехе под кровавыми фонтанами. Со всех сторон в него тыкали хуем, он падал, пока не утонул в бассейне коровьих кишок. Воздух был красным, было тяжело дышать. Глаза закатились, закрылись, он падал в красном дыме, и струи спермы в горячей воде ударялись в него, догоняли сзади слова Гернзейца:

— Поразмысли об этом, чувак. Однажды ты захочешь этого так же сильно, как мы… Если не сломаешься раньше.

Он очнулся у стока на границе территории мясоперерабатывающего комбината. Ночь еще не закончилась, одежда на нем была мокрой. Он побрел домой. Было не так уж плохо, потому что люди давно спали.

Свет на кухне был включен, и Зверюга сидела за столом, зажав в кулаке вилку, перед ней стояла пустая тарелка. Утреннее городское небо за окном выглядело болезненным — напоминало грязную простыню больного лихорадкой, измазанную потными выделениями ночных часов. — Где мой блядский ужин? Я всю ночь жду, скотина. Ты где был?

Она скверно выглядела. Складки жира под подбородком посерели, глаза слезились. Казалось, ей тяжело ровно сидеть за столом. Стивен слишком устал для разговоров. Невероятно устал. Он подхватил для нее тарелку и для себя, проковылял в ванную. В нем, мертвецки усталом, измученном, полном отвращения к самому себе, жила некая тусклая память о плане, который уже запущен и требует продолжения и подпитки.

Ванная комната в флюоресцентном свете раннего утра выглядела голой и грязной. Он посрал мягким бледным говном, выходившим длинными тонкими бесформенными полосками. Жопа запачкалась, но он не заморочился подтереться, просто притащился назад в кухню и сел перед Зверюгой. Поел, не глядя на нее, вздрагивая, когда глотал гниющую массу. Но было не так мерзко, как раньше, усталость и привычка одолели сопротивление желудка.

И Зверюга поела, но защитная реакция у нее не выработалась, после первой же вилки она сблевала. Но есть не перестала, и Стивена радовали хлюпающие, скрипучие и удушливые звуки, издаваемые ею, пока она извращалась над тарелкой.

— И еще ты мне, блядь, не приготовил завтрак.

Стивен доел, покинул Зверюгу в луже блевотины, сам протошнился в комнате и рухнул на кровать. Пес поползал по комнате, обнюхал его вещи в запекшейся крови, потом свернулся калачиком и отошел ко сну.

Глава восемнадцатая

Вторая половина дня, на работу идти поздно. Стивен открыл глаза и, лежа, попытался определить, как он себя чувствует. Он боялся пробуждения, думая, что оно принесет последние убийственные ветви времени, проведенного в убойном цехе, — неминуемое признание унижения. Он ждал, что встанет запятнанным виной в том, что отнимал жизнь. Но все было не так. Ему было легко, он избавился от нечистот, обычно обрекающих его на нерешительность и страх. Как тогда в автобусе, он от чего-то освободился. Ему было сказочно хорошо.

Выходя из квартиры, он прошел мимо Зверюги, до сих пор сидевшей, навалившись на кухонный стол. Она, похоже, не двигалась с самого рассвета. Стивен задохнулся, голова закружилась от прилива крови. Он осторожно к ней приблизился. Могло ли все произойти так быстро от всего лишь двух порций? Он медленно протянул руку пощупать пульс на жирной шее. При мысли о будущем его рука затряслась. Но только пальцы его дотронулись до ее кожи, как по ней пробежала судорога, она фыркнула, обернулась и мутно на него посмотрела, стараясь сфокусировать взгляд.

— Ты куда?

— На работу.

— Мразь ебаная. Как ты мог оставить мамочку здесь, вот так, на всю ночь? Как ты мог, когда мама всю жизнь желала тебе только добра?

— Ты нехорошо выглядишь.

— Ха! Не обманывай сам себя, Стивен. Маме все известно про еду.

Она остановилась, набрала полный рот соплей из носа и плюнула на пол.

— Я протяну дольше, чем ты. Куда пошел?

Стивен вышел из квартиры. Безумный ее вопль проник сквозь деревянную дверь, когда он закрывал ее за собой:

— Что, блядь, с моим завтраком?

Наверху, на пятом этаже бред еще не унялся. Квартира была сплошной помойкой, и Стивен обнаружил, что Люси пытается с помощью зеркальца заглянуть себе в пизду. Она была рада его видеть и почувствовала облегчение, когда он обнял ее.

Они сели рядышком на кушетке и стали играть, будто они друг в друга влюблены. Каждый знал, что это не по правде, но оба они нуждались в этом обмане.

— Хочешь, я буду жить у тебя?

— Скоро будешь.

Стивен отнес ее в спальню, потому что знал, что мужчины так себя ведут с женщинами. Он произнес заученные фразы, и они потрахались. Ранним вечером они строили планы по всяким мелочам — расстановка мебели, в какой цвет покрасить дом.

Потом опять трахались. Он накачивал ее спермой, пока бедра ее не стали липкими. Ребенок был частью счастья, которое ему показал телек, к тому времени, как он родится, Зверюга умрет, они будут все вместе в безопасности жить в его квартире. В его квартире. ЕГО квартире. Да, так и будет. Он сделает так, что это случится. Он заполнит свою квартиру Люси, ребенком и прилежно скопированным образом жизни.

Ночью он встал, поел сырого мяса из холодильника Люси, дабы быть уверенным в действенности своего говна.

Люси поцеловала его у двери, и на следующее утро он ушел. Он думал о слове «жена», вдыхал запах облицовки из сосновых и кедровых досок и кожаной обивки новехонького джипа, стоящего под солнцем. Замки щелкают, ворота открываются и закрываются вдоль лабиринта, открывается путь, который принадлежит ему, если только у него достанет сил.

Он покормил Пса и пошел искать Зверюгу. Она в полусознательном состоянии лежала на полу перед своей комнатой, вся в моче и блевотине.

— Вставай, мама. Пора завтракать.

Она не пошевельнулась, когда он ее пнул, поэтому, обхватив ее за лодыжку, он потащил ее по коридору на кухню. Платье задралось до бедер, потом еще выше, и Стивен увидел, как открылась перемазанная липкая пизда с седыми волосами. Деревянные щепки облепили и покарябали комья жира вокруг ее задницы. Зверюга немного пришла в себя.

— Отъебись от меня, засранец. Пошел на хуй.

Хлопья засохшей блевотины свисали у нее с подбородка. Она попыталась сесть, но Стивен продолжал ее волочить.

— Еще немного осталось, мама.

Он взгромоздил ее на стул и оставил так с хрипом возвращаться к жизни, а сам ушел в ванную.

Дерьмо напоминало по цвету миндальную кожуру и было почти жидким. Оно сильной струей брызнуло из жопы и запачкало большие пальцы, которыми он держал тарелки под задницей. Мясо Люси отлично работало.

— Приятного аппетита, мама.

К говну Стивен подал нарезанный белый хлеб.

— Кушай, пока не остыло.

Зверюга подняла упавшую голову и неуклюже обмакнула кусок хлеба в дымящуюся массу.

— Думаешь выиграть, но до этого еще далеко. Силенок не хватит. Я тебя знаю, Стивен, нечего тебе и думать меня убить.

— А я не пытаюсь убить тебя, мама. Просто хочу, чтобы ты питалась правильно, а не всей этой хренью, которую ты обычно готовила.

15
{"b":"26109","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пассажир
Преступное венчание
Bella Figura, или Итальянская философия счастья. Как я переехала в Италию, ощутила вкус жизни и влюбилась
Английский пациент
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Роковой сон Спящей красавицы