ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава тридцать седьмая

Он очнулся в узком бетонном туннеле, где забился в маленькое пространство между гладкими стенами. Подбородок вжал в колени, а жопой сидел в грязном ручейке шириной дюймов в шесть. Изнуренный свет пробивался сквозь решетку прямо над его головой, и тусклые картинки воспоминаний заиграли на прутьях: как он упал с тротуара в канаву, безумно царапался о чугунную крышку стока, люди останавливались, смеялись, когда он все-таки сдвинул ее и полез головой под защиту темноты, а потом как крыса стремглав ринулся туда, где нечего бояться. Потом смертельная слабость и чернота.

Начинался вечер, Стивен продрог, промок и проголодался. Возвращаться некуда — ни жены, ни квартиры, ни уютной берлоги; в сгущающихся сумерках его нытье эхом разносилось по трубам.

В потоке городской мочи он ненадолго заснул, неподвижный, как мертвец. А после пробуждения разум его, яростно пытавшийся помочь другу, нашел единственный оставшийся у него источник любви. Он пронесся по глубинам города и вернулся, принеся образ коровы.

Очень долго он не узнавал туннели. Он полз, пока они не стали шире, и можно было встать, потом пошел. Он наугад бродил по канализационным трубам, переплывал артезианские потоки, протискивался в трещины в земле города. И наконец зашагал увереннее, поворачивал и менял направление, не раздумывая, потому что знал, что идет правильно, ведомый тяготением к другим живым существам, существам, которые примут его в свою компанию. Имитация материнской любви, трах с телкой, коровья дружба.

И вот он близко, он знал, что доберется — первый знакомый кирпич, дворик, каменный изгиб.

Город наверху трясло от полуночных радостей, но для Стивена он больше не существовал. Никогда не было у него ни дома, ни женщины, ни собаки. Ни телека, ни дней, ни ночей, ни взросления, ни жажды другой жизни. Зато всегда были только эти лабиринты, а самом конце — стадо.

Он пошел быстрее, его тянуло туда, назад, там его сердце.

Глава тридцать восьмая

Еще чуть-чуть. Скоро он будет среди них, черной дырой напьется их любви, а их дружба опутает его веревками безопасности.

Сперва он вдохнул их аромат, резкий запах навоза и пота, затем прислушался. Не отдыхают, где-то носятся, приближаются к нему взрывом шума. Приближаются слишком быстро, остановиться не могут. Да и не желают, все мысли лишь о скорости и как бы ее набрать.

Стивен запрыгнул в нишу — коровы ворвались в его участок туннеля. Смотрел, как они бегут сумасшедшим сгустком рогов, глаз и объятых движением тел, гонка слишком захватила их, и они его не заметили. Он почувствовал их увлеченность, захотел присоединиться к ним, потеряться в чистоте их бега, свободного от истощающих тревог, пригнавших его сюда.

Впереди Гернзеец. Вот пидор.

Потом звуки растворяются, копыта стучат тише… и тишина. Зал опустел, все ушли на рейд. Но они вернутся, перепачкавшись кровью и насытившись —пристрастие к человечине, на которую их подсадил Стивен, после последней дозы возросло.

Тем временем ручей все журчал, и все стоял холм Гернзейца. А в центре коровьего заповедника пыхтел Стивен… Да, это место годится для дома.

Позади насыпи под коркой засохшего коровьего дерьма лежали твердые и гладкие кости Крип-са. Стивен присел на корточки, запустил руку в белесую кучу, сохранившую высохшие остатки тканей, и сомкнул пальцы, словно перед ним была душа. Он долго так стоял с закрытыми глазами, не зная, что делать дальше, просто вспоминал кошмары, приведшие к славе, под руководством Крипсова безумия.

Он снова открыл глаза, и ему захотелось взять тяжелый и опасный предмет, поэтому он вырвал бедерную кость Крипса из углубления. Кость была сломана чуть выше колена, и один конец заострился, как копье. Стивен взвесил ее в ладони и остался доволен.

На вершине холма он перебрал в памяти сцены своего последнего визита сюда — обернувшиеся к нему коровьи головы, обожание, готовность следовать его приказам. Зал лежал перед ним, раскрывшись, ждал, когда он заполнит его, умолял унести его пустоту и стать его маткой. Так получалось раньше, ведь коровы охотно повиновались его словам, и, разумеется, у него получится опять.

Но теперь это жизненно важно. Больше нет Люси и дома, куда можно вернуться в случае неудачи.

Он зарылся позади холма под кости Крипса и какашки Гернзейца и принялся ждать.

Стадо долго не появлялось, и Стивен заснул. 'Проснулся от дрожащей земли. Возвращались коровы, они кружились по комнате, притормаживали, швыряли человеческие трупы перед насыпью и выстраивались поближе друг к другу. Стивен прислушался к их тяжелому дыханию и резким нетерпеливым движениям из-под поскрипывающего одеяла из экскрементов. Разглядеть удавалось лишь вершину холма и стоявшего на нем как вкопанная пушка Гернзейца, который следил за стадом.

— Я снова привел вас в рай! Я добыл вам мясо жизни! ЖРИТЕ!

Стивен стиснул в руках бедренную кость Крипса. С другой стороны холма донеслись звуки раздираемых мяса и хрящей — коровьи рты чавкали, истекая слюнями — но эти звуки не забивали рев от предвкушения пиршества, оглушивший его. Вот бы пустить в расход этого надутого мудака, спиздившего идею.

Немного позже стадо утихомирилось и задремало. Маленькая чалая телочка взобралась на насыпь к Гернзейцу и вытащила его двухфутовый хуй с выступившими венами. Стивен наблюдал, как проскальзывает внутрь длинный черный предмет, и его сильнее, чем когда-либо, потянуло быть рядом с другим живым созданием, чтобы его любили и заботились о нем. Он закрыл глаза и вспомнил давящуюся говном Зверюгу, освежеванного и истекающего кровищей Крипса, голову женщины, лопнувшую от удара о стену на станции метро, — Стивен готовился к моменту, когда стадо заснет.

Вот уже час от стада не доносилось ни звука, и Стивен осторожно вылез из навозного ложа, напряг руки и, не выпуская бедренной кости, вскарабкался на холм. Чалая дрыхла. Гернзеец бодрствовал и созерцал спящие ряды коров. Стивен быстро шагнул вперед и присел на корточки. От удивления быка передернуло.

— Блядь!

— Как успехи, майн фюрер?

— Ты совершил ужасную ошибку, придя сюда, пижончик.

— Выбирать не пришлось.

— Смертельную ошибку, тут тебе нет больше места. Теперь я главный.

Стивен почувствовал знакомое жжение близкого убийства, наплыв какого-то химического элемента из кишок, от которого сила удваивалась, а мышление невероятно прояснялось. И только бык начал подниматься на ноги, Стивен уже знал, как действовать.

Боковым зрением он заметил, что чалая подняла голову и открыла глаза. Она глядела на него с любовью, и он знал: она надеется, что он победит.

Гернзеец расправил задние ноги и уже собрался поднять переднюю часть туши с колен. Стивен на миг сжался, вскочил, уверенно сжимая кость двумя согнутыми руками. Заостренный конец легко порвал нежную бежевую шкуру на шее, вошел внутрь и вскрыл вену. Гернзеец булькнул и зашатался. Треснулся подбородком о землю. Стивен попытался выдернуть кость, но та засела в мясе слишком глубоко, пришлось опереться ногой о бычью щеку и потянуть. Из образовавшегося отверстия хлынула струя густой крови.

Гернзеец бился в конвульсиях, стараясь поднять голову и вдохнуть воздуха. Кровь вперемешку с соплями затопила его морду. Стивен чувствовал себя богом. Он вновь ударил в верхнюю область шеи прямо под черепом. На этот раз заостренная бедренная кость Крипса вошла легче и вышла наружу с другой стороны.

Стивен не попал в позвоночник, но тяжело раненный Гернзеец сопротивлялся такой навязчивости и согнул задние ноги. Стивен расхохотался, запрыгнул ему на спину и стал бить костью снова и снова, пока от груди и ниже не вымок в крови.

На десерт, чтобы быть абсолютно уверенным, он разыскал камень и загнал остатки Крипсовой кости в правое ухо Гернзейца. Бык дернулся назад, плюхнулся на землю, громко пернул и истек говном на вывернутые ноги.

32
{"b":"26109","o":1}