ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раньше была красивой, а теперь стала шикарной. И все-таки… И все-таки ничто не могло остановить появление новых морщинок вокруг глаз, которые она когда-то так ненавидела у матери. К сожалению, ничто не могло вытравить из ее тела злосчастную опухоль, которая даже сейчас, пока она дома, забирает в свои цепкие щупальца ее судьбу.

— Вот уж не ожидал застать тебя дома.

Пи Джей подпрыгнула от неожиданности. Она не слышала щелчка замка. В сумраке гостиной стоял Боб.

Сердце у нее отчаянно забилось.

— Как ты меня напугал!

Он подошел к дивану и бросил на него ключи.

— Вот что бывает, когда оставляешь ключи постороннему человеку.

Пи Джей внимательно посмотрела на связку. Странно, но Боб был единственным мужчиной, кому она оставляла ключи от квартиры. И зачем она это делала, Пи Джей понятия не имела.

— По крайней мере не застукал тебя с другим.

— Что? — недоуменно спросила Пи Джей.

Она никак не могла понять, что он здесь делает. Боб уселся на диван рядом с ней.

— Шутка. Ну, как прошло?

— Что именно?

— Твое деловое свидание. Ты вернулась раньше, чем я предполагал.

Пи Джей чуть отодвинулась от него.

— Нормально, — сказала она.

— Еще не поздно отправиться на Лонг-Айленд.

Пи Джей отрицательно покачала головой:

— Не думаю, Боб. У меня болит голова.

— У тебя? Голова? — Он расхохотался. — Расскажи кому-нибудь другому. — Он включил настольную лампу и повернулся к Пи Джей. — Да ты плакала!

Пи Джей поспешно вытерла щеки.

— Нет.

— Нет, плакала, — повторил он, коснувшись ее лица. — Что случилось?

— Ничего. Настроение плохое.

— Раньше за тобой такого не наблюдалось.

Она пожала плечами и встала.

— Это говорит о том, что ты плохо меня знаешь.

Она подошла к стене и поправила висевшую на ней репродукцию Моне. Ее сокровенной мечтой было иметь оригинал этого художника. Она собиралась, когда разбогатеет, вложить в него деньги, но теперь…

— Что происходит, Пидж?

Она не любила это обращение к ней — Пидж. В детстве так называл ее младший брат.

Она опять покачала головой.

— Я же сказала, ничего.

Она закатала рукава халата. К правой руке прилип кусочек ватки в том месте, где брали кровь. Пи Джей поспешно согнула руку, чтобы Боб ничего не заметил.

— Поезжай один, — сказала она, поворачиваясь к нему спиной. — Я страшно устала. Неделя была тяжелой.

Он в недоумении посмотрел на нее.

— Ну пожалуйста, Боб.

— И не подумаю, пока ты не скажешь, что происходит.

Пи Джей почувствовала нарастающую злость.

— Помимо работы, у меня есть еще и личная жизнь.

— Я полагал, что имею к ней некоторое отношение.

Внезапно у нее разболелась голова. Пи Джей осторожно помассировала виски. Она любила Боба, даже больше, чем нужно, и меньше всего хотела поссориться с ним, особенно сейчас, когда впереди назначение на новую должность.

Она взглянула на него. Он был на четыре года старше ее и хотя не так красив, как большинство мужчин, с которыми она встречалась, но тоже по-своему хорош. Чувствовалось, что это уверенный в себе мужчина, надежный и верный друг. Пи Джей нравилось, что рубашки его всегда накрахмалены, что от него всегда приятно пахнет дорогим мылом. Вне работы он бывал с ней нежен, но в рабочее время строг и требователен. Но больше всего привлекала Пи Джей в Бобе мужская сила.

— У меня появилась маленькая проблема, — проговорила она. — Не имеющая никакого отношения ни к тебе, ни к нам.

— Иди сюда, — позвал ее Боб.

Пи Джей заколебалась. Ей не хотелось рассказывать о посещении врача, но, видимо, придется сообщить, что в понедельник ее не будет на работе, скажет, что заболела.

Но о какой болезни может идти речь, если в понедельник ее ждет самое крупное повышение по службе! Ерунда какая-то. Пи Джей подошла к дивану и бессильно опустилась на него.

— Какая проблема? — голосом, полным участия, спросил Боб.

— Я… — Пи Джей несколько секунд молчала. Что же придумать? — В понедельник меня не будет на работе, — наконец произнесла она.

Боб расхохотался.

— Только не говори мне, что тебе позвонили Хансен и Хобарт и сообщили об увольнении.

— Это не смешно.

— И то, что ты плетешь, тоже. Ну-ка признавайся, что у тебя случилось в период с обеда до конца дня! Почему тебя не будет на работе в понедельник?

Пи Джей села, поджав под себя ногу, и откинула с лица волосы. Интересно, догадывается ли Боб, что она уже несколько лет красит волосы, чтобы скрыть седину, добиваясь восхитительного каштанового отлива — природного цвета ее волос?

— У меня свидание, которое я не могу отменить. Пока это все, что я могу тебе сказать.

Положив руки на колени, не мигая, Боб уставился на ковер, лежавший на полу.

— Что за свидание?

Пи Джей ласково коснулась рукой его колена.

— Прошу тебя, Боб, не расспрашивай, мне сейчас не хочется об этом говорить.

Он поднял голову.

— С тобой все в порядке?

Она лишь кивнула, говорить не могла, боялась расплакаться.

— Пи Джей, я ведь не посторонний человек, не просто любовник. Ты знаешь, что небезразлична мне.

Она снова кивнула.

— Я хочу знать, что происходит. — Внезапно он рассмеялся. — Ведь если что-то не так, я имею право знать.

А если ты и дальше будешь держать меня в неведении, воображение у меня разыграется и я напридумываю черт знает что.

Внезапно раздался звонок в дверь.

— Это привратник, — сказала Пи Джей, радуясь временной передышке.

— Ты кого-нибудь ждешь? — спросил Боб голосом, лишенным участия.

— Нет, — уверенно сказала Пи Джей и, поднявшись с дивана, подошла к переговорному устройству.

— Хоть не сказала: «Слава Богу, кто-то пришел», и на том спасибо, — попытался пошутить Боб.

Пи Джей нажала кнопку на стене.

— Слушаю, Вольтер.

— Мисс Дэвис, к вам какая-то дама.

— Кто?

— Ее зовут миссис Ренделл. Джессика Ренделл.

Пи Джей нахмурилась. С таким именем она никого не знала.

На другом конце послышались отдаленные голоса, потом опять раздался ясный голос Вольтера:

— Говорит, что вы знаете ее как Джессику Бейтс. Из Ларчвуд-Холла.

Пи Джей похолодела. Ноги подкосились, но память тут же перенесла ее в прошлое. Джесс Бейтс. Ларчвуд-Холл.

Она сама — двадцатилетняя девушка. Мать.

Отец. Его нежность, такая родная, уже полузабытая улыбка.

Ребенок. О Господи, ребенок…

Прислонившись к стене, она хватала открытым ртом воздух и продолжала нажимать кнопку. Боб подскочил к ней, обнял за плечи.

— С тобой все в порядке?

Пи Джей обернулась.

— Что?

— Ты кричала, — пояснил он. — Пи Джей, ради Бога, скажи, что происходит!

Она покачала головой.

— Сейчас не самое удачное время, — хриплым голосом ответила она Бобу.

В переговорном устройстве что-то щелкнуло.

— Пи Джей, — послышался женский голос. — Я только на минутку, открой, пожалуйста, дверь.

Пи Джей взглянула на Боба, пытаясь остановить мечущиеся мысли. Коснулась рукой правой груди. Ну почему все свалилось на нее одновременно?

Дотянувшись до кнопки, Боб сам нажал на нее.

— Попозже, — бросил он.

Пи Джей почувствовала, что еще немного, и она упадет в обморок. Джесс Бейтс здесь… После стольких лет… Может, Джесс больна? «Да нет же, — тут же отбросила Пи Джей эту мысль. — Это я больна!» Но может, Джесс нуждается в ее помощи? Пи Джей ощутила, как в ней просыпается теплое чувство, сродни нежности. Они были вместе в самый черный период их жизни, делили радости и горести.

«Если бы я еще верила в Бога, — подумала Пи Джей, — я была бы убеждена, что это он посылает ко мне сейчас Джесс, чтобы помочь мне, это он возвращает мне подругу…»

Порывисто повернувшись к переговорному устройству, Пи Джей нажала на кнопку.

— Вольтер! — позвала она.

— Да, мэм?

— Эта женщина все еще здесь?

— Она ушла, мэм.

— Догони ее, — попросила она. — И пришли ее ко мне.

15
{"b":"26138","o":1}