ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голос Гернзейца посуровел, Стивен увидел, что мышцы на морде напряглись.

— Теперь хватит пиздаболить, расскажи, как все

будет.

— Если вообще будет, то так, как мне хочется.

— Делай, как считаешь нужным, чувак. По хую, сколько на это потребуется времени.

— Я собираюсь этим заняться.

— То есть?

— Можешь побыть здесь и посмотреть, но убью его я.

Гернзеец секунду помолчал, переваривая, потом выдал:

— Ну надо же! И что стряслось с мальчиком, блевавшим, когда кто-то стрелял одну из нас, сраных коров? Ну, не знаю, чувак… Хотелось самому сделать этого педрилу. И стаду хотелось поучаствовать.

— Вы до него без моей помощи не доберетесь. Сам сказал, он слишком осторожен.

— Ну, мы и подождем, пока он расслабится.

— Можете ждать хоть всю жизнь, все равно до пего не доберетесь. Сам знаешь. Решай — даешь мне убить его или он остается жить.

— Чувак, мне это не нравится. Ты хочешь то, что принадлежит нам.

— Если он сдохнет, то сдохнет. А раз вы можете отсюда посмотреть, как все пройдет, то и что за разница? И потом, на что вы сами годитесь с эдакими брюхами?

— Задай ему хороших пиздюлей. Что ты хочешь сказать?

— Посмотри на мои руки.

Стивен поводил пальцами.

— Я могу кое-что, вам недоступное. Я ему врежу посильнее.

Жуя жвачку и шумно дыша, бык изучал Стивена. Потом сглотнул и топнул.

— Ладно, чувак. Не очень мне это по душе, но ладно. И мы соберемся всей толпой, ты понял?

— От начала до конца.

— Лады. Что ты придумал?

— Следите за убойным цехом после конца смены. Идите, как только нас увидите.

Гернзеец кивнул и растворился в полумраке трубопровода.

Оставалось совсем немного времени до возврата к кручению мяса, и Стивен использовал его на подготовку к вечеру.

Крипе в одиночестве сидел в убойном цехе, уставившись на рану в голове мертвой коровы. Увидев Стивена, он выпрямился и быстро к нему подошел.

— Привет, сынок. Хорошо выглядишь. Как и положено мужику — без страха перед убийством, без страха перед самим собой.

— Хочу опять попробовать.

Крипе обнял его.

— Конечно, попробуешь, сынок. Конечно, попробуешь. Тебя давно не было.

Остаток дня Стивен провел, пытаясь освобо диться от нарастающего напряжения. Он швыря.) мясо в желоб мясорубки настолько быстро, на сколько машина могла выдержать. Ему хотелос бегать по цеху, носиться по нему сломя голов; визжать, орать, крушить предметы. Но это бы н к чему хорошему не привело. И ничто не замени радость от превращения в другого человека.

Глава двадцать четвертая

Когда рабочие разошлись по домам и на заводе стихло, Стивен вернулся в убойный цех. Там были только Крипе и корова в рваче. Что-то в дальнем конце помещения капало из крана на бетон. Галоген над рвачом горел, но остальные лампы были потушены, и трудно было что-либо разглядеть за пределами ярко-фиолетового конуса света.

Вид коровы в рваче вызвал в Стивене неожиданный приступ разочарования. Он пожалел, что там не человек. Это удвоило бы очки сегодняшнего вечера.

— Я приготовил ее для тебя, чувак. Ух ты, с какой готовностью ты приходишь сегодня. Какая уверенная у тебя походка. На этот раз блевать не будешь.

— С рвотой я справился.

— Я знаю, чувак. Вот, держи нож.

Лицо Крипса вытянулось в усмешке. Ширинка у него была расстегнута, из нее торчал член, направленный к крыше. Стивен взял нож, электрический фленшерный нож, размышляя, долго ли ему придется ждать. Может, коровы ждут некого сигнала?

— Я лучше пушкой.

— Как знаешь. Давай мне нож, я буду работать им.

Крипе нажал кнопку на рукоятке, и восемнадцатидюймовое лезвие зажужжало. Стивен отвел арбалет от убойной платформы, потянув за утолщение за рукоятью. Свист сжатого воздуха в пушке резко прозвучал в пустом помещении, и корова в рваче дернулась. Крипе обошел ее и встал поближе к голове животного. Кивнул Стивену:

— В челюсть.

Стивен оглянулся назад, но не увидел коров, которые приближались бы из обступающей темноты. И он пальнул из пушки в животное, попал в нижнюю челюсть между подбородком и щекой. Корова завизжала через нос и задергалась в рваче. Ранена она была не смертельно, но рот разбился вдребезги и повис, истекая кровью.

— Вот это было отлично, чувак. Ни малейшего колебания.

Крипе подмигнул Стивену, потом сунул лезвие между сочащимися кровью губами и резанул назад, держа рукоять обеими руками, сквозь коровью голову — сквозь уголки рта, под глазами, загнал глубоко в череп, на дюйм ниже ушей, затем вывел нож наружу через шею. Весь верх коровьей головы слетел в кровавом извержении. Крипе визгливо хохотнул и окунул лицо в красный фонтан, окунул сложенные чашечкой ладони в ровно срезанную половину мозга, лежавшую на плоской костяной тарелке, оторвал ее от позвоночника и поднял. Где-то на полу Крипе отыскал вторую половинку и протянул обе Стивену.

— Чувак, будь любезен.

Стивен держал куски мозга наподобие булочки, пока Крипе елозил между ними хуем туда-сюда, пока не кончил. Густая серая масса набилась Крипсу в складки крайней плоти, и сперма, забрызгавшая Стивену запястья, окрасилась в розовый.

Закончив, Крипе облокотился о край убойной платформы, утирая лицо. Между приступами удушья его разбирал смех. Волосы Крипса были густо вымазаны кровью, морщины на лице покраснели. Стивен стоял позади него, поигрывая пушкой.

— Я могу гордиться тобой, чувак. Тебе пришлось преодолеть больше, нежели другим. Ты доказал, что это действует для всех.

— Ага, оно действует.

Пришли коровы. Стивен различил их смутные очертания за занавесом из света, они шли осторожно, тихо, они приближались. Крипсовы глаза были залиты кровью, и сразу он их не заметил. Стивен собрался с духом.

— Но с людьми даже лучше.

— Тут ты прав. Эти твари — лишь жалкая замена. Что там? Копыто шаркнуло по бетонному полу, потом тишина.

— Здесь кроме нас что-то есть. Надо сваливать.

Стивен бросился от убойной платформы, потом остановился как вкопанный, когда коровы вышли на свет. Десяток коров сплошным полукругом выстроился вокруг рвача. Крипе был в ловушке.

— Стреляй. Я давно подозревал что-то в этом роде. Они убьют нас, если мы дадим им малейший шанс.

Крипе ни капли не испугался. Плавным и неторопливым движением нажал переключатель на ноже и выставил его перед собой.

— Убьют тебя не они, Крипе.

Крипе в хмуром недоумении взглянул на него через плечо. Стивен сделал резкий выпад вперед и выстрелил из арбалета ему в колено. Крипе ругнулся и выронил нож. Сустав был раздроблен, белые куски кости торчали сквозь кожу и ткань брюк.

— Ты что, сынок?

— Они хотят отомстить. Они давно ждут.

— Но ты? Что связывает тебя с этими животными? Ты должен быть со мной.

— Я делаю то, что ты показал мне. Гамми — этого мало. Моей мамы тоже. Я убил ее, но надолго мне этого не хватило. Я хочу еще, причем тебя. Ты должен понять, Крипе.

Крипе оперся на перила платформы. Сказал спокойным голосом:

— Я раскрыл тебе секрет, и ты все равно сможешь это сделать? Гернзеец выступил вперед и ударил Крипса по перебитому колену. Тот рухнул на пол.

— Закрой ебало, мужик. Пора идти. Пошли, Стивен.

Стивен поднял фленшерный нож, проверил, хорошо ли тот работает, потом поволок Крипса по полу к открытой вентиляции. Сначала проскользнули коровы, следом Стивен взвалил Крипса на спину Гернзейца.

Затем он сам залез в трубу, толкнул решетку на место, вскарабкался позади Крипса, и компания тронулась. Крипе пытался подняться, но Стивен крепко его держал и треснул по башке ножом так, что тот потерял сознание.

На этот раз в пути коровы не беседовали и не шутили. Полные решимости завершить начатое, они шли быстро, и в этот короткий промежуток между пленением и казнью Стивен мог расслабиться. Его убаюкали четкий шаг животных, ритмичное покачивание, играющие под кожей мышцы. Он закрыл глаза и позволил нести себя, погрузившись в воспоминания о силе, открывшейся ему в ночь, когда Зверюга задохнулась его говном.

20
{"b":"26109","o":1}