ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы замерзнем. Лето тоже не будет вечно.

Гильденстерн

– Вид довольно осенний.

Розенкранц (разглядывая землю).

– Никаких листьев.

Гильденстерн

– Осенний – при чем тут листья? Что при чем, так это некоторая коричневатость – в конце дня... Она подкрадывается к нам, уж поверь мне... Яблочные и мандариновые тени, как старое золото, окрашивают самые краешки наших чувств, сияющая глубокая охра, жженая умбра и пергамент засохшей земли, мерцающие изнутри и снаружи... фильтруют свет. В такое время, конечно, листья могут и падать, как говорят, но по чистой случайности... Вчера все было сине, точно дым.

Розенкранц (поднимает голову, прислушивается).

– Опять эти.

Отраженные звуки оркестра актеров.

Гамлет

– Благодарю вас, сэр.

Воин.

– Храни вас Бог, милорд. (Выходит.)

Розенкранц срывается с места и идет к Гамлету.

Розенкранц

– Идемте, принц?

Гамлет

– Я догоню вас. Вы пока идите.

Гамлет поворачивается спиной к залу. Розенкранц возвращается назад.

Гильденстерн смотрит в зал, не двигаясь.

Гильденстерн

– Он там.

Розенкранц

– Да.

Гильденстерн

– Что делает?

Розенкранц (посмотрев через плечо).

– Разговаривает.

Гильденстерн

– Сам с собой?

Розенкранц

– Да.

Пауза. Розенкранц собирается уходить.

– Он сказал, что можем идти. Вот те крест.

Гильденстерн

– Я предпочитаю знать, где я. Если я даже не знаю, где я, я предпочитаю знать это. Если уйдем, ничего уже знать не будем.

Розенкранц

– Что – знать?

Гильденстерн

– Вернемся ли назад.

Розенкранц

– Но мы не хотим возвращаться.

Гильденстерн

– Это, может, и так, но хотим ли мы идти?

Розенкранц

– Мы будем свободны.

Гильденстерн

– Не знаю. Небо везде одно.

Розенкранц

– И мы уже немало отмахали.

Он двигается к выходу. Гильденстерн следует за ним.

– И вообще – всякое еще может случиться.

Уходят.

Затемнение.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Полная темнота.

Слабый шум моря.

После нескольких секунд молчания – голос из темноты.

Гильденстерн

– Ты здесь?

Розенкранц

– Где?

Гильденстерн (горько).

– Недурное начало.

Пауза.

Розенкранц

– Это ты?

Гильденстерн

– Да.

Розенкранц

– Ты в этом уверен?

Гильденстерн (взрываясь).

– О-Господи-Боже-Правый!

Розенкранц

– С нами, значит, еще не покончено, а?

Гильденстерн

– Мы же здесь, не так ли?

Розенкранц

– Да? Я ни черта не вижу.

Гильденстерн

– Но думать-то ты ведь еще можешь, не так ли?

Розенкранц

– Думаю, да.

Гильденстерн

– И говорить.

Розенкранц

– Что я должен сказать?

Гильденстерн

– Не важно. И можешь еще чувствовать, верно?

Розенкранц

– Ага. Еще, значит, поживем.

Гильденстерн

– И что ты чувствуешь?

Розенкранц

– Ногу. Чувствую, что чувствую ногу.

Гильденстерн

– Ну и как она?

Розенкранц

– Омертвела.

Гильденстерн

– Омертвела?

Розенкранц (в панике).

– Я не чувствую ничего!

Гильденстерн

– А ты ее ущипни.

Розенкранц (секунду спустя).

– Ай! (Пауза.) Извини.

Гильденстерн

– Это уже лучше.

Длинная пауза. Шум понемногу нарастает, становится ясно: это – море. Судно скрипит, ветер свистит в снастях, издали слышны возгласы матросов, отдаются команды.

Лево на борт!

Так держать!

Убрать рифы, чтоб вас!

Это ты, боцман?

Хелло, это ты?

Легче, легче!

Держать к ветру!

Больше к ветру, ребята!

Шум моря – в промежутках.

Ставь кливера!

Топсель наверх, братцы!

И так далее, но глуше.

Розенкранц

– Выходит, плывем. (Пауза.) Темновато, а?

Гильденстерн

– Но не как ночью.

Розенкранц

– Да, не как ночью.

Гильденстерн

– Темно, как днем.

Пауза.

Розенкранц

– Ага, для дня темновато.

Гильденстерн

– Должно быть, дело в курсе. Они держат на север.

Розенкранц

– Не в курсе.

Гильденстерн

– Полярная ночь. Когда солнце за полночь.

Розенкранц

– А-а...

Голоса команды.

В глубине сцены вспыхивает фонарь: там Гамлет.

Сцена освещена неравномерно.

Можно различить Розенкранца и Гильденстерна, сидящих на авансцене; позади них – контуры парусов, снастей и так далее.

– Кажется, светлеет,

Гильденстерн

– Для ночи – не слишком.

Розенкранц

23
{"b":"26137","o":1}