ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время свинга
Тролли пекут пирог
Циник
Помолвка с чужой судьбой
Как я стал собой. Воспоминания
Фатальное колесо. Третий не лишний
Колыбельная звезд
Представьте 6 девочек
Тайная жизнь влюбленных (сборник)

– Приятно видеть тебя в хорошем настроении, дружище, – раздался позади голос Ренци.

– А как же иначе, – ответил Кидд, поправляя манжеты. – Ты готов, Николас?

– А-а! – Ренци помахал пальцем перед собой.

– Что? Ах, да! Я хотел сказать: вы готовы, мистер Ренци?

– Да. Ну что ж, не пора ли нам показаться на люди?

Ренци был одет во все коричневое, точнее, в темнокоричневое: панталоны, сюртук и даже жилет – все было одного и того же цвета. На этом фоне ярко выделялись светло-желтый галстук и такого же оттенка чулки. Словно романтический герой, он надел широкополую темную шляпу и залихватски сдвинул ее набок.

Впервые в жизни Кидд взял в руки трость из черного дерева. Шагая по Соборной улице, он поначалу чувствовал себя неуверенно, то неуклюже наклоняясь вперед и стуча тростью о землю при каждом шаге, то начиная бесцельно вращать ею. Ему никак не удавалось избавиться от неловкости, однако когда случайный прохожий уступил ему дорогу, Кидд почувствовал себя увереннее. Они прошли под городскими часами на главной улице, где сторож при городской ратуше отдал им честь, свернули в ближайший переулок и вошли в мрачный подъезд одного из домов.

– Можно мне представить месье Дюпона? Он будет вашим танцмейстером.

Низенький, с живыми поблескивающими глазами человечек изящно изогнулся, как показалось Кидду в самой экстравагантной позе, затем выпрямился, не отрывая взгляда от гостей.

– Приятно познакомиться с вами, – выдавил из себя Кидд и неуклюже поклонился в ответ. Ренци и Дюпон обменялись взглядами.

– Месье Дюпон будет обучать вас грации и танцам. Вы будете посещать его каждый день и на протяжении часа упражняться в этом искусстве.

– Ну, мистер Кидд, вы все-таки не на борту своего корабля. Сэр, держитесь чуть-чуть свободнее, непринужденнее, – пронесся над манежем громкий голос владелицы конюшни.

«Такой голос легко мог бы долететь, особенно по ветру, от квартердека до носа корабля», – подумал Кидд.

Чувствуя неуверенность седока, лошадь недовольно помахивала распушенным хвостом. Она злобно косилась на Кидда, который безуспешно пытался сесть в седло, прыгая за ней на одной ноге.

Ренци слез с коня и подошел к приятелю. Он проверил подпругу, подергал вниз стремена.

– А, все ясно, конюх решил позабавиться. С такими стременами твои колени окажутся выше ушей. Давай их ослабим.

Ренци немного опустил стремена. Он похлопал лошадь по крупу, и она, почувствовав твердую руку, успокоилась.

– Посмотри, вот верх. Ну-ка ухватись за него. Держишь? Возьмись за эту скобу. Теперь установи по себе длину стремени, оно должно касаться твоего тела вот на таком уровне.

Кидд кое-как взгромоздился в седло и вдруг осознал, как высоко он сидит. Лошадь фыркнула и мотнула головой. Он понял, что не стоит суетиться, а то еще случится что-нибудь ужасное.

– Наконец-то! Кажется, мы все-таки решились проехаться верхом, – прогремел над манежем насмешливый голос хозяйки. – Давайте, начинайте!

Лошадь тяжело поскакала по кругу, и Томас почувствовал себя увереннее.

– Спину прямее, мистер Кидд!

Стараясь держать спину ровней, Кидд проскакал второй круг.

– Господи боже мой! Да, держитесь прямей в седле, мистер Кидд. Двигайтесь так, чтобы ваши движения сливались с движениями лошади, сэр.

Лошадь перешла на рысь, и Кидду понравился такой аллюр. Он даже перестал чрезмерно натягивать поводья, из-за чего лошадь то и дело издавала жалобное ржание. За открытыми воротами лежало широкое поле. Ренци перешел на галоп. Кидд скакал следом за ним. Он слышал только глухой топот копыт и тяжелое дыхание животного. Его охватило радостное пьянящее возбуждение. Почувствовав его настроение, лошадь поскакала быстрее и ровнее.

– Неплохо, мистер Кидд, – услышал он голос хозяйки. – Можно даже сказать, вы делаете кое-какие успехи.

Кидд оглянулся и увидел, как она вынула большие карманные часы.

– Ко мне, – нетерпеливо позвала она.

Кидд заметил, что теперь лошадь слушается поводьев и реагирует на посылы ног. Ему совсем не хотелось прекращать утреннюю прогулку, и от досады он невольно сжал коленями бока лошади. Животное немедленно отозвалось на его движение и перешло на галоп. Инстинктивно Кидд сжался так, как если бы находился на верху мачты или полз вдоль реи, закрепляя на ней парус. Лошадь мчалась через поле, люди бросали на него недоуменные взгляды, когда он молнией проносился мимо. Ветер растрепал его волосы, мерный стук копыт будоражил чувства.

Вдруг он увидел покосившийся деревянный забор, который несся прямо на него. На море судно успело бы развернуться левым бортом… – подумал Кидд.

Далеко позади него раздался слабый крик:

– Натяни поводья! Натяни поводья!

Но ему уже было не до того. Лошадь бросилась прямо через забор. Он сжался в комок. Всадник и лошадь взлетели в воздух. На мгновение стало так тихо, что он услышал стук своего сердца. Лошадь тяжело приземлилась и споткнулась. Кидд чудом не вылетел из седла, а лошадь все мчалась и мчалась по зимнему полю, устланному пожухшим коричневым папоротником, пока они не очутились в лесу. Среди деревьев она замедлила бег и свернула на лесную тропинку. Пытаясь уклониться от хлеставших по лицу веток, Кидд пригнулся к шее лошади. Позади он слышал топот копыт другого коня и чейто далекий голос. Кидд догадывался, что за ним скачет Ренци. Он проскакал мимо изумленного дровосека и увидел широкую просеку, пересекавшую тропинку.

Наугад выбиравшая себе путь лошадь резко свернула на нее. Однако глубокая грязь на просеке умерила ее пыл, она тяжело дышала и быстро перешла с галопа на рысь. Подскакавший Ренци схватил ее за поводья.

– Как дела, дружище?

Кидд широко улыбнулся.

– Быстро мы мчались, а, Николас? Ты мне не поможешь? – задыхаясь, проговорил он.

Ренци еле заметно ухмыльнулся.

– Куда подевались ваши манеры, сэр?

– Что? Ах, да, простите, сэр. Весьма хороший урок.

Они поехали рядом. Просека вывела их на поляну, на которой стоял небольшой домик.

– Ты не спустишься, дружище, чтобы узнать дорогу назад? – предложил Ренци.

Кидд осторожно наклонился вперед, перенес ногу через седло и опустил ее прямо в черную зимнюю грязь, другая нога, как назло, опять застряла в стремени. Лошадь переступила на месте и покосилась на Кидда, вставшего, наконец, обеими ногами на землю. Недовольный собой, он побрел по садовой тропинке к домику.

Из дверей выглянул сутулый старичок с живыми блестящими глазами. Не успел Кидд открыть рот, как тот воскликнул:

– Не могу поверить, неужели это мастер Кидд? Томас Кидд?

– Да, это я, – ответил Кидд. – Мне крайне неудобно, но я вынужден признать, что не узнаю вас, сэр.

Лицо старика разочарованно вытянулось. Вдруг Кидда осенило:

– Разумеется это вы, отец Дин!

Как давно это было, когда этот человек брал его, еще мальчиком, с собой на озеро, чтобы поохотиться с собакой на уток.

– Надеюсь, вы находитесь в добром здравии, сэр? – спросил Кидд.

Священник взглянул на сидящего в седле Ренци.

– Позвольте представить, мой близкий друг, мистер Ренци, – сказал Кидд. – Мистер Ренци, это преподобный отец Дин.

Ренци учтиво поклонился.

– Мое почтение, сэр. Прошу извинить за наше вторжение. Не укажете ли нам дорогу к манежу?

Лицо Дина расплылось в улыбке от удовольствия.

– Конечно, укажу. Только не зайдете ли вы и не выпьете ли со мной чаю, а тем временем Томас расскажет, что он делал все эти годы.

Оставив лошадей пастись за оградой сада, всадники зашли в дом. Отец Дин, не отрываясь, смотрел на Кидда, с восхищением слушая его рассказ о поступлении на морскую службу и последующих приключениях.

– Итак, вы теперь офицер?

Кидд озорно улыбнулся.

– Лейтенант Кидд! – сказал он с нескрываемой гордостью.

– Значит, теперь в глазах всех окружающих вы джентльмен, не так ли?

В ответ Кидд лишь молча поклонился.

Отец Дин внимательно и долго смотрел на Кидда, перед тем как сказать:

6
{"b":"26110","o":1}