ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она подошла к столу, уставленному закусками, положила на тарелку краба и несколько ломтиков авокадо и направилась к раздвижным стеклянным дверям, попутно размышляя над тем, что никогда не видела, чтобы кто-то ел здесь нормальную еду, хотя живет она в Лос-Анджелесе давно.

Она вышла на веранду и чуть не споткнулась о двух юных любовников-гомосексуалистов, исступленно целовавших друг друга. Это еще раз доказывало, что жизнь — дурацкая штука. Скинув туфли, с тарелкой в руке она спустилась по деревянной лестнице на пляж.

На душе было неспокойно, однако Джинни понимала, что вряд ли когда-нибудь сможет обрести душевное равновесие. В январе ей исполнится сорок три года, но она до сих пор не может понять, для чего живет на свете. Опустившись на песок, она принялась жевать краба, устремив невидящий взгляд в безлунное море. Джейк оказался лучшим из ее мужей, а их было трое. С ним она прожила пять лет — дольше, чем со всеми остальными. Запросов у него было меньше, чем у других мужей, однако его заветной мечтой было подчинить ее себе целиком. Джинни предстояло решить, стоит ли так дорого платить за финансовую стабильность.

Покончив с едой, она выбросила тарелку в море и уселась поудобнее, подтянув колени к груди. Песок тут же впился в ее тело, как осколки стекла. Приглушенно доносились отрывки пустого разговора.

— Так и думал, что ты сюда сбежишь, — послышался из-за спины голос Джейка.

Джинни подняла голову — его фигура, освещенная лившимся из окон ярким светом, четко вырисовывалась на фоне темнеющего неба.

— Мне там противно было, — призналась она.

Он опустился рядом с ней.

— Я знаю, что ты ненавидишь эти вечеринки. Я прошу тебя присутствовать, когда это действительно необходимо.

— Знаю.

Он попытался обнять ее за голые плечи. Джинни отшатнулась.

— Тебе не холодно? — удивился он.

— Нет.

Он убрал руку.

— Джоргенсону ты понравилась.

— Не знаю, зачем он тебе понадобился, — заметила Джинни. — У тебя ведь есть работа.

Джейк покачал головой.

— Дело не в самой работе, а в той выгоде, которую она может дать. Джоргенсон — широкая натура, у него связи по всему миру.

— Но тебе уже почти шестьдесят, Джейк. Зачем тебе эти треклятые деньги? У тебя их до конца дней хватит.

Джейк поморщился, словно его ударили.

— Чтобы ты делала прически за сто долларов и покупала платья за полторы тысячи, в которых потом валяешься на песке. Их нужно намного больше, чем ты думаешь.

Джинни посмотрела на свое платье. Джейк немного ошибся — платье стоило не полторы тысячи, а две триста.

— И потом, чем я должен заниматься в твоем понятии? — продолжал Джейк. — Торчать с тобой целыми днями дома? Или болтаться по разным клубам?

— Мы могли бы путешествовать, — сказала Джинни, глядя в сторону океана. — В Монте-Карло, Гонконг, Рио, да куда угодно! Лишь бы уехать из этой чертовой дыры!

Жить, а не прозябать.

Помолчав секунду, Джейк проговорил:

— Смотреть на твои развлечения с очередным барменом?

Джинни промолчала. Они никогда не разговаривали на эту тему, но она знала, что Джейк догадывается. Однако он ни разу не упрекнул ее. В свои шестьдесят ему уже было не до любовных утех: ни желания, ни возможности. Поэтому он смотрел на ее увлечения сквозь пальцы. Почему бы девочке не позабавиться, если это доставляет ей удовольствие?

Удовольствие она и вправду получала, особенно вначале.

Джинни вспомнила лицо бармена и улыбнулась — вот увидеть бы Джейку происшедшее несколько минут назад!

— Кроме того, Джинни, — голос Джейка вернул ее к действительности, — дело не только в деньгах, но и в других благоприятных возможностях.

— Это каких же? Посещать треклятые вечеринки?

— Нет, находиться в гуще событий. — Немного помолчав, он добавил:

— Так сказать, не выпасть из игры.

— О Боже! — прошептала Джинни, запуская пальцы в песок. Потом встала, отряхнула платье. — Я хочу домой.

Джейк тоже поднялся.

— Подожди, Джинни.

Она обернулась.

— Почему ты не хочешь поехать со мной? Лучше провести несколько недель в Напе, чем болтаться без дела в Лос-Анджелесе.

Джинни расхохоталась.

— Не могу. Ты же знаешь, у меня благотворительная работа.

Джейк искоса взглянул на нее.

— Не выношу, когда ты врешь.

— Да брось ты! Джоргенсон ничего не узнает, только подумает, какая у тебя идеальная жена.

— Джинни…

Круто повернувшись, Джинни зашагала к дому.

— Я не поеду на этот чертов виноградник, и не надейся, — бросила она через плечо. — Скажи спасибо, что сюда пришла.

Она спустилась по ступенькам, удивляясь своему поведению по отношению к Джейку. На самом деле ей хотелось только одного — поехать домой, выпить снотворного и лечь в постель.

По дороге домой оба молчали. Но когда Джейк вырулил на круговую подъездную дорожку, ведущую к дому в каньоне» у обоих вырвался возглас негодования и возмущения.

— Этого только не хватало! — вырвалось у Джейка.

— О Господи! — воскликнула Джинни.

Поводом для подобной реакции послужил красный «порше», стоявший у входной двери. Джейк поставил машину неподалеку, и они вышли. В молчании они подошли к двери. Джейк отпер дверь. Изнутри доносились громкие звуки рэпа. Они вошли в холл. Налево была гостиная. Посреди нее на подушке лежал Брэд. Он балдел под оглушительный грохот стереосистемы, барабаня пальцами по абиссинскому ковру.

— Как ты попал сюда? — закричал Джейк, стараясь перекричать исступленно орущих певцов.

Брэд обернулся и помахал ему рукой.

— Привет, папуля! Как поживаешь?

Даже с такого приличного расстояния было видно, что он изрядно выпил.

— Оставь его, Джейк, — сказала Джинни. — Пошли спать.

Не слушая ее, Джейк ворвался в комнату и выключил музыку.

— Вставай и убирайся из моего дома! — бросил он сыну.

Брэд повернулся на бок. На нем были поношенные тесные джинсы и белая рубашка, которая распахнулась на груди, открывая мускулистую грудь и плоский живот. Когда он поворачивался, послышался звук золотых цепей.

«Какая фигура, — подумала Джинни. — И такому кретину досталась».

— А нельзя ли поласковее со своим единственным сыном? — заметил он с укоризной.

Джинни поняла — Джейк сейчас взорвется. Для этого ему было достаточно одного взгляда на Брэда.

— Отдай ключи, — потребовал он.

— Какие ключи?

— Которыми ты открыл дверь. Давай!

Брэд расхохотался.

— Старик, никаких ключей у меня нет. Я и без них могу без проблем попасть в любое место.

— А как тебе удалось проскочить через систему охранной сигнализации?

— Ты забыл, что я прожил здесь двенадцать лет? Я знаю код.

— Я его сменил.

— Подумаешь, какая проблема, — сказал Брэд, пожав плечами. — Я перерезал провод. Можешь возбудить в отношении меня уголовное дело.

Рассвирепев, Джейк схватил его за руку.

— Ну-ка поднимайся и убирайся отсюда!

Брэд в долгу не остался, тоже вцепился в отца.

— Полегче, старик.

Джинни, вздохнув, подскочила к ним и попыталась расцепить отца и сына, уже готовых подраться.

— Джейк, пошли. Брэд, оставь его в покое!

Оба взглянули на нее.

— Очаровательное платьице, мамуля, — заметил Брэд. — Вот только где у него юбка?

Джейк со всего размаху дал Брэду пощечину. Тот упал навзничь, выпустив его руку.

— Что тебе нужно, Брэд? Зачем ты сюда явился? — крикнула Джинни, поставив руки на бедра. Щеки ее пылали.

Повернувшись, Джейк подошел к камину и встал к нему спиной, гордо расправив плечи. Брэд сел и потрогал место удара.

— Моя старуха вышвырнула меня, — тихо сказал он.

Джейк громко фыркнул.

— Мне нужно было где-то переночевать. — Он посмотрел в сторону отца. — Вот я и решил: самое лучшее — вернуться домой.

— И очень зря, — сказала Джинни, стараясь не смотреть на темные волоски, курчавившиеся на его мускулистой груди.

— Кроме того, — продолжал Брэд, — я хотел поговорить с отцом о маленьком деловом предложении.

19
{"b":"26138","o":1}