ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Список заветных желаний
Бавдоліно
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
Земное притяжение
Тиргартен
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Школа Делавеля. Чужая судьба

– Не так давно, Ваше королевское высочество, причем большую часть времени я провел в Соединенных Штатах.

– А, понятно. В таком случае, желаю вам приятно провести вечер, мистер Кидд.

– Благодарю вас, сэр, – отозвался Кидд, пятясь назад спиной. Выдержав испытание, он с довольной улыбкой повернулся лицом к Терезе.

Внезапно в другой зале раздались звуки труб – сигнал к началу банкета. Все сразу подвинулись к дверям, ведущим в соседнюю залу, однако Кидд помнил о своем положении: как младший офицер он должен был уступить дорогу почти всем гостям. Он стоял в стороне и кивал, улыбаясь, тем, кто, проходя мимо него, задерживал на нем и Терезе взгляд, наконец пришла пора и для них.

Зала была большой, во главе на небольшом возвышении стоял стол, в центре стола сидели принц, его приближенные и почетные гости. Позади двое слуг мягко обмахивали гостей опахалами из огромных страусовых перьев, со вкусом окрашенных в красные, белые и синие цвета. Простые смертные занимали другие столы, вытянувшиеся в несколько рядов под прямым углом к столу принца. Как и предполагал Кидд, им отвели места в самом конце. Однако, к своей радости, он увидел сидящего поблизости Ренци, рядом с которым находилась приятная, хотя и бледноватая особа, украшенная дешевыми украшениями и беспрерывно дергавшая своего кавалера за рукав. Ренци посмотрел на Тома и остолбенел, как будто мир перевернулся с ног на голову. Довольный Кидд представил свою спутницу, объяснив Терезе, что это его близкий друг, но едва он со своей дамой принялись усаживаться, как их остановил придворный принца.

– Сэр, Его королевское высочество просит вас присоединиться к нему, – прошептал он и еле заметно кивнул в сторону принца, подававшего им знак рукой.

У Кидда екнуло сердце, повернувшись к Ренци, он извинился. Предложив Терезе руку, он пошел с ней вдоль всех столов с тесно сидевшими гостями, которые провожали их взглядом, о чем-то тихо переговариваясь. Они взошли на помост и подошли к принцу Эдварду, который, откинувшись на спинку кресла, поприветствовал их:

– Очень любезно с вашей стороны присоединиться к нам.

Не сводя глаз с Терезы, он продолжал:

– Полагаю, вы не знакомы с его высочеством герцогом Швайгерейским и его женой, герцогиней Эдельхайд Сэр, лейтенант Кидд и мадам Тереза БернардиМонжени.

Званый вечер шел своим чередом. Когда подали блюдо из дикой утки, Кидд объяснял принцу кое-какие тонкости морской службы, а когда на столе появилось другое кушанье – седло барашка, он уже рассказывал о своих американских похождениях горбоносому герцогу Швайгерейскому. Передавая Терезе светло-розовый крем, он бросил взгляд на столы, стоявшие внизу. Там в отдалении расплывчато виднелись лица Ренци, капитана Хоугтона и других офицеров, которые не без зависти взирали на принца Эдварда, Терезу БернардиМонжени и на него, Томаса Кидда.

Наконец банкет подошел к концу. Принц встал, шум за столами сразу стих, раздался скрип отодвигаемых стульев, все поднялись. Следуя за принцем, один за другим сидевшие за главным столом гости спустились вниз, принц направился вдоль прохода, кивая в ответ на поклоны и реверансы. Многие с восторгом, но большая часть с откровенной завистью смотрели на Кидда, на губах которого блуждала довольная улыбка.

В прихожей принц остановился и повернулся к Кидду:

– Лейтенант, можете смело возвращаться к себе на корабль. За мадам не волнуйтесь, я лично присмотрю за ней и прослежу, чтобы она вернулась к себе домой.

Слегка растерявшись, но улыбнувшись, Кидд раскланялся.

– Да, лейтенант, я не забуду ту услугу, которую вы оказали мне сегодня вечером.

Тереза посмотрела на Кидда, затем подошла к нему и крепко расцеловала в обе щеки.

– Я никогда не забуду этого вечера, – и попрощалась с ним по-французски. – Всего хорошего, мой друг.

Принц и Тереза уехали. Кидд посмотрел вслед отъезжавшему экипажу, Тереза обернулась и помахала ему рукой. Оставшиеся гости, шумно переговариваясь, толпились возле дома, казалось, все знатные люди Галифакса стремились познакомиться с Киддом, пожать ему руку, пригласить к себе в гости. Перед Томом возник капитан Хоугтон, без слов посмотрел на него, кивнул ему и медленно побрел прочь. Затем к нему подскочил Адамc и принялся жать ему руки.

– Черт побери, если это не самое потрясающее событие века! – искренне воскликнул он.

Наконец появился Ренци. Едва ли не сияя от переполнявшего его счастья, Том легкомысленно обронил:

– Разве она не оказалась самой что ни на есть подходящей леди?

– Дружище, нам надо отойти в сторонку и поговорить. Ренци даже не удосужился представить свою даму, которая стояла за его спиной, надувшись.

– Садитесь в карету, дорогая, – твердым тоном проговорил он.– Я скоро к вам присоединюсь.

Когда они отошли в сторону, Ренци повернулся и обратился к Тому.

– Мой дорогой друг, – они оба остановились. – Не знаю даже, с чего начать…

Он прошелся взад и вперед, не обращая никакого внимания на восхищенные взгляды расходившихся по домам гостей.

– В светском обществе, в высшем обществе… черт возьми, одним словом, то, что ты сделал, произошло либо по дьявольскому наущению, либо от полнейшей наивности! Но, разумеется, весь Галифакс считает это дьявольской хитростью.

– Николас, ты говоришь какими-то загадками. Если это только от зависти…

– Том, при чем здесь зависть? Нет, ты должен знать, что тебе удалось сделать. Ты пригласил любовницу принца на банкет, устроенный самим принцем.

– Тереза – это Жюли? – Том испуганно отпрянул назад. На его щеках проступили красные пятна. Неужели конец всему, конец всей его карьере, эффектное завершение столь многообещающего начала. Настроение его сразу изменилось: на смену радости пришло отчаяние.

– Не совсем так, – Ренци старательно подбирал слова. – Все полагают, ты знал, что Жюли появляется при дворе принца на малых приемах, что принц бережно относится к ее особому положению. Однако на государственных приемах с участием знатных особ из других стран она не имела права показываться. К огромному удовольствию принца, ты ввел ее на великосветский прием под совершенно безупречным предлогом, якобы ты не догадываешься об ее положении. – Ренци усмехнулся: – Сегодня в знатных домах Галифакса многие высокомерные матроны будут с горечью обсуждать и осуждать это происшествие, однако еще большее число джентльменов будут откровенно восхищаться твоим поступком. Ты только подумай, теперь к тебе благосклонно относится сам принц крови. Ты пробил себе путь в высшее общество и вскоре будешь пожинать плоды своей расчетливости и ловкости.

– Где Ренци?

Уже давным-давно рассвело, а Ренци еще не появлялся в кают-компании. В своей каюте Ренци также не было, Кидд не знал, что и думать.

– Ренци? Думаю, он остался там же, в таверне Маннинга. Он уже был хорош, когда я уходил оттуда, – с трудом ворочая языком, подсказал Прингл.

В таверне? Кидд надел китель и схватил треуголку. Он никогда не видел своего друга пьяным. Ренци не мог быть отвергнутым любовником. Женщина, с которой он видел его на банкете? Немыслимо!

Таверну Маннинга морские офицеры посещали с завидной регулярностью, но, к удивлению Кидда, он не нашел своего друга в пивном зале в одном из кресел с высокими спинками, не было его приятеля ни в одном из уединенных кабинетов. Кто-то из подручных хозяина любезно сообщил, что Ренци все еще наверху в снятой им комнате, более того, около полуночи он потребовал две бутылки вина, и что он там один-одинешенек.

Взволнованный Кидд побежал по лестнице наверх. Он долго стучал в дверь, но не добился никакого ответа.

– Николас! – негромко позвал он. – Я знаю, ты там. Позволь мне войти, дружище.

Он снова занеся кулак, чтобы ударить в дверь, и вдруг услышал глухой голос Ренци:

– Благодарю тебя за визит, но я сейчас совершенно разбит. Я вернусь на корабль, но попозже.

– Тот, кто проходит мимо друга, попавшего в беду, – низкий обманщик, а не настоящий друг.

75
{"b":"26110","o":1}